Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Женя по агрессии напоминает Драчева». 4 главные истории про Евгения Гараничева

    Впечатлившись геройством экс-лыжника Евгения Гараничева на этапе Кубка мира в Холменколлене, Sports.ru оперативно связался с тренерами, ощутимо повлиявшими на его биатлонную карьеру, и расспросил об оригинальной технике, серийных промахах, обвинениях в срезе дистанции, финишных слезах, объятиях на вокзале и даже самоуверенности.

    «Женя по агрессии напоминает Драчева». 4 главные истории про Евгения Гараничева
    «Женя по агрессии напоминает Драчева». 4 главные истории про Евгения Гараничева

    Иван СНЕГИРЕВ, первый тренер Гараничева

    – Женя ко мне пришел десятилетним, кажется. В принципе ничем не выделялся, многим уступал. Такой случай, что как раз упорство у него сыграло, работоспособность. Классе в восьмом стал всерьез выигрывать, на области себя показывать. Он очень настойчивый: в любой ситуации, хоть в самой безнадежной, будет бороться.

    «У Жени, помимо лыж, никаких увлечений не было»

    Помню, на юношеском чемпионате России, в 2005-м вроде, он привез второму месту минуту с лишним. Наградили медалями, все нормально. А потом Женя в слезах подходит и говорит, что его обвиняют, будто срезал дистанцию. В судейской мы ругались, выясняли – подтвердилось в итоге, что чисто прошел.

    У него, помимо лыж, никаких увлечений не было. Знал, что может в гонках чего-то добиться, поэтому не распылялся. Сложностей с ним вообще не возникало, парень дисциплинированный, ответственный. Нагрузки целиком выполнял, любил даже прибавлять. Подойдет ко мне – видно, что самочувствие в порядке: «Можно я еще километрика два-три пробегу?». Измерили пульс – ну пробеги, ради Бога!

    Я и сейчас с его мамой постоянно вижусь. Женя звонит часто, приезжает – и сразу: «Иван Игоревич, я там-то, когда встретимся?»

    По поводу предложения перейти в биатлон Губерниев перегибает в эфире, там немножко другая ситуация была. Мы сели вместе, подумали, решили рискнуть. Я созвонился с Аликиным и Гербуловым. Они посоветовали ехать в Тюмень: мол, тренерский состав хороший, условия. Можно жить спокойно, не рискуя без денег остаться.

    Олег Перевозчиков – старший тренер лыжной сборной – говорил: «Женя у меня железный эстафетчик, на сто процентов в нем уверен». Гараничев многое внес в чемпионскую эстафету: они проигрывали прилично, а Женя перегнал, приехал лидером, на финише никакой упал, лежал минут пять в снегу.

    Он подолгу не «грузится» насчет стартов: разложим, разберем – и забудем. Неважно, победа или провал. Бывало, что после некоторых успехов самоуверенность проявлял, а потом проигрывал, но вовремя все понимал. «Заносов» не случалось у него.

    Владимир АЛИКИН, олимпийский чемпион, один из инициаторов перехода Гараничева в биатлон

    – Я с Гараничевым особо не работал. С моей стороны было просто предложение его тренеру – Снегиреву – перейти в биатлон. Женя хотел этого, принял решение. Его вроде бы позвали в Москву, а я сказал, что если он хочет прогрессировать, то лучше выбирать Тюмень, ехать к Кугаевскому. Там есть все: экипировка, деньги, помогут с квартирой.

    «Я чувствовал, что из Жени что-то может получиться»

    Я за Женей следил. Чувствовал, что что-то может из него получиться. Он такой же резкий, как я был в свое время. Допустим, Леша Волков – он не резкий, плывет, медленно двигается… А у Жени все дын-дын-дын, как у Чудова, Устюгова.

    Он человек неизбалованный, из поселка. Там нечего делать, завод стоит, люди на пособия живут. Привык к домашнему труду. Он глядит на таких, как я, пример-то есть, поэтому стремится. Школа там хорошая, я помогал ей, чем мог. За год выходили нормальные деньги для поселка: на ботинки, смазки, парафины.

    Думаю, он теперь чувствует, что готов бороться с лидерами. Это его психологию укрепило, плюс выполнил отбор на чемпионат мира, груз с плеч тоже спал.

    Максим КУГАЕВСКИЙ, личный тренер Гараничева

    – Насколько я знаю, решение о переходе в биатлон принимал сам Женя – вместе со Снегиревым. С одной стороны, в лыжных гонках он был чемпионом мира, а с другой – не попал в состав к Юрию Бородавко. Оказался немножко не востребован. Прошло четыре года уже с тех пор.

    Я услышал от Аликина, что есть интересный лыжник, который хотел бы заниматься биатлоном. А потом Евгений на меня вышел, договорились встретиться в Тюмени. Я их встречал прямо на вокзале в апреле 2008-го. Женя спустился, маленький такой, чернявый и говорит: «Максим Владимирович? Вы теперь мой тренер», – и обнимает меня. Я видел, что даже Снегирев удивился.

    Тренером по стрельбе у Жени стал Павел Муслимов. В мае мы уехали на сбор, а вскоре мне Муслимов уже говорил: мол, взяли не того человека, не сможем научить его стрелять. Очень трудно было первые полгода. Женя делал и семь штрафов в спринте, одиннадцать в длинных гонках. Казалось, научить его невозможно.

    «У Гараничева уникальная техника – с сильными зашагиваниями на левую ногу»

    В 2009-м была Универсиада в Китае, я возил туда мужской состав. Там один человек всегда берется на усмотрение тренера. И я вот взял Гараничева – волевым решением, скажем так. Женя в Китае пятое место занял, обыграл разом Баландина, Трусова. И потом меткость по-настоящему прорезалась – мы поняли уже, что он станет суперспортсменом.

    Для нас было проблемой его пренебрежение авторитетами и иногда чрезмерная самоуверенность. Это мешало: он допускал ошибки, причем, как правило, на стартах невысокого ранга. В отборах ему равных не было, на ответственных соревнованиях всегда молодцом держался.

    Женя обладает интересной техникой, у него она уникальна практически – с сильным зашагиванием на левую ногу, с определенным напрыгиванием, мощью. Видимо, за счет небольшого роста и веса, а прокат очень длинный. Много раз мне предлагали его переучить, но смысла нет – это как божий дар.

    Женя чем-то напоминает Владимира Драчева – помимо, оригинальной техники, тем, что так же функционально силен, агрессивен, самоуверен, вынослив, как Драчев в лучшие годы. У них обоих умение пройти финишный круг всегда меня поражало.

    В селе на Гараничевым посмеивались, потому что ходил на тренировки в любую погоду. Его спрашивали: «Чемпионом мира хочешь стать, что ли?». А он хотел и стал.

    И обязательно хочу поблагодарить Польховского и Куракина за помощь в работе, когда они еще молодежную команду вели. Создание сильного спортсмена – это коллективная работа. Они его упорно выкатывали, поддерживали.

    Павел МУСЛИМОВ, призер Олимпиады, экс-тренер Гараничева по стрельбе

    – Женя очень сильно «закачан» был – как клубок мышц. С азами «лежки» мы довольно быстро разобрались, а вот со «стойкой» мучились: даже правильно встать, винтовку держать долго учились. Женя нормально на сложности реагировал, сам шутил.

    «С азами «лежки» быстро разобрались, а со «стойкой» мучились»

    Мы начинали спокойно, пускали его на рубеж только с маленького пульса. Всерьез отказываться не планировали. У человека такой темп. Да, где-то стрельба проваливалась, переживали, но вопрос об отказе не стоял, по сути.

    Когда он в Россию приезжает, обязательно созваниваемся. Я его тренировал год всего, а потом небольшие разногласия с Тюменской областью случились. Заявление написал и уехал.

    Женя упертый по характеру, но всегда воспринимает критику, советы. У него понимание есть, что бороться надо каждый день, медалями себя не завешивает.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы