Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Петровская эпоха

Предчувствия его не обманули: Виталий Петров, ползимы ждавший устройства на работу, получил награду за терпение – контракт с командой «Катерхэм». Sports.ru разбирает нюансы возвращения «Выборгской ракеты» в «Формулу-1» и отвечает на самые злободневные вопросы, связанные с трансфером.

Петровская эпоха
Петровская эпоха

Почему «Катерхэм»?

При желании абзац можно было бы закончить лаконичной констатацией «А больше свободных мест на рынке рабочей силы элитного класса и не наблюдалось». И правда, топ-конюшни еще до тестов определились с приоритетными кандидатами, а середняки поставили на рента-драйверов, едва получили доказательства их платежеспособности. В итоге оставалось лишь ловить золотую рыбку в мутной аутсайдерской воде, да и то с рядом оговорок. Заброс удочки в водоем «ХРТ» виделся нецелесообразным с точки зрения элементарных энергозатрат: кроме статуса «боевой пилот «Ф-1» сотрудничество ничего не давало.

А вот репутацию могло подорвать ой как серьезно, ведь в регулярно замыкающем таблицу гонщике (а иных результатов на смеси тостера и пылесоса не показать!) серьезные коллективы редко когда видят кадр для собственного усиления. «Маруся» и «Катерхэм» в этом смысле не столь безнадежны: к примеру, в прошлом году даже на фоне невыразительных результатов автоспортивная общественность оценила ренессанс Хейкки Ковалайнена и похвалила работоспособность Тимо Глока. То бишь трамплином для возвращения на вершины оба коллектива назывались не для красного словца.

Больше свободных мест на рынке рабочей силы элитного класса для Петрова не наблюдалось

Тогда почему Виталий был принят на работу малазийцем Тони Фернандесом, а не вручил трудовую книжку соотечественнику Николаю Фоменко? Ведь и тот, и другой искали рента-драйвера на место второго боевого пилота. Как кажется, тому есть несколько объяснений. Во-первых, «Марусе» требовались деньги уже к декабрю: в стремлении выиграть время команда еще по осени прогнала уменьшенную модель-2012 сквозь аэродинамический тоннель «Макларена», чтобы к началу зимы пустить в производство элементы боевого шасси. Спонсоры Шарля Пика оплатить «броню» подопечного до дедлайна успевали, покровители Петрова – нет. Кроме того, в конце года менеджер россиянина Оксана Косаченко все еще надеялась посадить подопечного в более пристойный болид. Однако переговоры раунд за раундом срывались…

Во-вторых, «Маруся» нынче вступает в переходный период. Отказавшись от экспериментального проектирования «памяти Ника Уирта», россияне строят болид фактически с нуля. Причем без KERS – единственные в пелетоне. С мотором «Косуорт», радикально перекроенной аэродинамикой и обкатанной по усеченной тестовой программе машиной пилоту остается рассчитывать разве что на борьбу с конкурентами из «ХРТ». А для Виталия это все равно, что выкинуть 10 млн. евро спонсорских денег на ветер: прорубать путь сквозь тернии к звездам из самой чащобы уместнее молодому пилоту без имени, а не человеку, уже зарекомендовавшему себя. Тем более в такой солидной конторе как «Лотус-Рено» – вне зависимости от показанного там результата. А значит, вполне резонно, что госпожа Косаченко сосредоточила вектор переговорных атак на «Катерхэм».

Почему вместо Трулли?

Если бы в командах «Формулы-1» по примеру реалити-шоу «Последний герой» раздавали тотемы, защищающие от увольнения, Хейкки Ковалайнен мог бы увесить ими всю машину. Роль спасительного артефакта замечательно исполнили бы мячики для гольфа, которые финн использует при играх с боссом конюшни Тони Фернандесом во время каникул. Личная дружба как таковая подкрепляется результатами скандинава. Пусть за 38 Гран-при в составе британцев он так и не набрал зачетных очков, зато несколько раз вплотную подбирался к десятке сильнейших, демонстрируя приличный темп на отнюдь не стабильном болиде. Кроме того, Хейкки зарекомендовал себя бескомпромиссным бойцом, который избегал жалоб на капризничающую рулевую колонку, то и дело бессистемно выходящий из-под контроля задок и прочие технические неурядицы. Он просто работал – так, как делал это на совесть в «Макларене» и «Рено». И этого хватало, чтобы оставаться в «Лотусе» (нынче «Катерхэме») лидером.

Для Ярно ситуация имела совсем иной коленкор. В свои 37 он, обладающий колоссальным опытом, прекрасно понимал, в чем на самом деле силен, где потолок его возможностей и как извлекать максимум пользы из козырей техники пилотирования. Однако выглядевший на голову сильнее Фернандо Алонсо в «Рено»-2004 и бравший подиумы с «Тойотой» в конце 2000-х, на британской почве ветеран никак не мог зацвести. Дело в том, что машина совершенно не соответствовала его потенциалу. Вернее, не давала реализовывать себя в привычной манере по причине технического несовершенства. Плюс нововведения в правилах (KERS, DRS, запреты на смены траектории, отказ от дозаправок) и специфика шин «Пирелли» привели к тому, что Трулли исчерпал резерв конкурентоспособности. Это, к слову, периодически отмечали даже мы, анализируя действия итальянца в рубрике «разбор полетов».

На британской почве Трулли никак не мог зацвести

Если раньше дока оборонительных действий, собирая за собой знаменитый «паровозик», успешно мог отбивать атаки грандов чуть ли не весь Гран-при, нынче его не хватало даже на десяток кругов. А то и в разы меньше, случись болиду оказаться «пробитым» в настройках… Разумеется, Ярно это сам прекрасно понимал: его резкое недовольство техническими характеристиками машины и претензии в адрес команды – из этой оперы. Равно как и психологический дискомфорт, приведший к закату звезды некогда славного пилота.

Можно сколь угодно долго говорить о негуманности увольнения Трулли в контексте январских заявлений Фернандеса, сокрушаться об отсутствии итальянских пилотов в пелетоне-2012, клясть засилье рента-драйверов. Тем не менее пятничное решение «Катерхэма» по сути верно. Ведь оным малазийский бизнесмен решил сразу несколько важнейших стратегических задач. А) Получил внушительное вливание в бюджет молодой развивающейся команды. Средства придутся как нельзя кстати, поскольку в свете покупки KERS и КПП «Ред Булла» шасси к лету ждет затратная, но многообещающая модернизация. Б) Заручился поддержкой пилота, еще не выработавшего ресурс, а, наоборот, ищущего пути для возвращения в топ-команду. В) Обзавелся интересными стратегическими партнерами, услуги которых могут прийтись ко двору к моменту проведения Гран-при России.

Естественно, без жертв не обошлось: в плане межсезонной работы с болидом и его настройки на гоночные уик-энды опыт Трулли несоизмеримо богаче наработок Петрова. Да и серьезного конкурента Ковалайнену глава команды подсуетил, несмотря на протекционизм по отношению к финну. Однако риски в данном случае оправданы, поскольку Фернандес намедни отказался от заведомо убыточного итальянского проекта.

Почему ставки высоки?

На кону репутация. Одно дело – конкурировать с Робертом Кубицей в ранге дебютанта и набираться опыта методом проб и ошибок. Другое – иметь равные результаты с Ником Хайдфельдом, спешно приглашенным в команду и в силу пропущенной предсезонки толком не освоившим поведенческие нюансы машины. Петров, всю зиму ходивший по лезвию бритвы, в ближайший год должен дать конкретный ответ на вопрос, кто же он по своей гоночной сути – претендент на постоянное место в элитном пуле, либо же прожигатель денег «Сибура», прикрывающийся оберткой национального проекта. Во время выступления в топ-командах Ковалайнен выступал примерно в той же роли оруженосца, что Виталий – при Кубице. Однако после трансфера в «Катерхэм» вышел на более высокий профессиональный уровень, расправив крылья. Русской «Ракете» предстоит как минимум повторить подвиг – в противном случае еще одного шанса для выхода на орбиту он не получит.

Петров должен ответить на вопрос, кто же он – претендент на постоянное место в элитном пуле, либо прожигатель денег, прикрывающийся оберткой национального проекта

На кону деньги меценатов. Рента-бюджет Виталия – один из самых раздутых среди всех «платников» в нынешнем сезоне. Собственно, именно поэтому собрать и подтвердить его госпоже Косаченко удалось с превеликим трудом. Даже вмешательство самых высоких власть имущих чинов, по слухам, случившееся уже на «падающем флажке», процесс ускорило лишь отчасти – в качестве непрофильного актива проект «Выборгская Ракета» перестает быть интересным практически со всех позиций. Апелляции к подиумам и отсылки к зачетным очкам нынче неуместны: на фоне того, как долго переводились средства на гарантию контракта и оплату выступлений, былые достижения попросту теряют смысл. Лишь успешные выступления в «Катерхэме» вернут сочетанию «национальный проект» осмысленность, и вместе с этим гарантируют дальнейшую оплату услуг выступлений Петрова.

К слову, пора перестать кривиться при сочетании «рента-драйвер» по отношению к Виталию. Такова на сегодня объективная реальность: без финансовой поддержки талант российского гонщика не востребован – как минимум, на уровне тех требований, что предъявляют основные движущие силы «Формулы-1». Кроме того, он не получает зарплату, как ведущие гонщики пелетона, и не является объектом охоты со стороны крупных компаний, заинтересованных в расширении раскрутки бренда. То же, каким образом он «аннулировал» контракт Трулли, лишь подчеркивает специфику нынешнего статуса спортсмена. Так что в свете последних событий избавиться от обидного клише Петров сможет только после того, как подпишет контракт, не гарантированный собственными средствами.

На кону вызов. За спиной Петрова притаился Гидо ван дер Гарде – амбициозный молодой пилот, ждущий возможности ухватить за хвост птицу-удачу. На рынке свободных агентов маячит любитель китайского трэша Адриан Сутиль. Нет-нет, но заходит разговор об экзотичных пилотах, способных рупиями, юанями или иенами позолотить ручку Фернандеса. В общем, расслабляться Виталию точно не резон: любой прокол будет идти по гамбургскому счету без всяких скидок на трудную предсезонку или нули в чековой книжке. «Катерхэм» нынче нацелен завоевать первые очки в истории, для чего затеял масштабную программу реорганизации и развития. И если не идти в ногу со временем, велик риск остаться на обочине истории…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы