Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Вишня на баскетбольном торте

    Ровно один сезон потребовался Эндрю Вишневски для того, чтобы завоевать всеобщее признание в качестве одного из лучших первых номеров российского чемпионата. В материале Sports.ru самый быстрый игрок суперлиги рассказывает о детстве в Нью-Йорке, нюансах жизни в Северной столице и особенностях работы с главным тренером «Спартака» Евгением Пашутиным.

    Вишня на баскетбольном торте
    Вишня на баскетбольном торте

    Рожденный баскетболистом

    Если вы родились в Нью-Йорке, баскетбольной мекке Америки, то, можно сказать, сам бог велел вам попробовать свои силы в лучшей игре с мячом. А когда отец новорожденного мальчугана ко всему прочему фанатичный поклонник оранжевой игры, можно быть уверенным на 99 процентов, что баскетбольные боги подарили миру еще одну звездочку. Сегодня уроженец Стэтен Айлэнда (один из пригородов Нью-Йорка) стал настоящим лидером и любимцем болельщиков петербургского «Спартака». Кто бы мог подумать, что когда-нибудь он будет играть в заснеженной России.

    Вишневски-старший не долго откладывал баскетбольное воспитание своих сыновей и буквально с пеленок стал прививать им любовь к этой прекрасной игре. «Отец начал тренировать меня и моего брата в совсем юном возрасте, а что касается баскетбола – это очень большая и важная составляющая Нью-Йорка, – вспоминает свое детство Эндрю. – Куда бы вы ни пошли, в каждом парке увидите играющих в баскетбол людей. Нью-Йорк обладает великой баскетбольной историей, особенно, что касается разыгрывающих защитников: Нэйт Арчибальд, Кенни Андерсон, Стефон Марбери – эти игроки известны во всем мире».

    «Баскетбол – это очень большая часть жизни моей семьи, – подчеркивает Эндрю. – Я так долго занимаюсь им, что иногда мне хочется попробовать себя в чем-то другом»

    На нью-йоркских площадках родилась и та особенная игровая манера, характерная для Вишневски: рваный ритм, сочетающий кинжальные проходы и флегматичные пик-н-роллы, многое говорит об игровом мышлении баскетболиста, просчитывающего на площадке каждый свой следующий ход и болезненно дорожащего мячом. Прекрасной иллюстрацией этой особенности может, к примеру, служить удивительный для игрока периметра процент попадания – 62,7 двухочковых и 43,9 трехочковых бросков. Все это делает Вишневски абсолютно непохожим на тех немногих белых разыгрывающих, которых так немного в НБА и, в частности, на самого великого из них, Джона Стоктона. «В детстве моим любимым баскетболистом был Мэджик Джонсон, я его просто обожал. Он был неподражаем. Молниеносный разыгрывающий. Игрок, который может отдать потрясающий пас и в то же время атаковать кольцо. Было очень много баскетболистов, игру которых я анализировал, но кумиром всегда был Мэджик». Стиль игры Вишневски родился не только из анализа игры калифорнийского волшебника, но и определялся влиянием отца, явно постаравшегося воплотить свои амбиции в карьере сына: «Я бы сказал, что играю в стиле, характерном для баскетболистов Нью-Йорка. Его привил мне мой отец, с которым я часто играл: многому учился у него и унаследовал от него много качеств, например скорость. Я всегда был верным этому стилю и практикую его сейчас».

    Жалеет ли Вишневски о том, что по воле судьбы и родителей его жизнь неотъемлемым образом связана с баскетболом? Возможно, иногда. Но магия игры затмевает любые негативные моменты. «Баскетбол – это очень большая часть жизни моей семьи, – подчеркивает Эндрю. – Я так долго занимаюсь им, что иногда мне хочется попробовать себя в чем-то другом. Просто придти домой и забыть о нем. Но потом, конечно, это все проходит. Вообще я считаю, что это дар свыше, когда ты занимаешься тем, что тебе приносит такое моральное удовлетворение».

    Команда – сенсация

    Выпускник луизианского колледжа Сентинари в 2003 году так и не был задрафтован ни одной из команд лучшей лиги. Помаявшись по летним лагерям, где Эндрю довелось познакомиться со многими гениальными игроками, Вишневски вдруг вспомнил о своих европейских корнях и отправился искать счастья в Старый Свет. «Я начинал свою баскетбольную карьеру в «Рэпторз». Бок о бок с потрясающе одаренным от бога Винсом Картером и со многими великими игроками, которых я не хочу называть, чтобы не забыть кого-нибудь. Вслед за этим была «Црвена Звезда», немецкий «Телеком», итальянский «Удине», «Цибона» – тогда мы выступали в Евролиге – и вслед за этим «Урал-Грейт» Пермь, и вот я в «Спартаке» Санкт-Петербург».

    «В молодости любое поражение просто выбивало меня из колеи. Очень расстраивался, переживал. Но чем дольше ты находишься в спорте и чем больше ты переосмысливаешь те события, которые с тобой происходят, тем больше понимаешь»

    Таково резюме Вишневски на данный момент. Возможно, оно не столь уж и впечатляюще, но не стоит забывать, что в каком бы клубе разыгрывающий ни оказался, он всегда был лидером и неизменно вел свою команду вперед, зачастую заставляя партнеров прыгать выше головы. Полуфинал Адриатической лиги с «Црвеной Звездой», звание лучшего снайпера немецкой лиги с боннским «Телекомом», чемпионство с «Цибоной» – триумфальный путь венчает прошлогодний полуфинал «Урал-Грейта». Заслуга Эндрю в этом лежит не только в игровых подвигах, но и в его важной роли за пределами корта, в том, насколько удачно он делится опытом с теми молодыми игроками, которые окружали его в Перми и сейчас в Питере. «В молодости любое поражение просто выбивало меня из колеи. Очень расстраивался, переживал. Но чем дольше ты находишься в спорте и чем больше ты переосмысливаешь те события, которые с тобой происходят, тем больше понимаешь. Проигрыш иногда бывает очень полезным, потому что ты учишься, как выиграть. Это так же, как и в жизни. Если ты сделал неверный шаг. Ты его уже не повторишь. Сейчас я говорю молодым игрокам, что проигрыш очень важен. Конечно, ты никогда не хочешь уступать. Выкладываешься все сорок минут, как будто в последний раз. Но, если ты проиграл, то ты должен учиться на тех ошибках, которые были допущены. В реальной жизни и в баскетболе очень важно понять причины своего поражения».

    В итоге, отыграв сезон-2007/08 в составе команды открытия того чемпионата, Эндрю стал самым результативным игроком пермского клуба и одним из основных творцов итогового успеха. «Я пришел в «Урал-Грейт» с Драженом Анзуловичем, который тренировал мою бывшую команду – «Цибону». Это был настоящий вызов для нас. Сделать из «Урал-Грейта» такой же боеспособный коллектив, каким являлась «Цибона». У нас это получилось. В Перми мне запомнились потрясающие болельщики, которые всегда отчаянно поддерживали нас». Кстати, после известного бегства Анзуловича с помощниками из Перми именно Вишневски стал одним из тех, кому удалось сплотить партнеров.

    И все же после замечательного года, проведенного в Перми, Вишневски переехал в Санкт-Петербург. Расставание с американцем не стало откровением для руководителей «Урал-Грейта». Объективно они понимали, что скромному середняку, пускай, даже сподобившемуся на кратковременный прорыв, не удастся удержать одного из лучших игроков суперлиги на своей позиции. Да еще и семейный аспект, так часто подчеркиваемый Вишневски во всех интервью, дал о себе знать: его дети достигли школьного возраста, а значит, папаше нужно было искать американское учебное заведение. Все ожидали увидеть Эндрю в одном из московских клубов, но тот неожиданно предпочел «Спартак», начавший свое возрождение с капитального вложения в перспективные кадры. Расставание Вишневски с Пермью вышло немного грустным, но он сам всегда подчеркивает значение проведенного там года в своей жизни: «Урал-Грейт» – это был очень запоминающийся и позитивный период в моей жизни и баскетбольной карьере. Я очень горд, что мне довелось отыграть один сезон в этом клубе, по итогам которого мы заняли четвертое место».

    Новая страница

    «Санкт-Петербург – очень уютный город. В прошлом сезоне, когда мы играли в Питере, мне тут очень понравилось. Это одна из причин, почему я здесь. Я уже много где побывал в центре. Много музеев, красивейшие мосты. У моей семьи есть возможность посмотреть не только баскетбольные матчи, но и архитектурную красоту Восточной Европы», – новая страница баскетбольной жизни Вишневски связана с Северной столицей, традиционно покоряющей атмосферой камерности и томной величественности. Впрочем, как указывает он сам, для человека, прожившего в Европе уже много лет, различия в жизни между Россией и США постепенно нивелируются.

    «Основная разница между Америкой и Россией для меня заключается в том, что я практически не вижу своих родителей, братьев, сестер. Да, моя жена и дети здесь со мной, но с остальными мне удается встретиться только летом или на Рождество. Что касается различий в баскетбольном смысле, то их не так много на самом деле. Двухразовые тренировки по два часа, практически одинаковый ритм. Это буквально как ежедневная традиция. Здесь, в Санкт-Петербурге, я вожу машину, а до этого в течение целого года у меня не было водительской практики. Потому что ко мне был прикреплен персональный водитель. Это с одной стороны хорошо, с другой не очень. Когда ты молод и впервые оказываешься в Европе, различия сразу бросаются в глаза. Становясь чуть постарше, тебе комфортно независимо от того, находишься ты в России или Европе».

    Процесс привыкания к жизни в Санкт-Петербурге тесным образом завязан и на успехах нынешней команды, к удивлению многих забравшейся на достаточно высокие позиции в российском первенстве. О роли самого Вишневски говорить не приходится. Но что сам он думает о главном тренере и своих партнерах?

    «Люди думают, что я ветеран, но я до сих пор молод. Мне всего лишь 27 лет, а мне дают 30»

    «Евгений Пашутин отличный человек, который буквально живет игрой. Я думаю, что вы можете увидеть это по тому, насколько он ежедневно растет как тренер. Как я уже говорил, мы берем по максимуму от каждого матча. Победа это или поражение. Насколько мне известно, он был очень известным российским защитником и отличался большим трудолюбием. В этом сезоне он отлично работает. Уверен, что он продолжит совершенствоваться и достигнет действительно высоких результатов в тренерской работе». Не обделены комплиментами и молодые одноклубники, над которыми Вишневски словно бы взял шефство: «С Алексеем Зозулиным я играл прошлый сезон в «Урал-Грейте». Я вижу, как он прибавляет, начинает принимать более верные решения. Никита (Курбанов – прим. ред.) и Алексей оба очень талантливы. Талант – это только определенная составляющая настоящего игрока. Помимо этого они неплохо работают на тренировках. Никита только что выдал хорошую игру против «Урал-Грейта». Я думаю, что оба станут хорошими игроками. Мне приятно с ними играть в одной команде, уверен, им также приятно играть со мной. Мое мнение, что они еще очень долго будут выступать на высоком уровне. Со мной в команде или против меня».

    Подобное позиционирование в качестве безусловного лидера, организатора и «маленького генерала» определяет и отношение к самому игроку. «Люди думают, что я ветеран, но я до сих пор молод. Мне всего лишь 27 лет, а мне дают 30», – сам удивляется Вишневски. Феномен такого восприятия сложно объясним: связано ли это с наличием троих детей или же с какими-то другими причинами? «Возможно, а может быть из-за моей манеры игры. Я удачно выступаю в Европе уже на протяжении пяти лет. Мне кажется, что люди зачастую судят о тебе по твоим успехам. А поскольку у меня достаточно удачная карьера, мне и дают 30 лет».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы