Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Олег Саленко: «Если продам свою Золотую бутсу, не перестану считаться ее обладателем»

    Олег Саленко, первый человек, забивший сразу пять голов в одном матче на чемпионате мира, закончил карьеру в далеком 2001-м, но до сих пор не выпадает из новостных лент. Активная работа на телевидении и мелкие общественные дела сменяются громкими историями: то Саленко задумает продать Золотую бутсу, то обвинит киевское «Динамо» в договорняке. Sports.ru связался с футболистом, вошедшем в историю, и узнал, как у него дела.

    Депутат, VIP-сауна

    ― Олег, где вы, как вы?

    ― Я в Киеве, все хорошо. С работой пока все так же, как и раньше: занимаюсь своими делами, играю за ветеранов киевского «Динамо», выступаю на телевидении. В общем, все крутится вокруг футбола.

    ― «Своими делами» ― это какими?

    ― У меня есть небольшой бизнес, держу оздоровительный центр, скажем так (ухмыляется). VIP-сауна называется. Но телевидение, в любом случае, отнимает больше времени: сейчас все готовятся к Евро, так что спортивных программ, которых и раньше было много, теперь целая куча. Меня приглашают в роли эксперта и на обзоры чемпионата Украины, и зарубежных лиг, и сборных. Плюс недавно я вошел в комитет по борьбе с курением на футбольных матчах. Так что я теперь, можно сказать, общественный деятель.

    ― Чем конкретно вы занимаетесь в этом комитете?

    ― Ну, езжу на различные мероприятия, выступаю. Вот завтра будет открытие Олимпийского стадиона в Киеве, наша организация тоже там будет. Сейчас УЕФА активно борется за здоровый образ жизни. Я считаю ― давно пора. Хотя в нашей действительности ее, конечно, будет сложно применить. Завтра посмотрим, как все сложится на стадионе.

    ― VIP-сауны, борьба с курением ― это все так увлекает или просто не находится ничего другого?

    ― Нет, интересно, конечно… Хотя я все больше отдаляюсь от спорта и ухожу в политику. Я раньше не хотел в это лезть, но сейчас, в принципе, меня это интересует. Я же еще пять лет назад баллотировался в депутаты. Решил, что если в футбол не зовут, пойду по этой линии.

    «В спорте учат благородству, чести. А в политике главное результат ― любыми средствами»

    ― Что за история с депутатством?

    ― В 2006 году, когда в Киеве можно было стать районным депутатом, баллотировался от одной партии, блока Костенко-Плюща. Но не прошли мы, в итоге, полпроцента не хватило. Может, в скором времени, опять попробую туда пробиться.

    ― Зачем вам политика? Действительно интересно?

    ― Просто я только начинаю вникать во все это. Скажу так: мне интересны какие-то небольшие проекты. Но, конечно, когда глубже погружаешься, становится… не очень интересно, особенно после спорта. Трудно перестраиваться, потому что здесь совершенно другие правила, не всегда хорошие.

    ― Например.

    ― Взять те же выборы: вместо того, чтобы выбирать, люди стараются закопать друг друга. Для того, чтобы достигнуть результата, люди готовы на все.

    ― Разве в спорте не так?

    ― В спорте учат благородству, чести. А в политике главное результат ― любыми средствами.

    Договорной, пьяный

    В мае-2011 Саленко вляпался в очередной скандал. Выкатившись на телеэкран в кресле эксперта программы Савика Шустера, ветеран сперва назвал матч «Динамо» (Киев) ― «Ильичевец» договорным, затем принялся за не самые внятные объяснения, а под конец и вовсе пустил в качестве аргумента историю из личного опыта, заявив: «Я сам играл договорняки, знаю, как это происходит».

    Следующим утром украинские медиа взорвались: передовицы ведущих спортивных газет кричали о «крупнейшем скандале в украинском футболе», а интернет призывал гнать Саленко не только с ТВ, но и из прочих общественных мест. Решающий удар по экс-футболисту нанесет капитан Киева Александр Шовковский, чей монолог (не менее огненный, чем письмо пресс-службы БАТЭ Василию Уткину), взберется на топ официального сайта «Динамо». Гневная речь вратаря начиналась словами «Мы живем в свободной стране», а заканчивалась так: «Нам стыдно за такого «динамовца».

    ― Стыдно ли вам за то выступление?

    ― Мне? Состоялся матч, который всех удивил, и никто не понимал, как мог случиться такой результат. Я высказал свое предположение, сказал, что «Динамо» не имело права проигрывать такой матч. А дальше пошла политика ― никто ни в России, ни на Украине не знает, как нужно бороться с договорняками. У нас официально считается, что этого нет.

    «Когда становишься публичной фигурой, нельзя говорить то, чего ты не можешь доказать»

    ― Все это прекрасно, но через несколько дней после эфира говорили о том, что вы собираетесь принести извинения. За что же вы тогда извинялись? Или не извинялись?

    ― Это опять пошли частные дела, которые называются политикой. Все писали, что им в голову взбредет.

    ― Так вы извинялись или нет?

    ― Я извинился за то, что говорил резко.

    ― Ага.

    ― Просто потому, что когда ты становишься публичной фигурой, общественным и политическим деятелем, нельзя говорить то, чего ты не можешь доказать.

    ― Обвиняя «Динамо», вы знали что-то, чего не знали другие, или просто основывались на увиденном?

    ― Опять же: в нашем мире никто не может ни о чем знать. Я теперь официально говорю: знать может только тот человек, который находился внутри или который занимался расследованием. Я этим не занимался. Но и в чемпионате России, и на чемпионате мира были такие моменты: командам нужна ничья и они ее играют. Об этом все знают, но предпочитают не говорить.

    Претензии к шоу, устроенному Саленко в вечерний прайм-тайм, сводились не только к неожиданным откровениям футболиста. Главное, в чем обвинялся прославленный ветеран ― заплетающийся язык и чересчур игривое настроение, уместное скорее в VIP-сауне, чем на телеэкране. Прямым текстом об этом говорил и Шовковский, и прочие критиковавшие Саленко люди.

    ― У многих сложилось впечатление, что вы пришли на эфир не совсем трезвым. Это действительно так?

    ― Сложилось впечатление? Это то же самое, что у меня сложилось впечатление, будто игра была договорной. Это пустое говорение, и я на такое даже не обращаю внимания.

    ― И все-таки.

    ― Если бы я был пьяным, меня не пустили бы на передачу. А после этого случая меня приглашали на телевидение даже чаще, чем раньше. Вот и все.

    Золото, 6:1

    ― Золотая бутса, которую вы грозились продать, по-прежнему с вами?

    ― Да, стоит сейчас у меня дома, здесь, в Киеве. Было предложение от шейхов, но не срослось. А сейчас я всю эту историю чуть притормозил. Посмотрим. В любом случае, люди знают, что я не прочь с ней расстаться ради хорошего и интересного проекта: например, какого-нибудь ветеранского турнира в том же Питере, чтобы бутса потом оказалась в музее «Зенита». Конечно, жалко будет. Но я готов.

    «Я не прочь расстаться с Золотой бутсой ради хорошего и интересного проекта»

    ― Есть ли какая-то спортивная реликвия, с которой вы бы ни за что не расстались ― кубки, медали?

    ― Нет. Все, что мы завоевали, давно записано в истории. Эти вещи ― просто вещи, ничего больше. От того, что я продам свою Золотую бутсу, я не перестану считаться ее обладателем. Я к этому спокойно отношусь.

    ― По большей части, о вас вспоминают только в контексте знаменитой игры с Камеруном. Вам это, наверное, уже надоело?

    ― Да нет, я же понимаю, что люди запоминают только самое главное ― был бы у меня Золотой мяч, говорили бы только о нем. Золотая бутса ― тоже на первом месте. Это нормальная вещь. Никто же не будет вспоминать, как я играл в «Зените» или в «Динамо». В те же ветеранские команды, за которые я играю, приглашают только тех, кто становился чемпионом или еще как-то выделился, потому что их запомнили.

    ― Эпизод вашей карьеры, вопросы о котором вы хотели бы слышать чаще, чем о пятерке голов Камеруну?

    ― Был один матч… Финал кубка СССР 90 года, в котором мы обыграли «Локомотив» 6:1, а я сделал хет-трик. Об этом тоже вспоминают, но те болельщики, что постарше. Да и то, в основном, когда я приезжаю в Россию.

    15 тысяч

    ― Вы не раз говорили о том, что хотите тренировать, но до сих пор занимаетесь чем угодно, но только не этим. Совсем нет предложений?

    ― Совсем недавно было одно, но… Понимаете, тренерское сообщество в таких странах, как наши, это тоже серьезная компания. Есть ведущие команды, в которых работают знаменитости. А есть все остальные, и там работают те, кто наиболее приближен к руководству, у кого есть знакомые.

    ― У вас нет знакомых?

    ― Тех, кто занимается этими делами ― нет. Я все-таки на Украине не так много играл. Да и с тех пор, когда я закончил, пришло много новых людей.

    ― Если предложат тренировать первую, вторую лигу, пойдете?

    ― Я бы пошел куда угодно. Только в первой лиге сейчас вообще нет денег, и туда стараются пропихнуть своих, земляков, чтобы особо не тратиться на тренеров. Да, и вряд ли президентом клубов нравятся мои прямые выступления на ТВ. Сейчас много тренеров, которые переходят из команды в команду, работают просто так, и всех это устраивает. А я считаю, что хороший тренер должен иметь свое мнение, не должен бояться его высказывать. Не все так думают, к сожалению, кто-то этого боится.

    «Хороший тренер должен иметь свое мнение, не должен бояться его высказывать»

    ― У вас много друзей среди украинских тренеров?

    ― С ребятами моего поколение мы прекрасно общаемся. С тем же Юрой Максимовым, который тренирует «Кривбасс», Лехой Михайличенко, который недавно стал спортивным директором «Динамо». С Юрой Калитвинцевым тоже. Плюс со многими встречаемся, когда играем за ветеранские команды.

    ― Играете часто?

    ― Летом ― да, зимой пореже, конечно. Вот сейчас снова собираемся в России ― мы раз в год летаем в Новый Уренгой к «Газпрому», а сейчас полетим в Новосибирск, 24-го должна быть игра. А летом и в Турцию на турниры летаем, где вместе с нами играет команда звезд «Спартака» и все остальные. Это очень приятно ― встречаться со старыми друзьями. Плюс, какие-никакие деньги. Хотя в России платят гораздо больше, это я точно знаю.

    ― Самые запоминающие ветеранские матчи?

    ― Однажды в Норильск летели почти двое суток, погоды не было. А когда прилетели, играли с мини-футболистами ― тогда у них в городе была сильная мини-футбольная команда, которая захотела нам что-то доказать. На большом поле мы их обыграли, конечно. А после матча они начинают: а теперь давайте на маленьком сразимся, у вас там нет шансов. Естественно, не зная, что в нашей команде были и те, кто еще в СССР в мини-футбол играл (улыбается). В общем, и на большом, и на маленьком их сделали. А еще запомнил, как в прошлом году мы в Каменец-Подольск приехали. Так на нашу игру 15 тысяч собралось! И это учитывая, что в городе живет не больше сорока. Сейчас основная команда у Киева не всегда сколько собирает. А нас до сих пор помнят.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы