android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Петер и волки

Год назад многие обозреватели скептически относились к шансам Серхио Переса заблистать в «Формуле-1». Сейчас настало время собирать камни — и вместе с тем оценить блестящую работу Петера Заубера по подбору молодых талантов. Которая, к слову, приносит пользу команде уже третий десяток лет.

Петер и волки
Петер и волки

За время, проведенное в «королевском классе», у Петера Заубера сформировалась репутация одного из самых консервативных боссов «Формулы-1». Несмотря на то, что лишь восемь коллективов в истории чемпионатов мира приняли участие в большем количестве Гран-при, нежели хинвильцы, живучестью последних мало кто восторгается. Скорее, ставят в упрек боссу нехватку амбиций, из-за которых конюшня из года в год довольствуется статусом середняка. Управленческий прагматизм, жесткая финансовая политика, поступательное техническое развитие (интенсивный научный поиск вместо расширения мощностей) постепенно перекочевали из разряда философии руководителя в базовые принципы жизни команды. И стали неразрывно ассоциироваться с ней.

И все же одна черта, присущая Зауберу, в общую канву не укладывается. Речь о подходе к выбору пилотов — теме, что сама собой всплыла после победного во многих смыслах финиша Серхио Переса на Гран-при Малайзии. Дебютный подиум в карьере мексиканец завоевал по итогам всего 19-го старта, чем подтвердил разборчивость герра Петера в молодых талантах. Хотя еще совсем недавно многие отказывали протеже Карлоса Слима в таланте, занося под общую гребенку «рента-драйверов».

Подиум Серхио Переса подтвердил разборчивость Петера Заубера в молодых талантах

А ведь если присмотреться внимательно, Серхио демонстрировал интересные задатки и вполне пристойные результаты уже в минорных сериях. Скажем, поклонники британской «Формулы-3», отслеживавшие сезон-2008, стали свидетелями четырех побед гонщика. Триумфы представителя скромного «T-Спорт» позволили ему большую часть сезона бороться с превосходящими силами «Карлина». И хотя стать чемпионом Пересу так и не удалось (на ранних стадиях биография мексиканца титулами не пестрит), его талант дал знать о себе широкому автоспортивному сообществу. Вопрос был лишь в том, какая из конюшен «Ф-1» поможет гонщику развиваться на высшем уровне.

Таковой оказалась команда «Заубер», что выглядело логичным как минимум с исторической точки зрения. В свое время именно Герр Петер (вместе с «Мерседесом») нашел 150 тысяч фунтов стерлингов, чтобы помочь скромному немецкому юноше, гонявшему за швейцарскую команду в чемпионате спортивных прототипов, дебютировать за рулем «Джордана» в «Формуле-1». По слухам, задумывался и дальнейший «промоушн» Михаэля Шумахера по фамильной брендовой линии. Увы, кооперация не выгорела. Тем не менее это положило начало очень любопытной тенденции, закольцованной на излете Пересом. И вот что она собой представляет.

С самого начала выступлений в Больших Призах «Заубер» полагался на таланты молодых пилотов. В дебютном сезоне места в кокпитах были предоставлены отнюдь не искушенным на полях боя Карлу Вендлингеру и Джей-Джей Лехто, суммарно имевших за душой 52 старта и два очка. Годом позднее за рулем черной машины обосновался Хайнц-Харальд Френтцен, доселе пороху «Ф-1» не нюхавший вообще. Семь очков и несколько выдающихся квалификационных выступлений позволяют назвать немца первым достойным «продуктом» хинвильской «фабрики по производству талантов».

«Я не скаут или экстрасенс, чующий вундеркинов. Процесс поиска гонщиков до отвращения банален»

Собственно, с тех пор «Заубер» не изменял избранному курсу, даже когда соблазн отступить от него был велик. К примеру, в 1994 году за рулем швейцарского болида мог надолго осесть Андреа де Чезарис. Однако герр Петер остался верен себе.

«Я не скаут или экстрасенс, чующий вундеркинов. Процесс поиска гонщиков до отвращения банален — уж простите, разобью ваши иллюзии. Чаще всего менеджеры спортсменов звонят и предлагают услуги подопечных — за годы, что работаю в этом бизнесе, получил, наверное, свыше сотни профайлов. Только и остается, что выбрать подходящего. Раньше при отсеве кандидатов руководствовался спортивными принципами — результатами на трассе, стабильностью в управлении шасси и так далее. Со временем же к этому добавил советы внутреннего голоса. И, думается, с тех пор система приема на работу сбоев не давала», — признается руководитель.

Понятно дело, что у такого принципа подбора исполнителей есть и чисто меркантильное обоснование. За душой у Заубера нет ни ресурсов, ни технической базы, чтобы привлечь под знамена команды спортсмена с громким именем. Таковые появлялись в конюшне, только когда их карьера катилась к закату. Это подтвердят и Джонни Херберт в эпоху после «Бенеттона» и Жак Вильнев в 2005-м.

«Все зависит от обстоятельств. Сами понимаете, середняку куда проще подписать молодого пилота — командный статус не обязывает выигрывать гонки. В топ-конюшнях давление не в пример выше. Именно поэтому там нацеливаются на формирование тандема из элиты, чтобы каждый член пары неделю за неделей претендовал минимум на подиум», — подчеркивает Петер.

«Масса, как волк, был голоден до побед и по-хорошему завернут на работе — точь-в-точь как Айсмен»

Понятное дело, что связывать себя отношениями с неопытным гонщиком — риск по умолчанию. Подписывая договор с кем-то, уже закаленным вызовами «Ф-1», конюшня гарантирует относительно стабильные выступления. Новички же способны ошибками (пусть и невынужденными) свести на нет весь положительный эффект от своего потенциала.

«В то же время с необстрелянными юнцами работать было в разы проще, нежели с гонщиками, уже поварившимися в атмосфере пиранья-клуба. Молодежь легче мотивировать. А когда у них загораются глаза, заряд бодрости и желание трудиться ощущает вся команда», — уверен Петер, поскольку на практике зафиксировал эффекты от такого положительного сотрудничества. Это случилось в 2001-м, когда баранку «Заубера» крутил Кими Райкконен. К слову, благодаря эффективной кооперации с финном годом позже место в кокпите получил Фелипе Масса. «Он, как волк, был голоден до побед и по-хорошему завернут на работе — точь-в-точь как Айсмен. Поэтому мы дали бразильцу шанс», — поясняет функционер.

Зауберу стоит отдать должное: помимо блестящего выбора при ставке на молодежь он умеет создать атмосферу, благоприятно влияющую на подопечных. Понимая, что ошибок со стороны гонщиков не избежать, швейцарец превращает их в нечто само собой разумеющееся и сопровождающее процесс адаптации в «Ф-1». Тем самым избавляет спортсменов от ненужного давления, гнетущего чувства вины и закомплексованности.

Тот же Перес, следует полагать, нынче расцвел именно потому, что годом ранее его не песочили за каждый совершенный просчет. Да и Камуи Кобаяси, подобранный после развала «Тойоты», быстро адаптировался в Хинвиле во многом благодаря позитивной атмосфере.

«Если молодой пилот попадает в кокпит в самый разгар сезона с напарником, претендующим на звание лидера конюшни, ошибок с его стороны почти наверняка не избежать. Ваша задача — раскрепостить парня, помочь ему сосредоточиться на своих сильных сторонах для дальнейшего прогресса. Справитесь с этим — и выведете спортсмена на новый уровень. Нет — и останетесь куковать с закомплексованным неудачником», — настаивает Заубер.

«Недостаток опыта требует шлифовки навыков. А этот процесс лучше осуществлять в том коллективе, где давление минимально»

И с ним не поспоришь: когда Кобаяси перебрался в Хинвил, он регулярно терял несколько «своих» десятых в гоночном режиме. Однако стабильность, которую ему помогла обрести команда, не повлияв на уникальный гоночный стиль, с лихвой компенсировала недостачу. А затем и ликвидировала пробелы в технике.

Любопытный нюанс: именно последний аргумент герр Петер детально разжевывает журналистам, прежде чем взяться за ответ о потенциальном переходе Переса в «Феррари» на место Массы. Причем говорит о трансфере без восторга, называя его сомнительным карьерным ходом.

«Недостаток опыта требует шлифовки навыков. А этот процесс лучше всего осуществлять в том коллективе, где давление минимально», — прозрачно намекает швейцарец. И продолжает: «Сегодня «Феррари» нужен результат». Тогда как добыть его, сражаясь бок о бок с одним из лучших пилотов современности, крайне непросто. Особенно в свете того, что Фернандо Алонсо одновременно с борьбой за титул привык расправляться с партнером по Скудерии. Надо ли лишний раз напоминать, как потом складывались карьеры у большинства пилотов, посрамленных испанцем?

Так что Пересу не следует торопить течение времени. Ведь, может статься, он окажется самым успешным пилотом из «фабрики звезд» Заубера. По крайней мере, пока к этому есть все предпосылки…

По материалам Autosport

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы