Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    О, как!

    В Афинах красно-синей машине было плохо: под огнями зеленых файеров шестеренки заклинивало, важные детали выпадали одна за другой, а потом даже настал момент, когда показалось, что забарахлил самый безотказный автомат. Все сомнения ушли вместе с трехочковым Шишкаускаса: впервые за последние семь лет ЦСКА был сильнее «Панатинаикоса» на ОАКА (78:76).

    Когда основное время завершалось малоубедительными попытками Майка Батиста выбросить мяч в сторону армейского кольца и зрители в ОАКА полезли за сигаретами, у Желько Обрадовича наверняка появилось похожее желание. Нужно было успокоиться и взять себя в руки. Но он продолжал нагнетать страсти и накручивать себя по максимуму – последние пять минут пунцовый от напряжения коуч ураганом носился по боковой, пытаясь зарядить энергией своих игроков и запрессинговать арбитров. Его безумная жестикуляция и беседы с Луиджи Ламоникой не прекратились даже после сирены: он уже не мог остановиться.

    Лучший тренер Европы подготовился к встрече с армейцами очень основательно и сумел вдребезги разбить командную игру гостей. Его подопечным не только удалось прикрыть армейских разыгрывающих за счет удачных разменов на пик-н-роллах, но и предложить такую «зонную» защиту, которая обездвиживала ключевой механизм армейского нападения – диагональные передачи защитников и форвардов. Из-за этого ЦСКА враз потерял Хряпу и Кириленко и предстал довольно банальным: естественно, если не учитывать класс исполнителей. А стоило Казлаускасу дать отдых Шишкаускасу и Крстичу, которым удавалось пользоваться относительным простором и обыгрывать своих визави один ни один, как армейцы и вовсе стали сыпаться.

    Швед промахивался, застревал в проходах, путался при обыгрышах, но продолжал делать то, что считал нужным

    Выход со скамейки Батиста, Логана и Каймакоглу оказался деморализующим катализатором: первый по-прежнему остается самым мощным форвардом Европы, а за двумя другими армейские защитники не поспевали. Из-за такого конфуза родилась и сопутствующая суматоха: армейцы провели внутрикомандное соревнование по нелепости потерь, показали, как у них получается не забивать из-под кольца (ссылки на домашнее судейство принимаются), и пропустили удар, который для любого другого соперника «Пао» вышел бы смертельным – 26:36 казались началом конца. Где-то тут Казлаускас затеял парадоксальный поиск лучшего разыгрывающего (перелом внес Антон Понкрашов, оказавшийся наиболее хладнокровным), Кириленко растерял умения паладина, все больше разводил крыльями в стороны, допускал пробежки и даже получил от тренера за желание подстраховать всех на свете в ущерб своим прямым обязанностям, Теодосич попытался побыстрее покинуть площадку, видимо, боясь, что его настигнет длань Шарунаса Ясикявичюса, а проигранный подбор и внушающая беспокойство защита в «краске» требовали немедленного ввода в действие Саши Кауна. На этом моменте фанатская трибуна заходила ходуном, предвкушая очередной триумф: ОАКА загорелась зелеными файерами.

    Казлаускас не позволял зеленому унынию накрыть команду с головой и раз за разом отвлекал внимание публики с помощью девушек из группы поддержки, но какими-то кардинальными переменами его эксперименты не оборачивались. Армейцы порой упирались на своей половине, иногда довольно удачно проходили «зону», изредка пользовались «мисмэтчами» и старались играть по уму через «больших». Они сокращали отставание, только чтобы вновь отскочить на 8-9 очков назад.

    Безумная жестикуляция и беседы с Луиджи Ламоникой не прекратились даже после сирены: Обрадович уже не мог остановиться

    Единственным выводом, к которому пришел Казлаускас после всех потерь, промахов и неоправданных бросков, стала пятерка, оставленная на последние минуты. К игрокам старта присоединился в качестве разыгрывающего Алексей Швед, во многом благодаря которому 9-очковое отставание было нивелировано – получив карт-бланш, защитник лез в проходы, смело бросал, позволял себе щегольские передачи на Кириленко, не стеснялся ввязываться в авантюры и рисковал. Это были несколько минут, которые на самом деле решили все: в общем хаосе, вязком, изобилующем ошибками и борьбой на грани фола баскетболе Казлаускас нашел того, кто не боялся ошибаться. Швед промахивался, застревал в проходах, путался при обыгрышах, но продолжал делать то, что считал нужным. Это было где-то нелогично, где-то и вовсе неправильно – и хоть лихо и красочно, но перед дополнительной пятиминуткой никаких особенных терзаний на лицах болельщиков не было. Несмотря на грозные блок-шоты Кириленко, опасного Крстича и непредсказуемого Шведа, овертайм им, наверное, представлялся лишней формальностью.

    Только и ЦСКА не стал полагаться лишь на фарт Шведа. Диамантидис отфолился, и Казлаускас все же нашел способ проходить греческие построения за счет командных взаимодействий, а не одного лихого напора. Последняя комбинация, когда от «большого» на линии штрафных мяч последовал к Шишкаускасу, убившему свою бывшую команду с дуги, вышла классической. Команда шла к этому броску долгие семь лет. Правда, по ощущениям, семь последних минут основного времени длились еще дольше.

    Панатинаикос Греция – ЦСКА Москва Россия – 76:78 OT (22:19, 19:13, 16:22, 14:17, 5:7)

    ПАНАТИНАИКОС: Н. Калатес (11), Смит (9), Сато (7), Диамантидис (6), Марич (4) – старт; Каймакоглу (13), Батист (9), Ясикявичюс (6 + 5 потерь), Логан (5), Вуюкас (4), Царцарис (2).

    ЦСКА МОСКВА: Шишкаускас (14), Крстич (13 + 11 подборов), Хряпа (11), Кириленко (9 + 10 подборов + 5 блок-шотов + 5 потерь), Теодосич (3) – старт; Швед (10), Гордон (8), Каун (6), Воронцевич (4), Понкрашов (0).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы