Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Серебряный вождь

    После небольшого перерыва колонка «разбор полетов» возвращается к читателям. На трассе «Сильверстоун» гоночные маневры совершались на любой, даже самый изысканный вкус, умудряясь тешить глаз как и ценителей искусной защиты, так и любителей яростных атак.

    Серебряный вождь
    Серебряный вождь

    Последние зашлись в восторженном визге уже на 14 круге, когда Дженсон Баттон прорвал оборону Фелипе Массы в духе сражений «Мэнселл против Пике». Почти половину петли британец готовил атаку, двигаясь след в след сопернику. Тем самым не только оказывал на бразильца недюжинное психологическое давление (об умении пилота «Макларена» обгонять в переменную погоду все прекрасно осведомлены), но и доводил до оптимальной температуру покрышек. Где-то чуть-чуть жестче оттормаживался, предварительно вплотную подтянувшись к алой машине. Где-то чуть резче конкурента выходил из поворота, заодно заставляя Массу смещаться в сторону, перекрывая потенциальное направление для удара. Но то была рекогносцировка — подготовительные маневры, не больше. Сама атака расцвела пышным цветом на прямой «Хангар» когда Баттон использовал всю ширину полотна, чтобы сперва чуть качнуть визави вправо, затем молнией метнуться в противоположную сторону — и перед атакой в «Стоуве» поравняться с «Феррари» на внешнем радиусе. Дальше Дженсон предпринял то, чем может гордиться как минимум до конца чемпионата. Не меняя траектории он прошел до конца весь затяжной правый вираж, на выходе дважды не дрогнул, когда от контакта машины разделяли всего миллиметры (при этом Фелипе движением руля провоцировал соперника сдвинуться за пределы трассы), а завершил маневр жесточайшим торможением в «Вейле». Поздним, рисковым, но в то же время очень эффектным — F150 уже к моменту выхода на апекс оказывалась в отыгранном положении... Что здесь сказать? Разве вслед за комментаторами языком познавательных немецких кинофильмов повторить: «Дас ист фантастиш!»

    Дженсон Баттон прорвал оборону Фелипе Массы в духе сражений «Мэнселл против Пике»

    Следом резонно обратить внимание на идентичные обгоны при выходе из «Копса», которые произвели Льюис Хэмилтон и Михаэль Шумахер. На телевизионном экране они, возможно, выглядели не так ярко, как хотелось бы. Но очевидцы утверждают: пилоты, осуществившие маневр на скорости 185 км/ч, повергли всех свидетелей в благоговейный трепет. Британец в большей степени, поскольку разобрался с двукратным чемпионом мира без помощи DRS, находясь на аналогичной с соперником резине и имея покрышки сопоставимой степени изношенности. Для атаки Льюис выбрал неоптимальную траекторию, которая таила в себе дополнительную опасность — из-за повышенной влажности была чрезмерно скользкой. Однако вырулив на внутренний радиус и рискнув врубить KERS, он не только удержал машину в рамках узкой линейки асфальта, но и оставил позади «Феррари».

    Шумахер же достоин уважения хотя бы потому, что рванул в бой с открытым забралом, намереваясь отвоевать… 15-ю позицию! Право слово, в современной «Формуле-1» в столь сложных погодных условиях на не самом благоприятном участке для обгона атаковать рискнут единицы. Но и то лишь в том случае, когда речь идет о реальных очковых приобретениях. Просто же «ради картинки» вызов сопернику практически не бросается. Однако Красный Барон удивил россиянина Виталия Петрова, пулей выскочив на внутренний радиус (при этом чуть не задев задок «Лотус-Рено»!), ловко сместился вправо, поравнявшись с соперником, а затем нырнул в следующий вираж так органично, что Петрову оставалось разве что проводить «Мерседес» взглядом. Заметьте, как Михаэль отрабатывает концовку эпизода: он не просто остается на выигрышной траектории, но еще и перестраховывается от контратаки. То бишь остается профессионалом до конца, хотя обратная реакция со стороны Петрова вряд ли предполагалась вообще.

    Фелипе Масса вплоть до последнего поворота не собирался отпускать Хэмилтона

    А вот Фелипе Масса вплоть до последнего поворота не собирался отпускать Хэмилтона в битве за четвертую позицию. Не зря же бразилец именно под занавес гонки принялся штамповать свои лучшие круги, наконец-то добившись стабильности от болида при торможениях! Другое дело, что и Льюис, даже под угрозой очередного вызова к стюардам, от цели не отступался. А потому когда запускал болид в синхронный с «Феррари» дрифт, форы сопернику не давал — где-то балансируя на грани дозволенного, где-то заступая за нее, как при контакте на последних метрах дистанции.

    Тем не менее нынче бросить камень в британца, допустившего толику безрассудства в борьбу, рука не поднимется. Оба пилота сознательно шли на сближение, оба сознательно до конца не отступались от траекторий (к слову, обеими верно выбранных!), оба при желании могли предотвратить коллизию. Но они избрали путь воинов, в конце которого одному из них так или иначе пришлось бы отступить в сторону. Неудачником оказался Масса, на выходе из последнего виража вновь павший жертвой нервозности машины… При всей неоднозначности маневра призовем болельщиков не искать в ситуации правых и виноватых. И уж тем более вешать всех собак на Льюиса по стереотипной схеме предыдущих Гран-при. Как говаривала героиня-картежница замечательного КВНовской миниатюры: «Нечего ругаться! Никто не заставлял вас играть — бабушка тоже рисковала…»

    Решил рискнуть и Михаэль Шумахер при обгоне Камуи Кобаяси, однако влажная трасса и связанные с нею нюансы торможения заменили борьбу (в перспективе очень интересную) гоночным инцидентом. В котором виноваты, на наш взгляд, оба пилота. Немец в большей степени, поскольку слишком активно атаковал по внутреннему радиусу, не учтя, что мокрые участки асфальта могут спровоцировать снос болида в сторону. Тогда как японец отказался взять чуть шире и использовать весь остаток полотна по правую сторону, чтобы уйти от аварии. Наоборот, представитель «Заубера» предпочел сместиться внутрь, чтобы при разгоне обозначить приоритет движения влево и показать сопернику «я выбрал именно эту линию движения, так что сдержи лошадок».

    В эпизоде Шумахер-Кобаяси контакта, прежде всего со стороны немца, можно было избежать

    Понятно, что контакта, прежде всего со стороны Шумахера, можно было избежать. Тем не менее оплошность, думается, не тянула на столь серьезный штраф, как «стоп-энд-гоу». Даже с оговоркой, что пит-лейн в «Сильверстоуне» короче обычного, а значит теряется смысл наказания проезда по нему, пенальти в данном случае должно было быть куда гуманнее. Ибо как тогда объяснить, что совершенно непонятное поведение Пола ди Ресты вовсе осталось безнаказанным? Ведь последовательность стюардов в таком случае вызывает сомнения уже после простого просмотра инцидента с участием пилота «Форс-Индии».

    Очевидно проигрывая в скорости Буэми на прямой, шотландец, тем не менее не отступился от линии движения, хотя своим упрямством мог причинить вред не только «Торо Россо», но и шедшему позади «Уильямсу». Позднее торможение в данной ситуации максимум позволило бы дебютанту «поцеловать» болид соперника. Ведь инерция после жесткого торможения так или иначе вынесла бы его автомобиль на линию движения Себа, даже случись последнему войти в поворот широко. Хуже того, если бы «Уильямс», в итоге успевший сместиться на внешний радиус, остался на изначальной траектории, с «замесом» не разминулись бы сразу три машины, что на данном участке трассы выглядело бы событие, попирающим любую логику… Парадокс, но мастер по поломке антикрыльев не получил даже предупреждения от Найджела Мэнселла сотоварищи.

    Если же заводить речь о защите, то отметим нахождение в центре двух самых ярких ее эпизодов Себастьяна Феттеля. Поначалу чемпион мира в борьбе на трассе пробовал обойти Льюиса Хэмилтона, однако так ни на йоту в этом не преуспел — разве что полностью ухайдокал шины, всякий раз нагружая их сверх меры при попытке обгона.

    Да, задумки немца оригинальностью не отличались. Но с другой стороны колоссальный ресурс машины позволял надеяться на прорыв, допусти британец хотя бы малейшую помарку. Однако тот отрабатывал безупречно, что легко видеть в траекториях прохождения поворотов с бортовой камеры на машине Себастьяна. «Ред Булл» перечерчивает заново все те линии, что секундами ранее на асфальте оставил Хэмилтон — и в результате временной отыгрыш составляет в лучше случае пару тысячных.

    Марк Уэббер послал подальше причитания Кристиана Хорнера по командному радио — и напряг немца по полной программе

    Дополнительные технические средства чемпиону мира также особого содействия не оказали, из-за чего Себ был вынужден отправиться на пит-стоп, признав поражение.

    Впрочем, реабилитироваться лидер «быков» в полной мере смог под занавес гонки, когда отбил атаки напарника.

    Марк Уэббер послал подальше причитания Кристиана Хорнера по командному радио — и напряг немца по полной программе. С прессингом в затяжных виражах, провокациях на смене направлений и даже перспективой контакта в борьбе за оптимальную траекторию при смещении с нее лидера «быков». При этом вызвал уважение публики своими стальными — э-э-э… — нервами! Потому как выходя на внешний радиус, он несколько раз обозначал такие рисковые направления для атаки, что менее опытные пилоты даже от идеи чего-то подобного уже открестились бы. Посему совершенно оправдана улыбка Феттеля на пресс-конференции: сохранение второй позиции он, бесспорно, может записать себе в актив. Тем более что количество огрехов в его исполнении — с учетом важности эпизода и его напряженности — было не так уж и велико.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы