Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Татьяна Волосожар и Максим Траньков: «Мы катаемся за славян»

    Фигуристы Татьяна Волосожар и Максим Траньков после безумного проката произвольной программы на ЧМ-2012 в Ницце долго рассказывали журналистам, каково это проиграть 0,11 балла и не расстроиться. Почему вспотел Стефан Ламбьель? Зачем французы заставляли тренироваться в шесть утра? Сколько писем пришло от болельщиков со словами поддержки? Светлана Векличева послушала героев дня и задала им несколько ключевых вопросов.

    После обидной ошибки на тодесе в короткой программе фигуристы говорили, что только что отрезали себя от борьбы за медали чемпионата мира, однако после идеальной произвольной от золота Ниццы Татьяну и Максима отделили всего-навсего 0,11 балла.

    – Этот чемпионат мира определенно сложился не так, как вам хотелось.

    Максим: Вообще он довольно странно складывался. Во-первых, парников и танцоров поменяли местами в расписании соревнований. Наверное, это было сделано ради французского танцевального дуэта, но в итоге нам пришлось вставать на тренировку в полпятого утра, а в шесть уже исполнять тройную подкрутку. Может быть, мы просто не привыкли к такому расписанию.

    Траньков: «Это наш второй сезон, а именно второй – самый тяжелвй»

    Кроме того, это наш второй сезон, а именно второй – самый тяжелый. Мы весь сезон боролись с травмами, предсезонной подготовки, по сути, вообще не было. Конечно, под конец сезона довольно быстро кончились силы, потому что без хорошей предсезонки невозможно выступать стабильно. Зато сейчас мы планируем уже буквально через неделю восстанавливаться и проводить сборы.

    Сегодня – особенный день для нас, потому что раньше мы никогда так плохо не выступали в короткой, мы ведь были восьмыми, но сумели сделать этот шаг вперед и выиграть серебро. В произвольной мы просто хотели снова быть парой Волосожар-Траньков, а не теми, кто катал короткую в среду. Наверное, после второго выброса в произвольной меня где-то захлестнули эмоции, и мы даже чуть не потеряли последнюю поддержку. Но, спасибо, силы еще оставались, и мы смогли дожать программу до конца.

    – Как именно вы настраивались на прокат произвольной?

    Татьяна: Со мной в Ниццу приехали мама и сестра, так что мы просто гуляли, старались найти мотивацию, чтобы бороться дальше.

    Максим: Кроме того, после короткой мы получили очень много писем от болельщиков со словами поддержки, так что это нам тоже очень помогло.

    – Можно ли списать неудачный прокат короткой программы на давление прессы и высокие ожидания болельщиков, ведь многие говорили, что вы едете сюда только за золотом?

    Максим: Ну вот, а после короткой в итоге вышло, что приехали хоть за что-нибудь побороться (усмехается). На самом деле, если мы хотим бороться за первые места, то подобные вещи не должны влиять на прокат.

    – Вторая китайская пара сегодня продемонстрировала четверные подкрутку и выброс. Как бороться с ними в будущем?

    Максим: Они делают сложные элементы, но нужно еще и кататься, а именно катание у них пока что очень детское. Хотя, конечно, они большие молодцы, видно, что прогрессируют. Они еще повзрослеют, и эти элементы будут сложнее даваться.

    – Вы не собираетесь принять участие в командном чемпионате мира?

    Максим: Нет, мы физически просто не сможем выдержать еще одно соревнование.

    – После проката вы беседовали со Стефаном Ламбьелем. Если не секрет, о чем?

    Максим: Он просто нас поздравил. Мы – Стефан, Таня и я – очень близкие друзья, так что он специально приехал за нас поболеть. После проката подбежал весь мокрый, сказал, что очень волновался и вспотел больше нас.

    Волосожар: «На Украине у нас тоже много болельщиков»

    – А вы не думали о том, чтобы пригласить Ламбьеля в качестве хореографа?

    Максим: Ламбьель ведь не парник. Он, конечно, помогает нам с костюмами, с поиском музыки, что-то где-то подсказывает, но о полноценной хореографии мы не думали. Пока планируем работать дальше с Николаем Морозовым, если только вдруг не найдём еще более интересный вариант.

    – Татьяна, а сложнее ли кататься за Россию, чем за Украину?

    Татьяна: Нет, в плане поддержки мне даже легче. Очень приятно, что такая большая страна за нас переживает. В Украине у нас тоже много болельщиков.

    Максим: Мы катаемся за славян. Конечно, нам важно то, что мы катаемся за Россию, но мы так же ценим и поддержку болельщиков из Белоруссии, Украины и других стран.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы