android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Клинические случаи

В НБА травмы лидеров – явление сколь неприятное, столь и неизбежное. Хотя бы раз в сезоне каждой команде приходится пройти определенное количество кругов ада, пока самый ценный игрок той или иной дружины находится в лазарете. Скитание по мукам прямо пропорционально срокам восстановления «нашего всего» и зачастую имеет фатальные последствия для стай, оставшихся без вожака. Анализируя анамнезы нынешней «регулярки», Sports.ru обратил внимание на самые тяжелые случаи госпитализации, задавшись целью определить критичность их последствий.

Клинические случаи
Клинические случаи

Дабы максимально сузить информационный круг и сделать выборку предельно корректной, предлагаю взять за основу самый страшный вердикт эскулапов. То бишь диагноз «OFS» («out for season» – выбыл до конца сезона), услышать который главные тренеры страшатся даже в кошмарных снах. При его вынесении вероятность возвращения бойца в строй до конца розыгрыша равна нулю, а в оплату труда включается медицинская страховка. Также обратим внимание на то, что рассматриваемые случаи касаются исключительно атакующего потенциала команд. Потому как описание защитных модификаций после перестроений превратило бы текст в объемный – неподъемный для чтения – трактат.

Майкл Редд («Милуоки», атакующий защитник, 1979, 198 см)

Проблема. Для олимпийского чемпиона Пекина проклятой оказалась январская игра против «Сакраменто» (106:104). Неудачно приземлившись после броска – «малыш» угодил аккурат на ногу партнера Люка Риднура, – он порвал связки левого колена и досрочно завершил первенство. Сказать, что потеря для «оленей» была сродни смертельному удару, значит, не сказать ничего. Основной снайпер команды в среднем проводил на площадке 36,5 минут, за которые стандартно набирал 21,2 балла при 36-процентном попадании из-за дуги. В системе Скотта Скайлза олимпийский чемпион вовсе был стилеобразующим элементом, поскольку именно под него выстраивались комбинации с выведением мяча на дугу. Потеря же снайпера грозила не только дефицитом «верных» баллов, но и перекройкой атакующей схемы с усилением акцента на центральную ось. Последняя же не на шутку проседала, поскольку центровой Эндрю Богут в нынешнем сезоне куда чаще посещал процедурный кабинет (спина и колени не позволяли австралийцу выкладываться на сто процентов), нежели сражался на паркете в полную силу…

В системе Скотта Скайлза олимпийский чемпион вовсе был стилеобразующим элементом, поскольку именно под него выстраивались комбинации с выведением мяча на дугу

Решение. При этом тренерский штаб висконсинцев блестяще справился с, казалось бы, неразрешимой дилеммой. Принудив к черновой работе под щитом Франсиско Элсона и отрядив к нему на помощь немного прямолинейного, но старательного Люка Мба-А-Мута, Скайлз развязал руки Чарли Виллануэве. Получив персонального ассистента в лице креативного Рэмона Сешнза, выпускник «Коннектикута» превратился в универсального комбо-форварда, способного угрожать кольцу как со средней, так и с дальней дистанции. «Откуда взялось свободное пространство?», — логично спросите вы. Все просто: бодрячок Ричард Джефферсон блестяще справляется с ролью номинального второго номера, оттягивая страхующего с «усов» наверх.

Амаре Стаудемайр («Финикс», тяжелый форвард, 1982, 208 см)

Проблема. Для великана сезон не задался аккурат с приходом на капитанский мостик Терри Портера. Замедленное позиционное нападение «заигрывало» переднюю линию исключительно через призму pass-to-center с вовлечением в активные действия лишь Шакила О’Нила. Амаре приходилось бороздить по просторам трехсекундной зоны в поисках мяча под получение либо выцарапывать попытки для атак вторым темпом ценой побед в силовых единоборствах при борьбе за позицию. Естественно, нападающему это не нравилось, ведь еще сезон назад в run’n’gun Майка Д’Антони ему отводилась ключевая роль на завершающих стадиях: как при «двоечках», так и при открытых бросках, моменты для которых появлялись после рейдов защитников (и стяжек, за ними следовавших) к кольцу…

Возможно, с приходом Элвина Джентри, возродившего атакующую философию, Амаре получил бы шанс возродить былую славу, но 18 февраля в сражении с «Клипперс» (142:119) форвард травмировался. Потребовалось оперативное вмешательство для устранения отслойки сетчатки глаза, которое завершилось безжалостным вердиктом. Вместо изначальных восьми недель Стаудемайр остался вне игры до конца сезона. Вместе с ним «солнечные» лишились 21,4 очков в среднем за вечер при 8,1 подбора за 36,8 минуты.

Трудоемкая система – приходится много бегать и выверять до сантиметра момент передачи и место приема мяча – при функционировании без сбоев оправдывает себя с лихвой

Решение. Как мне кажется, Джентри до сих пор пребывает в поиске идеальной замены, следуя путем проб и ошибок. Собственно, вариантов не так уж и много – вопрос, какой из них будет наиболее действенен. Наиболее предсказуемый – ставка на Дизеля. О’Нила традиционно опекают «дабл-тимом», поскольку в противном случае спина Большого Кактуса на получении рискует обернуться его лицом при движении к корзине и слэмом через соперника. Следовательно, при высоком расположении Гранта Хилла и Мэтта Барнса на «усах», а Джейсона Ричардсона со Стивом Нэшем на дуге с целью создания максимальной ширины атаки рано или поздно «Санз» получат численное преимущество (считаем, что «малыши» постоянно двигаются, плюс мяч не задерживается на периметре). Учитывая, что каждый из «легкого» квартета обладает хорошо поставленным броском, легко понять преимущества подобных розыгрышей. Здесь же подчеркнем альтернативный вариант, при котором «малыши» уводят страхующего О’Нила с сильной стороны, позволяя центровому самостоятельно решать эпизод. У схемы есть существенный минус: Большой Аристотель в силу возраста не всегда держит форму. Да и с фолами порой Шак перегибает палку. Вот здесь-то включается в дело «план Б», который, признаться, мне более симпатичен в силу многовекторности. Ключевыми в нем являются Мэтт Барнс, Леандро Барбоза и Стив Нэш. Плеймейкер руководит системой заслонов (в обе стороны), после которых делает скидку на освободившегося партнера. Трудоемкая система – приходится много бегать и выверять до сантиметра момент передачи и место приема мяча – при функционировании без сбоев оправдывает себя с лихвой. Поскольку нынче в лиге крайне немногие могут угнаться за аризонцами при двойных-тройных разменах.

Трэйси МакГрэйди («Хьюстон», свингмен, 1979, 203 см)

Проблема. О блеске и нищете Ти-Мака в нынешнем сезоне уже говорено немало. Посему ограничимся сухой статистической констатацией: за 33,7 минуты на паркете свингмен клал в командную копилку 15,6 балла при пяти передачах и 4,4 подбора. Мог ли он приносить больше? Без сомнения, но проблемы со здоровьем («Хьюстона» вообще и Трэйси в частности) не позволили техасскому потенциалу реализоваться в полной мере. Мог ли он действовать эффективнее? Бесспорно, однако в природе Макгрэйди тянуть одеяло на себя, игнорируя усилия партнеров. Пожертвуй баскетболист личными амбициями и статистикой ради командных интересов, и баланс «Рокитс» наверняка пополнился бы добрым пятаком-другим побед. По крайней мере, заменившие Ти-Мака Аарон Брукс и Вон Вафер продемонстрировали сильные стороны командной игры «ракетчиков» в условии неизменности остального стартового квартета.

Вывело же Макгрэйди из строя злополучное левое колено, отсутствие хряща в котором выявило магнитно-резонансное сканирование. После анализа исследований доктор Джеймс Эндрюс – ведущий американский специалист в области микрохирургии – настоял на операции, дабы в дальнейшем игрок мог без негативных последствий продолжить карьеру. В результате Трэйси лег под нож, после чего угодил на реабилитацию сроком от 6 до 12 месяцев.

Аргентинца заставляют за двоих таскать рояль, полностью игнорируя при позиционных розыгрышах (нынче играть на скорости в Хьюстоне считают моветоном)

Решение. Рик Адельман пошел по пути наименьшего сопротивления, переложив голеадорские функции на плечи Рона Артеста. Идея разделить их с Яо Мином быстро продемонстрировала собственную несостоятельность, поскольку китайцу и без того уделялось повышенно внимание опекунов. Превращать же азиата в единственного «великого и могучего» добытчика очков значило сознательное сведение атакующего арсенала к минимуму. При этом удивляет упорное нежелание коуча видеть бомбардир-капитана в Луисе Сколе. Аргентинца заставляют за двоих таскать рояль, полностью игнорируя при позиционных розыгрышах (нынче играть на скорости в Хьюстоне считают моветоном). Через центр техасцы играют по большей части лишь тогда, когда Яо получает от медлительного оппонента свободу на первом шаге либо же имеет возможность благодаря содействию Сколы принимать мяч лицом к кольцу.

При этом заметим любопытный нюанс. Стоит Адельману изменить приоритеты, как эффект от преобразований застает соперников врасплох. Тот же Вафер рейдами в лицевую в январе затерзал не кого-нибудь, а «Лейкерс» во главе с Кобе Брайантом. «Я сказал ему, что горд тем, как парень прогрессирует, и похвалил за игру, продемонстрированную сегодня», — признался после той непростой встречи Черная Мамба, которому в четвертой четверти пришлось изрядно попотеть, чтобы остановить молодого бегунка. Да и Брукс, несмотря на нестабильность броска, способен на многое, когда его не сдерживают командные клише, а действия не опережают мысли. Вопрос в том, почему Адельману не хватает смелости чаще отходить от устаканившихся годами канонов…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы