android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Оксана Домнина: «Моя отдушина, к сожалению, живет в России»

Российская фигуристка, чемпионка Европы Оксана Домнина в откровенном интервью Sports.ru – о трудностях жизни в Америке, где нельзя купить мобильный телефон и получить права, тренировках на одном льду с главными конкурентами, разрезанных шнурках и песке в коньках, а также любви на расстоянии с олимпийским чемпионом Романом Костомаровым.

Оксана Домнина: «Моя отдушина, к сожалению, живет в России»
Оксана Домнина: «Моя отдушина, к сожалению, живет в России»

– Оксана, как вам с Максимом живется в Америке?

– Когда мы только приехали, на протяжении целого месяца сталкивались с огромным количеством проблем. Сначала не было ни машины, ни квартиры. Ничего не было. Дело в том, что нам дали туристическую визу, а она не позволяет ни работать, ни делать серьезные покупки. Мы даже не могли получить американские водительские права. Даже мобильный – и тот не могли приобрести. Нас гоняли от одного чиновника к другому, и везде мы сталкивались с большими трудностями.

«Когда мы приехали, не было ни машины, ни квартиры. Ничего не было. Даже мобильный не могли приобрести»

– Вам кто-то помогал решать проблемы?

– На помощь пришли тренеры. Квартиру снял Геннадий Карпоносов, машину купили на имя русского хореографа, у которого, к счастью, с американскими документами было все в порядке. Ездим по российским правам и до сих пор не знаем, законно ли это, так как полиция нас еще не останавливала.

– Какие отношения с новыми тренерами – Наталией Линичук и Геннадием Карпоносовым?

– Рабочие. Смена наставников далась нам крайне тяжело, так как Алексей Горшков для нас – почти родной человек.

– Переехать в Америку – это была ваша с Максимом идея? Или кто-то свыше настоятельно рекомендовал?

– Позволь мне не отвечать на этот вопрос. Скажу только: время покажет, было это решение правильным или нет. Сейчас же что-либо говорить рано.

– Тяжело расставались с Горшковым?

– Ох, это наша больная тема. Не лучшим образом расстались. Не успели даже поговорить, что-либо объяснить. Решение было принято за несколько недель до вылета.

– И какова была реакция тренера?

– Уже начинался сезон, был июнь месяц. К Линичук и Карпоносову перешли тренироваться олимпийские призеры Танит Белбин и Бенджамин Агосто. Если раньше какие-то подозрения у него и закрадывались, то после этого известия он окончательно успокоился. И тут такая новость! Горшков был в шоке. Говорил, что не хочет нас больше знать. Я его понимаю, это трудно, когда вчера у тебя было все, а сегодня ничего. Мне сложно говорить об этом. Сейчас я с Горшковым общаюсь и надеюсь, что наше общение продолжится. Он для меня очень многое сделал, я ему безмерно благодарна.

«Время покажет, правильно ли мы сделали, что расстались с Алексеем Горшковым»

– Получается, когда ехали в Америку, вы уже знали, что одни из ваших главных соперников тоже будут тренироваться у Линичук?

– Конечно. Нам было известно это еще до принятия окончательного решения.

– И вас это не остановило?

– Нет, ни в коем случае. В сложившейся ситуации нашлись свои плюсы. Нам нужно было, чтобы рядом каждый день тренировалась другая сильная пара. В Одинцово после ухода Албены с Максом (чемпионов мира Денковой и Ставийского – Sports.ru) мы остались вариться в собственном соку. Соперничество – двигатель прогресса, понимаешь?

Сейчас журналисты много говорят о том, что рано или поздно Наталье и Геннадию придется выбирать между двумя парами. Так вот, я считаю, что нужно кататься так, чтоб тренеру не пришлось выбирать. Думаю, это нам по силам.

– Денкова со Ставийским – это хорошо, но ведь они намного старше вас, вы учились у них, спрашивали совета. Другое дело – Белбин и Агосто. Вы с ними одного поколения….

– На льду абсолютно здоровая обстановка. Есть нормальный рабочий процесс. Ты видишь: ага, у них что-то получилось лучше, и думаешь: мы должны сделать еще лучше. Нет такого, чтобы кто-то кому-то шнурки резал или сыпал в коньки песок.

– А как ведут себя Танит и Бенджамин?

– Нормально. Я и в интервью читала, что они точно так же реагируют на наше присутствие. Они достаточно приятные, адекватные ребята. Здороваются. Улыбаются. У нас нормальные, ровные отношения.

– А тренеры отдают кому-то предпочтение?

– Нет. Наталья Владимировна достаточно опытный человек в этом плане, ведь у нее раньше тренировались Оксана Грищук с Евгением Платовым и Анжелика Крылова с Олегом Овсянниковым. Она распределяет работу так, чтобы никто не чувствовал себя обиженным. Всем уделяется одинаковое время. Она очень грамотный и профессиональный тренер.

«Нет такого, чтобы кто-то кому-то шнурки резал или сыпал в коньки песок»

– И все же хочется вернуться к проблеме «Восток-Запад». В России вы были для тренеров практически родными детьми, а как чувствуете себя в Америке?

– За океаном мы спортсмены, которые должны делать свое дело, раскрываться по полной программе и выигрывать все, что только возможно. Может, это и к лучшему. Пока мне тяжело ответить, я еще не знаю этих людей настолько хорошо, чтобы понять, держат ли они дистанцию потому, что должен быть тренер и должен быть спортсмен, или они так себя ведут в силу своих человеческих качеств. С Алексеичем (Горшковым – Sports.ru) первые два года тоже не было близких и душевных отношений. Все пришло со временем.

– Как оцениваешь катание Яны Хохловой и Сергея Новицкого, которым вы проиграли на московском этапе Гран-при?

– На самом деле не удалось посмотреть внимательно их выступления. Мы все время выступали сразу после них, надо было готовиться. А по поводу результата…. Он пока ничего не значит. Яна с Сергеем уже давно рвутся, так сказать, в первые ряды, особенно после чемпионата мира-2008.

– Как думаешь, почему публика их встречает теплее?

– В силу своих физических возможностей они делают более смотрибельные элементы. Их очень полюбили в прошлом году. И действительно, поддержки классные. Я, например, просто физически не могу такие делать. У меня и рост больше, и вес.

– Америка вас уже чему-то научила?

– Сложно сказать, пока мы преодолеваем трудности, меняем свои взгляды на фигурное катание. В чем я уверена: мы стали сильнее морально. Внутренне повзрослели.

– Как отразилось все пережитое на ваших отношениях с Максимом? Трудности сплотили?

– Не думаю. Мы как в России проводили свободное время отдельно, так и в Штатах. Мы видимся на тренировках, а после – каждый сам по себе. Но отношения у нас теплые, дружеские.

– Знакомые или друзья появились?

– Конечно, есть с кем общаться: русские фигуристы там тоже тренируются. Но это так, только на катке. Чаще всего ограничиваемся банальным «привет-пока».

– В чем отдушину находишь?

– Езжу иногда к Анне Задорожнюк в гости в Нью-Джерси. Но это только по выходным… А так, нет ее, отдушины этой. Наверное, поэтому и тяжело. Моя отдушина, к сожалению, живет в России (молодой человек, олимпийский чемпион Роман Костомаров – Sports.ru).

«В Америке Костомарова даже на каток не пустили! Линичук сказала: пусть, мол, выйдет, не надо смотреть»

– И как развиваются ваши отношения на расстоянии?

– Ой, это ужасно. Зато теперь больше ценим наши отношения. Только на расстоянии понимаешь, насколько тебе дорог человек.

– Что Роман говорит тебе, когда навещает?

– Говорит: «Зачем я тебя отпустил?» А я отвечаю: «Отпустил же, теперь поздно что-то менять».

– Он видел, как вы с Максимом тренируетесь? Давал ли он какие-то оценки катанию?

– Он видел нас только на Cup of Russia. В Америке его на каток не пустили. Представляешь, как все плохо! Когда он первый раз приехал и пришел на тренировку, Наталья Владимировна сказала: пусть выйдет, не надо смотреть. Это было очень неожиданно, так как Рома пришел именно на меня посмотреть, ему абсолютно было все равно до всего, что касается тренировочных методик. Так что он впервые увидел нас только в Москве. Сказал, что все у нас будет хорошо. И я ему верю.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы