Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Александр Свинин и Ирина Жук: «Нет больше таких легких пар, как Хохлова и Новицкий»

    Александр Свинин и Ирина Жук, тренеры чемпионов Европы по фигурному катанию Яны Хохловой и Сергея Новицкого, в эксклюзивном интервью Sports.ru – о 45-минутном лимите льда в день, справедливой критике Тарасовой, семейных ссорах и костюмах, которые сшил для наших лучших танцоров модельер Вячеслав Зайцев.

    Александр Свинин и Ирина Жук: «Нет больше таких легких пар, как Хохлова и Новицкий»
    Александр Свинин и Ирина Жук: «Нет больше таких легких пар, как Хохлова и Новицкий»

    - Что чувствует тренер, когда его спортсмены выигрывают крупные турниры?

    Александр Свинин: Вы знаете, почти у всех на глаза наворачиваются слезы, и это не искусственно. Ведь в спортсменов вложен огромный труд, душа, и это счастье, если они показывают именно то, что хотелось увидеть, и даже больше. Мы чувствовали полнейший восторг! Когда ребята уже откатали, и откатали классно, мы все равно ждали оценок, затаив дыхание, так как с этой новой системой все, что угодно, может случиться, какая-нибудь нелегальная поддержка – и сразу снимают очень много баллов. Но, когда увидели, что выиграли, – внутри творилось что-то невероятное!

    Жук: «Мне всегда казалось, что в России талантливых детей намного больше, чем в Америке»

    - Расскажите, как вы пришли тренировать?

    А.С.: Мы оба профессиональные спортсмены, входили в сборную СССР, участвовали на чемпионатах Европы, мира, Олимпийских играх, долгое время работали в ледовом театре Тарасовой.

    Ирина Жук: Тренерами мы быть не планировали. Я думала, что смогу стать постановщиком, буду делать детишкам программы, потому что я это очень люблю. Но так получилось, что в театре в Англии, где я работала, меня попросили позаниматься с цирковыми ребятами, которые плохо стояли на коньках, но делали очень интересные трюки, и вот я с ними занялась какими-то шагами. И мне так понравилось!

    Я даже не ожидала от себя. И почему-то у меня именно тогда мелькнула мысль, что нужно попробовать стать тренерами. И мы не в Англии решили работать, а именно в России, хотя предложений было много. То ли мы устали ездить уже, то ли… Не знаю… Мне еще всегда казалось, что в России талантливых детей намного больше, чем в той же Америке.

    А.С.: Я хочу добавить, что мы выбрали Россию еще и потому что у нас здесь много друзей, родственников, хотя многие наши друзья работают и в Америке… Но, знаете, Россия – это все-таки наше, родное. И мы нисколько не жалеем, хотя было и сложно на первых порах. Даже приехав в Америку, все равно пришлось бы пройти школу выживания. Но сейчас мы нисколько не жалеем, у нас создалась очень хорошая группа: шесть пар и все такие талантливые, симпатичные ребята!

    - Яна с Сережей – это ваш первый тренерский опыт?

    И.Ж.: Нет, у нас была до них пара: мальчик русский, а девочка наполовину француженка, и мы с ними начинали, пробовали… Условий у нас тогда не было никаких, льда не было… Выступали они за Францию, и мы даже туда несколько раз ездили на местные соревнования.

    А.С.: В общем-то, они и подвигли нас на тренерскую деятельность, потому что когда мы только решили начать, то к нам пришла мама ребят и сказала, что есть такое предложение – потренировать эту пару, но при условии, что выступать они будут за Францию. Нам это все равно было интересно, и мы ездили на французские соревнования и там, кстати, впервые столкнулись со всем тем, что сейчас происходит за кулисами фигурного катания.

    И.Ж.: Да, это был наш первый опыт. И мы поняли, что там все еще похлеще, чем в России.

    Свинин: «Во Франции впервые столкнулись с тем, что сейчас происходит за кулисами фигурного катания»

    - А как к вам попали Яна с Сережей?

    И.Ж.: Они в паре катаются уже лет семь, а у нас – пять с половиной.

    А.С.: Они катались до этого у тренера Филиной на стадионе «Юных пионеров». И так получилось (Яна нам сама рассказывала), что как-то она пробралась к нам на тренировку (ведь мы посторонних не пускали), спряталась, посмотрела и после этого сказала, что нашла своих тренеров. Они с Сережей приехали к нам домой. Мы им сразу сказали, что, кроме спортивных достижений, у нас пока ничего нет. У нас даже льда не было. И они пошли на все это.

    И.Ж.: У нас было всего 45 минут льда в день, а иногда даже приходилось снимать лед на массовом катании… Мы обошли столько кабинетов! Только когда ребята начали показывать результаты, на нас как-то обратили внимание и стали хотя бы выделять лед. А вначале было очень тяжело.

    А.С.: Тем не менее, это была хорошая школа, мы вместе прошли через множество испытаний. Так что Яна с Сережей не являются такими тепличными растениями, как это часто бывает, и, может быть, поэтому сейчас им легко преодолевать трудности.

    - А как вы думаете, что помогло им так быстро войти в элиту мирового фигурного катания? Какие качества помогают Яне с Сережей выигрывать?

    И.Ж.: Их главное качество, на мой взгляд, – это безумная легкость. Я не знаю больше таких легких пар! Конечно же, их целеустремленность, очень хороший конек. Напористый характер Яны. Плюс к этому мы с Сашей прошли серьезную школу. Саша тренировался у Чайковской, я – у Тарасовой. Мы долго работали в театре.

    А.С.: Когда мы решили тренировать, то первым делом проанализировали ситуацию, которая сложилась в мировом фигурном катании. И решили сделать пару «по-другому», не как у всех. Поэтому Яна с Сережей оказались просто чудо-находкой. Мы поняли, что это именно то, что нам нужно. С ними можно придумывать интересные поддержки, «провозки», которые в корне отличаются от тех, что делали до нас. Это сработало, так что их заметили почти сразу, им не пришлось стоять в пресловутой очереди.

    И.Ж.: Хочу сказать даже больше. Мы сумели сломать стереотип. Ведь раньше считалось, что танцоры должны быть высокие, а мы доказали, что танцоры могут быть и маленькие, верткие, легкие, с сумасшедшими элементами. Кстати, сейчас многие пытаются идти по нашим стопам, придумывают интересные элементы. Мы способствовали определенному прорыву в танцах, я считаю. Канадцев теперь много маленьких, американцев. Не всегда хорошо, когда фигуристы высокого роста.

    Жук: «Мы сумели сломать стереотип. Раньше считалось, что танцоры должны быть высокие»

    - Некоторые специалисты считают, что Сережа отстает от Яны в мастерстве. Вы с этим согласны?

    А.С.: Не совсем. Есть такие вещи, которые у него получаются даже лучше, чем у Яны. Я бы не сказал, что он уж очень сильно отличается от нее технически.

    - В этом году над костюмами для Яны и Сережи работал Вячеслав Зайцев. Как к вам пришла идея обратиться к известному модельеру?

    А.С.: Эта идея пришла в голову Ире. У нас до этого был очень хороший модельер. Мы шили костюмы у Ольги Оськиной. Мы были довольны, но решили попробовать что-то необычное.

    - Это был политический ход?

    А.С.: Безусловно. Это была наша такая задумка, чтобы показать себя немножко по-другому.

    - Одним выстрелом убить двух зайцев?

    А.С.: Ну, да, двух Зайцевых (смех). Тарасова с ним работала. Она нас как раз и свела с Вячеславом Михайловичем.

    И.Ж.: Я каталась в группе Тарасовой вместе с Бестемьяновой и Букиным, и у них были очень необычные костюмы, они выделялись на фоне других пар. И пришла в голову идея – поработать с Вячеславом Михайловичем. Мы очень боялись, что он откажется, ведь человек занятой, всемирно известный. Ну, мало ли, может, времени не будет. А он так заинтересовался, было так приятно! Мы пришли к нему в офис. Он посмотрел на ребят, послушал музыку и сказал: «Я сделаю». Он присутствовал на всех примерках, даже откладывал свою какую-то работу на потом.

    А.С.: Вы знаете, у него все время расписано на месяцы вперед. Но при этом он всегда приходил к нам вовремя, прислушивался к нашим пожеланиям. Зайцев – великий художник, я считаю.

    Когда костюмы были готовы, было очень много споров, потому что они действительно необычные. Многим не нравилось, ведь все новое сразу не воспринимается. Зато, когда они выходят на лед, как нам говорили знакомые журналисты, все камеры и фотокамеры мгновенно обращаются к ним.

    И.Ж.: Очень многие известные люди, которые были на Сup of Russia, – Татьяна Навка, Майя Усова, Наталья Бестемьянова с Игорим Бобриным – все в восторге от костюмов. Так что достаточно противоречивые отзывы. Но с другой стороны – нам нравится, что о них говорят, хуже ведь, когда не говорят вообще. Это тоже такой своеобразный PR-ход.

    Жук: «Зайцев присутствовал на всех примерках, даже откладывал свою работу на потом»

    -Теперь давайте поговорим о вашей второй паре. Какой, на ваш взгляд, потенциал у Рублевой и Шефера? Смогут ли они когда-нибудь повторить успех Яны с Сережей?

    И.Ж.: Их почему-то у нас считают старыми. Это не совсем правильно, потому что Кате всего 23 года, а Ване всего 25. Французы получили свою первую медаль, когда Оливье Шонфельдеру было 30 лет. И вот очень обидно, когда ребята стараются изо всех сил, а их постоянно пытаются поменять на молодых.

    Я считаю, что молодые должны сначала научиться кататься и набраться опыта, а тогда уже соревноваться. Рублева-Шефер блестяще выступили на чемпионате России, заняли достойное место в сборной и доказали это на чемпионате Европы, вошли в десятку сильнейших, заняли восьмое место. Это настоящий прорыв для них. Я считаю, что у них все впереди, и кто знает, может быть, они будут даже лучше, чем Яна с Сережей. Нельзя просто так пару закапывать, как у нас это любят делать.

    А.С.: «Списывание» пар – это то, что происходит в фигурном катании сплошь и рядом. Но тем не менее к нам в Хельсинки подходили многие специалисты и говорили, что Рублева – Шефер очень сильно прогрессируют. И это действительно видно, потому что ребята стали кататься совершенно по-другому. У них очень хорошая произвольная программа. И потом… В 2014 году они еще будут молодые. Дай бог, чтобы не было травм, не подвело здоровье. И кто знает, что мы увидим в Сочи?

    - Вы работаете вместе. Как распределяются ваши обязанности? Бывают ли какие-то разногласия на рабочей почве? Вы ведь еще и семейная пара.

    И.Ж.: Да, как у всех семейных пар, бывают трения, тем более у нас еще и общая работа. Обязанности распределяем так, что в основном с Хохловой и Новицким занимается Саша, остальных спортсменов беру на себя я. Когда нужно, подключаюсь к работе с Яной и Сережей. Очень много элементов и поддержек придумывает Саша. Костяк программы делаю я. Если ему что-то не нравится (а он самый главный критик), то тут же это все мы вместе переделываем. Обязательные танцы – это Сашино поле деятельности, это его школа, он очень хорошо их знает. Ну, а творчество и безумие – это я.

    А.С.: Постановки программ у нас происходят таким образом: сначала я с Яной и Сережей набираю элементы, а потом передаю все наработки Ире. Тогда уже пытаюсь не мешать. Но все-таки я твердо убежден, что руководить процессом должен мужчина. Вы уж меня, девушки, извините.

    А столкновения, конечно, происходят, ведь находиться 24 часа в сутки вместе – это очень тяжело.

    - А кто первый идет на примирение, если ссора произошла?

    И.Ж.: Я!

    А.С.: Когда как.

    - Расскажите, какое участие в вашей работе принимает Татьяна Тарасова?

    И.Ж.: Она является консультантом сборной, поэтому, когда мы находим музыку, мы едем к ней, слушаем ее мнение. Когда делаем программы – тоже ей все показываем. Но только тогда, когда они уже более-менее готовы, так как половину работы нельзя Татьяне Анатольевне показывать. Она должна уже видеть какой-то готовый продукт. Я очень люблю, когда она начинает хлопать во время исполнения какого-то элемента, потому что это значит, что то или иное место удалось.

    Жук: «Я очень люблю, когда Тарасова начинает хлопать во время исполнения какого-то элемента»

    И.С.: И очень не любим, конечно, когда она начинает критиковать. В этом сезоне мы начали ставить программу немножко позже. Просто в прошлом году мы очень высоко задрали планку с «Лысой горой», и нам было очень сложно решиться на что-то. И когда Тарасова пришла на тренировку, программа была еще совсем сырая. Мы многое еще собирались переделывать. И, конечно же, она сразу нас раскритиковала в нескольких местах. Мы это сами видели, но все равно было обидно. Однако начали менять и сразу же поняли, что она была права. Татьяна Анатольевна нам здорово помогает, конечно. Спасибо ей за это.

    - И последний вопрос... Какова ваша самая заветная мечта?

    И.Ж.: Олимпийские игры выиграть, конечно, мы этого не скрываем.

    - Один раз или несколько?

    И.Ж.: Несколько.

    А.С.: Дело в том, что всех спортсменов, которые катаются в нашей группе, мы хотим видеть на высшей ступеньке олимпийского пьедестала.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы