Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Эффект Шумахера

Семикратному сегодня исполняется 40 лет. И, хотя он уже два года как не выступает в королевских автогонках, последствия его ухода, как эффект той самой бабочки, что вызывает ураганы на другом конце света, ощущаются по сей день. Теория хаоса в переложении журналиста британского еженедельника Autosport.

Эффект Шумахера
Эффект Шумахера

После сезона вроде 2008-го всегда довольно сложно выбрать те моменты, которые определили очертания чемпионата. Ну, вы знаете, те доли секунды, которые изменили ход истории – будь то гениальное выступление кого-то из гонщиков, грубые просчеты команд, или закулисные решения, запустившие ряд событий, что привели нас к такому финалу, какого мы никогда раньше не видели.

Причину столь плотной борьбы можно искать в аварии Льюиса Хэмилтона в Монреале. Или в отказе двигателя на болиде Массы в Будапеште. А еще были Спа и стюарды, катастрофа на пит-стопе «Феррари» в Сингапуре, возвращение хладнокровного Хэмилтона в Китае и даже дождь, зарядивший на последних минутах гонки на «Интерлагосе».

Но если начать избавляться от этих событий слой за слоем, пытаться разобраться в причинах и следствиях, очень скоро понимаешь, что приведенные примеры – часть обычной суматохи сезона в «Формуле-1». Они очертили чемпионат, но ни одно из них не было первопричиной – в поисках оной нужно забраться гораздо глубже простого разбора потерянных тут и там очков.

10 сентября 2006 года Шумахер объявил об уходе и запустил цепочку событий, которые мы наблюдаем до сих пор 

Нужно проследить в обратном времени все элементы, включая те, что происходили за пределами трасс (например, скандал вокруг Макса Мосли и публикации News of the World) и найти тот момент, когда вспыхнула искра. И у меня есть дикая теория, что нам придется вернуться к событиям воскресного дня 10 сентября 2006 года. Именно тогда в Монце Михаэль Шумахер объявил о своем уходе из «Формулы-1» и запустил цепочку событий, которые – можете со мной поспорить – мы наблюдаем до сих пор.

Для начала, если бы Шумахер не решил завершить карьеру, а принял храброе решение лицом к лицу принять вызов Кими Райкконена, вполне возможно, что он выиграл бы один, если не оба последних чемпионата. Я не говорю, что было бы именно так, но такой шанс существует.

В самом деле, невозможно представить Михаэля, испытывающего проблемы с мотивацией или страдающего в квалификации, как это было в прошлом году с Райкконеном, или совершающего школьные ошибки вроде тех, что сделал Масса в Австралии, Малайзии и Венгрии. Честно говоря, не будет преувеличением предположение о том, что чемпионат стал бы для немца легкой прогулкой, и все было бы решено вскоре после экватора сезона.

Но в реальности его уход освободил арену для Хэмилтона и Массы, дав им возможность стать претендентами на чемпионскую корону. Они оба выглядели бы сегодня совсем иначе, возможно, добились бы гораздо меньшего успеха, будь Шумахер все еще на сцене.

Невозможно представить Михаэля, испытывающего проблемы с мотивацией или страдающего в квалификации

Однако это пока только базовое представление о том, какие последствия вызвал уход Шумахера. Можно пойти еще дальше и заявить, что его решение повлияло на развитие спорта совершенно непредсказуемым образом и вне трасс.

Представьте на секунду, что немец решил бы остаться, и, таким образом, лишил бы технического директора «Феррари» Росса Брауна идеальной возможности взять годичный отпуск. Все аргументы за то, что англичанин остался бы у руля, отложил свои планы отдыха и, почти наверняка, не оказался бы в «Хонде». После провального сезона-2007, за которым последовала еще одна неудача в 2008, вполне разумно предположить, что японцы, не имея обещаний Росса, махнули бы рукой на «Формулу-1» (Статья была написана до ухода «Хонды»–прим. переводчика).

И все же, эффект Шумахера распространяется еще глубже. Если бы Браун не ушел из «Феррари», не возникло бы нужды в перестановках руководящего состава, которые так расстроили главного механика команды Найджела Степни, когда ему не досталась должность повыше. Разочарование британца заставило его смотреть по сторонам в поисках работы, что и привело к контактам с Майком Кафланом. И началась шпионская сага. К моменту ее завершения, как мы все прекрасно знаем, «Макларен» был иключен из Кубка конструкторов и оштрафован на 100 млн долларов, а «Формула-1» с головой окунулась в закулисные разборки.

Можно протянуть ниточку от завершения Шумахером карьеры к двум скандалам и новым правилам

А теперь перейдем к тому, как уход Шумахера повлиял на историю с Мосли. Если бы Макс не сыграл такую значительную роль в шпионском скандале в 2007 году, News of the World, возможно, просто обошла бы вниманием подробности его личной жизни. «Какой Макс?» – вероятно, сказал бы редактор, когда ему предложили эту историю.

А ведь личная жизнь Мосли, без сомнений, глубоко повлияла на королевские автогонки. И не только потому, что президенту ФИА пришлось пережить вотум доверия. Гораздо больший эффект эта история произвела на команды, которые создали свою Ассоциацию, чтобы противостоять тактике «Разделяй и властвуй», так часто применяемой Мосли и Берни Экклстоуном.

Итого, можно протянуть ниточку от завершения Шумахером карьеры к уходу из «Феррари» Брауна, решению «Хонды», появлению Массы, разочарованию Степни, двум скандалам и последним обсуждениям правил между командами и ФИА.

Получилось такое забавное упражнение, чисто теоретическое, и тем не менее, но оно отлично демонстрирует тот факт, что события в «Формуле-1» нельзя рассматривать изолированно. Зачастую, важнее понять, почему что-то случилось, а не как это произошло.

Теория хаоса полагает, что взмах крыльев бабочки может на одном конце земного шара может вызвать ураган на другом – тайфун в Японии или ливень в Бразилии. После сезона-2008, кто знает, куда заведет нас история. И мы должны быть этому благодарны.

Джонатан Ноубл, редактор Autosport 

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы