Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Портрет в интерьере

    Домашнее поражение от «Интера» обнаружило беспомощность Алексея Березуцкого против Юто Нагатомо, небезнадежную, но малополезную игру Вагнера и Думбия в атаке, а главное — разницу между соперниками в классе. Андрей Талалаев в колонке на Sports.ru объясняет, почему тактика игры армейцев в нападении была оправданной, как Алан Дзагоев проявляет в центре и на фланге и что все-таки помешало ЦСКА набрать в этом матче очки.

    Портрет в  интерьере
    Портрет в интерьере

    Как и многие другие, я тоже предполагал, что ЦСКА вполне может удачно сыграть с нынешним «Интером». Подчеркну, не победить, а хотя бы набрать очки: вничью сегодня сыграть нашей команде было в принципе по силам. Те, кто действительно переживают за ЦСКА, вряд ли уж так убиты горем, потому что армейцы показали хорошую, содержательную игру в атаке и, наверное, подтвердили аксиому: более мастеровитые исполнители (которых у «Интера» как раз достаточно) реализуют свои моменты и превосходство над соперником в классе. У ЦСКА в атаке тоже достойные футболисты, но разница между нападением наших и обороной «Интера» не так заметна, как между атакой гостей и нашими Игнашевичем, Березуцкими и Набабкиным. Ведь не так и много было допущено нами позиционных ошибок (за вычетом разве что гола Паццини), и голевых моментов ЦСКА создал не меньше, но сказывалось высокое индивидуальное мастерство футболистов «Интера»: они обыгрывали один-в-один, они лучше открывались, один игрок проходил через двоих соперников.

    Как и многие другие, я тоже предполагал, что ЦСКА вполне может удачно сыграть с нынешним «Интером»

    В первые полчаса у нас с «Интером» моментов было поровну — по 3; просто мы свои не использовали, а у соперника получились два быстрых гола. А начинать переламывать игру с 27-й минуты при счете 0:2 гораздо сложнее, чем играть с чистого листа. Попади Думбия не в штангу, а в створ, назначь пенальти арбитр — и все могло пойти по-другому. То есть моменты-то армейцы создавали, нельзя сказать, что в атакующем футболе мы уступали. А вот в переходе от обороны к атаке «Интер» нас переигрывал, и особенно, конечно, в этом компоненте выделялся взрывной Нагатомо. Всем было понятно, что такому габаритному защитнику, как Алексею Березуцкому, против японца будет очень тяжело. Если обратите внимание, на этот же фланг смещались игроки из центра, например Сарате; то есть футболисты «Интера» очень четко понимали, чего они друг от друга хотят, как нужно действовать в атаке и что будет сделано в следующий момент. Я не говорю, что это тренерская находка Раньери, или, может быть, что по ходу игры футболисты к этому пришли: возможно, так получалось потому, что в отсутствие Щенникова у ЦСКА нет достойного левого защитника, приспособленного к различным манерам игры. Березуцкий хорош, когда противник оказывает давление, он все вынесет головой, надежно сыграет, но против быстрых, техничных, мобильных футболистов ему приходится очень сложно.

    Что касается игры ЦСКА в нападении, то могу точно сказать, что эта тактика имела под собой даже большие основания, чем в предыдущих матчах. Быстрые переводы с фланга на фланг, стремления собрать защитников «Интера» вместе и попытки образовать свободную зону для быстрого Секу или техничного Дзагоева не всегда приводили к успеху, брака было достаточно — но это мы говорим об исполнительском мастерстве. А идеи в построении игроков и их реализация были вполне заметны, просто и Вагнер, и Думбия дуют каждый в свою дуду, каждый хочет забить сам и это не всегда хорошо. Не хватало чего-то именно в заключительной стадии атаки.

    Вот смотрите. Уже при счете 2:0 «Интер» запирается на своей половине поля, оставляет впереди только одного игрока. Есть два способа преодоления такой обороны: или численное преимущество, или создание свободных зон, куда можно ворваться на скорости или на технике. Что бы наши футболисты на поле не делали, за счет перевеса в количестве игроков пройти дальше не получалось, и поэтому ЦСКА действовал по второму варианту.

    А свободные зоны в такой ситуации сами по себе не создадутся, их нужно образовывать самим. Для этого нужно вытащить оттуда игрока соперника или собрать несколько игроков куда-то в сторону. В середине это сделать очень сложно, поэтому Вагнер вынужден был опускаться по позиции ниже, как это было и в матче с «Лиллем» или с любой другой классной командой, которая умеет обороняться, которую преодолеть один-в-один крайне сложно. Именно поэтому игроки ЦСКА, дойдя до защитной линии «Интера», не сразу атаковали дальше, а, допустим, мяч доводился до лицевой или до угла штрафной, убирался под себя и настолько быстро, насколько это возможно, мяч переводился в центр или на другой фланг. Кто-то может совершать последний шаг сразу, кто-то в половину касания, как Дзагоев, а кто-то, как Секу с Вагнером, тратили два-три касания, прежде чем принять решение не просто идти вперед напролом, а играть в соответствии с командной тактикой. То есть если несколько игроков «Интера» уже занимали зону, где находится атакующий игрок ЦСКА, нужно было не просто бухнуть диагональ куда попало, а, допустим, вырезать передачу метров на 15-20 к центру или в противоположную сторону. Сегодня попыток так сыграть было совершено достаточно, некоторые из них проходили, некоторые нет, вот и все.

    По Дзагоеву… Понятно, что тренер вынужден менять позиции игроков, и в том числе ставить кого-то на не самую любимую позицию, в зависимости от наличия исполнителей. Смещение Алана на фланг — мера вынужденная: травмируются один за другим игроки, с трудом восстанавливаются после повреждений, отсюда — небольшая конкуренция. Возможно, в частности из-за этого у ЦСКА было такое большое количество брака при переходе из обороны в атаку. Когда Дзагоев оказывается в середине, играет второго опорного (эпизодически ему так приходилось делать), шансов перейти в атаку больше, а когда он смещается на край, больше остроты возникает не в переходе к нападению, не в расшатывании обороны, не при создании тех самых зон, а именно в заключительной стадии атаки.

    Уже при счете 2:0 «Интер» запирается на своей половине поля, оставляет впереди только одного игрока

    Наши недостатки — продолжение наших достоинств; в отсутствие Дзагоева в середине мы теряем креативность скорость в переходе к нападению, нестандартность, вариативность дальнейшего развития атаки, неуступчивость в борьбе. Но когда Алан на фланге, мы видели, как в первом тайме он дважды очень серьезно угрожал воротам Сезара: и удар с разворота из-под защитника, и острые прострелы с фланга, почти голевые. Понятно, что Дзагоев — не линейный форвард или хавбек, это не Гонсалес, не Быстров, не Макгиди, и ждать от него их манеры игры не приходится. Мне кажется, с тем или иным успехом, но он выполнял сегодня предписанные ему функции, и будь более удачлив и рационален, мог принести нам и третий гол.

    Тошич сейчас не показывает такую яркую и эффективную игру, как сразу по приезде сюда. Но гораздо важнее говорить о том, чего не хватило ЦСКА в целом: а не хватило командной скорости и агрессивности в средней линии, для того чтобы исключить вот эти длинные передачи в исполнении «Интера», и в свою очередь чтобы атаковать самим. Ну вот мог выйти, скажем, Цауня и не дать совершить две-три длинных передачи в развитие, атаки «Интера», добавить цепкости и плотности. Вспомните, как Малуда играет в «Челси»: да, он не обороняется, не бегает до своей штрафной, но когда он хорош, он может исключить пять-шесть длинных передач, за счет того, что быстро накрывает или загоняет соперника под неудобную ногу и не дает возможности быстро развивать атаку. Вот этого не хватает нашим командам, не только ЦСКА. Все-то как правило обращают внимание на то, что наши защитники бессильны против форвардов, когда мяч уже доставлен вперед, а природа таких моментов кроется в другом.

    Что еще мешает не просто радовать наш глаз, а еще и приносить результат, так это состояние игроков, это мастерство команды-соперника, и это своя собственная несыгранность, не до конца отработанные взаимодействия.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы