Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Незапланированная легкость бытия

Финалы конференций подошли к завершению, с каждым днем все сильнее будоража умы болельщиков по всему миру. Скоро баскетбольная лихорадка с головой накроет любого, кому мало-мальски интересна лучшая игра с мячом. Посему Sports.ru предлагает читателям — пока все находятся в здравом уме и трезвой памяти — поговорить об игроках, ставших открытиями плей-офф и неожиданно украсивших дуэли на выбывание.

Незапланированная легкость бытия
Незапланированная легкость бытия

В символическую пятерку мы постарались включить наименее раскрученных парней, которые вопреки рейтингу принесли командам уйму пользы. Причем в расчет брался не столько голевой КПД, а суммарный баланс действий по обе стороны площадки. Чарт выдержан в строгом соответствии с позиционной линейкой, но с учетом того, что некоторые исполнители в ходе серии закрывали несколько номеров. Посему порой привязка спортсменов к позициям проводилась по вторичному профилю.

Разыгрывающий. Аарон Брукс («Рокитс», 1983, 183 см, 2-й сезон в лиге)

Травма Трэйси МакГрэйди оставила заднюю линию техасцев без надежной опоры. Ранее именно хваленая хьюстонская «единичка» без устали тягала мяч на периметре, регулируя вовлеченность Яо Мина и Луиса Сколы в пик-н-роллы с индивидуальными проходами под кольцо либо бросками со средней дистанции (опять же в исполнении себя любимого). Пошатнувшуюся конструкцию попробовал было сцементировать Рафер Элстон, но, во-первых, его манера игры не подразумевала повышенной атакующей активности плеймейкера, что делала скудным и без того немногочисленный арсенал «ракетчиков». А, во-вторых, диагональные скидки и «двоечки» наверху при минимуме движения получались у него куда хуже, нежели у предшественника. Посему тактика хьюстонцев постепенно упрощалась, сводясь к банальной загрузке «больших» (в каких только позициях не получал мяч бедняга Яо) либо шальным среднедальним броскам после нехитрых смен при заслонах… И вот здесь-то на авансцене появился Брукс – парень с быстрыми ногами, светлой головой и худо-бедным броском. Для Рика Адельмана он оказался настоящей находкой, поскольку давал возможность хоть оттягивать внимание вражеской обороны от китайского центра. Отказ же от двойной опеки Мина развязывал техасцам руки — самый банальный pass to center либо back door превращались в убойное оружие. Брукс достойно крутил карусели на протяжение всех серийных дуэлей, не стушевавшись перед матерыми конкурентами, хотя всерьез в плей-офф доселе не играл и тем более не являлся железным игроком старта на самой важной позиции в пятерке.

Атакующий защитник. Микаэль Петрюс («Мэджик», 1982, 198 см, 6-й сезон в лиге)

На уроженца Гваделупы всегда смотрели свысока. Отдавая должное антропометрии и скоростным задаткам, ему постоянно ставили в вину атакующую нестабильность, техническую слабость при владении мячом и склонность к получению травм. Посему прозябание за спиной Келенны Азубуйке в «Голден Стэйт» принималось аналитиками и специалистами как нечто само собой разумеющееся. Однако Стэн ван Ганди целиком и полностью перевернул представление о свингмене, как о нераскрывшемся таланте. Коуч попросту переориентировал парня на разрушение, сделав ставку на сильные стороны баскетболиста, и увеличил отрезки пребывания на площадке. Дабы убедиться в продуктивности хода, достаточно взглянуть на качество опеки француза при противостоянии ЛеБрону Джеймсу. Используя реактивный первый шаг, атлетизм и координацию (перенос центра тяжести происходит так быстро, словно тело Микаэля наполнено ртутью!) Петрюс пресекал излюбленную манеру Короля набирать скорость и отрываться от противника молниеносными рывками. При этом «маг» умудрялся не фолить, держа соперника на расстоянии полушага, – опять же навык, требующий сумасшедшей подвижности и понимания чтения игры.

Любопытно, что вместе с прибывшей от успешной обороны уверенностью у свингмена прорезался драйв на чужой половине. Пусть бросок по-прежнему не отличался убойной продуктивностью, но процент попаданий медленно стремился ввысь. К тому же испарились авантюры, к которым Петрюс прибегал, когда стремился нащупать атакующий ритм. Даже Ван Ганди порой изумлялся, какие продолжения комбинаций в нынешнем плей-офф находил его подопечный по сравнению с чудачествами регулярного чемпионата.

Легкий форвард. Линас Клейза («Наггетс», 1985, 203 см, 4-й сезон в лиге)

Литовец удивил тем, что справился с грузом ответственности плей-офф после тотального игнора, который устроил ему Джордж Карл во второй половине сезона. Рассудив, что парень слишком нестабилен и слаб в защите для второго номера, чрезвычайно медленен для третьего и непростительно хил для четвертого, наставник «Денвера» попросту вычеркнул его из ротации, сократив обойму до восьми человек. К помощи прибалта коуч прибегал лишь в экстренных случаях, да и то преимущественно с переводом в переднюю линию, где парню было явно некомфортно (учитывая габариты и уровень мастерства соперников). Тем удивительнее оказалось преображение Клейзы, когда Папа Карл — больше от безнадеги, нежели по зову рассудка — записал того в атакующие защитнику в случаях хандры Джей Ар Смита. Поскольку Дантэй Джонс больше ориентирован на разрушение, а иных способов решить проблему наступательного «затыка» на периметре не было, ход казался банальной попыткой утопающего схватиться за соломинку.

Но на деле все получилось совершенно иначе. Чередуя бомбардировки с дуги со старательностью в черновой работе под кольцом (специализация — дальние отскоки), Линас стал незаменимой частью механизма «самородков», позволившей работавшим в автономном режиме генераторам вырабатывать общекомандную энергию. Вклад прибалта высоко оценил даже завсегдатай финалов конференций Чонси Биллапс: «ЛК позволял найти объезды в ситуациях, когда команда заходила в тупик. Зная, что такой парень находится в резерве и готов помочь в любую минуту, не приходилось волноваться, когда отправлялся на скамейку передохнуть».

Тяжелый форвард. Брайан Скалабрини («Селтикс», 1978, 206 см, 8-й сезон в лиге)

Возможно, более справедливым было включение в наш чарт на этой позиции партнера Скалабрини по команде Глена Дэвиса. Все-таки именно «Детка» занял место четвертого номера в старте «Бостона», нес большую часть груза в борьбе под кольцом и на глазах прибавлял в профессионализме. Но, на наш взгляд, подлинным открытием в передней линии «кельтов» стал как раз таки Брайан. Вспомните, что перед нокаут-раундом говорил о нем блестящий Чарльз Баркли: «Скалабрини – человек-недоразумение, который лучше всего в баскетболе умеет размахивать полотенцем на скамейке, а в перерывах рассказывать всем о своих трех сотрясениях мозга». Жестоко, не правда ли? Особенно если учесть, что после серии с «магами» все тому же сэру Чарльзу пришлось отвешивать ветерану витиеватые комплименты.

Дело в том, что Брайан был совершенно неузнаваем в защите. Всем известно: для качественной работы на позиции тяжелого форварда ему не хватало быстроты, антропометрии, силы рук и прыгучести. Посему то, как грамотно он построил действия при сопротивлении «магам», стало настоящим откровением. Скалабрини, грамотно выбирая позицию и используя корпус, не давал оппоненту подниматься на дугу, чтобы не спасовать при сопротивлении игрокам периметра. Одновременно навязывал вязкую борьбу, пытаясь перевести противостояние в статичный «клинч», что для флоридцев вовсе было чуждо. Конечно, сражайся Брайан с представителями элитного пула на протяжении длительных отрезков, его труды наверняка сопровождали бы менее приятные эпитеты. Но дозировки Риверса хватало аккурат для того, чтобы Скалэбрини поддерживал жизнеспособность передней линии «Селтикс».

К слову, в нападении наш герой очень неплохо зарекомендовал себя в поддержке каруселей заслонов, развитии комбинаций (отсутствие эгоизма, помноженное на хорошее видение площадки облегчало движение мяча к корзине), и реализации открытых бросков. Собственно, последний фактор, включая атаки с периметра, всегда был главным козырем Скалабрини на чужой половине, который и в нынешней серии он использовал вполне сносно.

Центровой. Жоаким Ноа («Буллз», 1985, 211 см, 2-й сезон в лиге)

И кто теперь поверит Скотту Скайлзу, утверждавшему, что из-за скверного характера из Ноа никогда не выйдет путного баскетболиста? Мол, тот и на тренировках не дорабатывает, и установок не слышит, и партнерами пренебрегает… Нынешний розыгрыш плей-офф, в котром Ноа отыграл практически без замен, опроверг весь негатив, излившийся на великана! Стабилизировав бросок, он довел среднестатистические показатели до «дабл-дабла», а вдобавок заслужил благодарность Винни дель Негро за труды под кольцом «быков».

Поначалу о нападении. Обратили ли вы внимание, как здорово работала кисть Жоакима в ходе серии с «Бостоном»? Мягкий прием вылавливал даже самые сложные мячи, посылавшиеся в трехсекундную зону на «столба». Воздали ли должное прогрессу при работе спиной к кольцу? Ведь тупое давление «опора корпусом-движение в сторону-толчок-атака» сменилось куда более изобретательными маневрами, включившими смену направления, обыгрыш в сторону небросковой руки плюс в атакующий арсенал добавились полукрюки. Акцентировали ли внимание на «двоечках», при которых Ноа успевал подстраиваться под дриблинг ведущего, дабы заслоном сэкономить тому пространство для рывка в такт шагу? Мистер Скайлз, называвший центрового «медведем, монотонно топчущем трехсекундную зону», привет вам…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы