android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Юрий Романов: «Природа наградила неслабой «колотухой»

Чемпион Европы (EBU) в легком весе белорус Юрий Романов, которому 4 апреля предстоит провести защиту титула против британца Джона Тэкстона, рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту Sports.ru о своей нелюбви к крови и мясу, загадочности Сергея Ляховича и жестких, но прогрессирующих реалиях белорусского бокса.

Фото: naviny.by

- Юра, тебя не смущает тот факт, что последнее поражение Джона Тэкстона датировано 2002-м годом? После этого он провел 12 поединков и все выиграл, причем девять из них – нокаутом…

– А кто такой Джон Тэкстон? (смеется). Нет, на самом деле совсем не смущает. Я стараюсь не обращать внимания на статистику. Тем более – статистику своих соперников. Ведь побеждают не цифры, а человек. И здесь, в боксе, все зависит от тебя самого: от твоей подготовки, физического состояния, настроя. У меня с этим все в порядке, поэтому полон сил и решимости выиграть эту схватку.

- Почему, кстати, Тэкстон? Очень долго ходили слухи о том, что твоим соперником станет другой британец Амир Хан. Не знаешь, почему он передумал?

– Амир Хан сейчас восходящая звезда. Думаю, он, а скорее даже его агенты просто боятся рисковать. Ведь в боксе бывает всякое, и какой бы звездой ты не был, всегда можешь проиграть. А это удар и по имиджу, и по рейтингу. Поэтому они не хотят подставляться. Боятся, что Романов побьет Хана.

- Поединок пройдет на родине Тэкстона, это будет для тебя дополнительной проблемой, ведь в таких случаях судьи нередко помогают местному боксеру?

– Я буду отстаивать титул чемпиона Европы, поэтому рефери и судьи будут нейтральными. К тому же я уже боксировал в Англии, поэтому знаю, как ведут себя местные болельщики. Вряд ли они придумают что-то новенькое, то, что как-нибудь отразиться на моем настрое, психологическом состоянии. К тому же, мне нравится, когда болеют за моего противника. Это меня подстегивает, заводит.

«Нравится, когда болеют за противника. Это подстегивает, заводит»

- А бои с участием Тэкстона уже просматривал? Выяснил для себя его потенциал, манеру ведения боя?

– Тэкстон – боксер, скажем так, размашистый, даже медлительный. Да, есть у парня неплохой боковой удар. Так и меня природа наградила неслабой «колотухой»! (смеется). А, если серьезно, с Тэкстоном, безусловно, можно бороться. Самое главное, действовать быстро: я должен выиграть за счет скорости. Британца нужно опережать, контратаковать, как только он идет вперед, перехватывать инициативу. Ну, и поуже работать надо.

- После поражения Сергея Ляховича от Николая Валуева председатель Белорусской Федерации бокса Александр Григоров в качестве одной из основных причин поражения обозначил подготовительный период, который Ляхович провел заграницей. Мол, если бы готовился в Беларуси, все могло бы быть иначе. Не поэтому ли ты решил готовиться к бою на родине?

– Да, все это ерунда! У Ляховича реально была травма руки. Ему нужно было делать операцию еще до боя с Валуевым. Я не знаю, почему Сергей решил выйти на ринг с травмой. Может, человеку банально были нужны деньги? А по поводу подготовки в Беларуси – недалеко от Минска, в Стайках, есть отличная база. Собственно, здесь сейчас и тренируюсь. Условия – отличные. Главное было бы желание работать. А готовится заграницей или в Беларуси не имеет никакого значения.

- Отличные условия – это хорошо. Но в Беларуси не так много профессионалов. Спарринг-партнеров высокого уровня подобрать удалось-то?

«Не знаю, почему Ляхович решил выйти на ринг с травмой. Может, человеку банально были нужны деньги?»

– Да, это действительно одна из наших проблем. Но, вроде бы, в этом направлении тоже наметились кое-какие сдвиги. Обещают привезти достойных противников и из России, и из Украины. Правда, имен пока никто не называл. А так стою в паре с местными ребятами, боксирую, варюсь в собственном соку, так сказать. А что делать?! Обидно, правда, что не смог подъехать Шафиков. Он, как и Тэкстон, левша, да и манеры ведения боя у британца и русского схожи. Не получилось.

- Если говорить объективно, на сколько процентов ты сейчас готов? В какой форме находишься?

– Сейчас я усиленно тренируюсь, «нагружаюсь» по полной, и, скажем так, я хорош. Это, конечно, не предел, не потолок. Но, могу сказать, что готов процентов на 80-90. Когда снижу нагрузки, отдохну немного, надеюсь выйти на пик формы. Сейчас я просто немного тяжеловат. От нагрузок мышцы на руках и ногах забиты, и пока нет той легкости, за счет которой и собираюсь победить.

- Для тебя, кстати, важно нокаутировал ты соперника, или одержал победу по очкам?

– Я не придаю этому особого значения: по очкам – так по очкам, нокаут – так нокаут. Любая победа приятна сама по себе. Хотя, нет: победить нокаутом приятно вдвойне!

- Это будет уже твоя третья защита титула. Конечно, это престижно, но многие поговаривают, что Романов «затормозил», остановился на месте и не претендует на другие высоты – вот хотя бы на титул чемпиона мира. Что можешь ответить своим критикам?

– А что отвечать?! Пусть просто посмотрят на рейтинг. По версии WBA в своем весе я сейчас иду на первом мест и, как лучший по рейтингу, автоматически становлюсь первым претендентом на чемпионский пояс. Поэтому, если все будет нормально, через полгода попробую отобрать титул у действующего чемпиона.

- Кого считаешь лучшим в своем дивизионе сейчас, и с кем бы хотел встретиться в будущем?

– В моем весе много хороших боксеров. Я, например, лучшим считал абсолютного чемпиона мира Хуана Диаса. Cмотрел его бои, учился, старался что-то перенять. А он взял и проиграл Кэмпбеллу. Ну, вот кто такой Кэмпбелл? Еще неделю назад вряд ли бы кто ответил. А сейчас скажут: Кэмпбелл – чемпион мира.

«Через полгода попробую отобрать титул у действующего чемпиона»

- Не обидно, что боксерам-тяжеловесам уделяют больше внимания: мол, эта вершина, это престижно?

– Я бы не сказал, что тяжеловесы более популярны. И в других весах есть прославленные имена: Де Ла Хойя, Мейвезер, другие боксеры. Просто в тяжелом весе больше нокаутов, нокдаунов. Зрителю это нравится. Многие считают, чем больше мяса и крови, тем лучше. Я не из их числа. Мне, признаться, тяжелый вес не по душе. Тем более, сейчас там нет таких супербоксеров, настоящих чемпионов и звезд, какие были раньше.

- Кстати, о чемпионах. Вот взять Ляховича. Когда-то ты говорил, что не видишь его потенциала. Мол, просто парень оказался в нужное время, в нужном месте. По-прежнему так считаешь?

– Нет, нельзя сказать, что Ляхович этакий исключительный везунчик: ему одному повезло и все далось легко, а все остальные добивались титула потом и кровью. Мне тоже повезло, я тоже оказался в нужное время в нужном месте. Ведь моего боя с испанцем Диасом, могло и не быть. Но так получилось, что мы встретились на ринге, и я отобрал у него титул. После этого меня, в общем-то, и заметили. Та же ситуация и с Ляховичем: до этого его мало кто знал, но он примерил чемпионский пояс, и о нем заговорили. Он стал первым из белорусских боксеров, кому это удалось. Другое дело, что сейчас он себе думает. Повторюсь, не могу понять, зачем он выходил на бой с Валуевым травмированным.

- Стоит ли разделять мнения оптимистов, которые уверяют, что белорусский бокс закрепился в мировой элите?

– Мы, безусловно, растем, развиваемся. Это очевидно. Для сравнения, в Беларуссии сейчас два чемпиона Европы, в России – ни одного. А нашей федерации профессионального бокса всего-то года два. В той же Америке аналогичной структуре 150 лет! Но, у нас есть люди, и они много работают. Не просто ведь так это все. Растем.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы