Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дженсон Баттон: «Чемпионский титул у меня уже никто не заберет»

    Выиграв Гран-при Канады, Дженсон Баттон поднялся на вторую строчку в личном зачете и заставил многих задуматься, кто же в этом году является главным соперником Себастьяна Феттеля. Сразу после феноменальной победы в Монреале журналисты Blick взяли у чемпиона мира 2009 года эксклюзивное интервью.

    Дженсон Баттон: «Чемпионский титул у меня уже никто не заберет»
    Дженсон Баттон: «Чемпионский титул у меня уже никто не заберет»

    - Вы уже становились чемпионом мира. Все еще испытываете какое-то давление?

    – Я расстроен, что мне не всегда удается выступать на высоком уровне, поэтому буду по-настоящему доволен только тогда, когда нам удастся постоянно давить на «Ред Булл». Гонщик не имеет права вешать нос, наоборот, должен мотивировать команду, задавать ей сложные вопросы. Команде необходимы два позитивно мыслящих пилота, верящих в победу в чемпионате, иначе ее ждет поражение. В этом году, конечно, тяжеловато, так как Феттель уже серьезно оторвался по очкам. Но если мы не будем на 100 процентов концентрироваться на титуле, то о нем можно смело забыть.

    - Если бы Фелипе Масса был другим пилотом, он смог бы завоевать титул в 2008 году?

    – Фелипе необходимо психологически справиться с некоторыми тяжелыми ударами, не только с поражением в борьбе за титул в заключительной гонке сезона-2008. Не забывайте про его аварию в Венгрии в 2009 году. Но я не знаю, как он чувствует себя в этом сезоне, так как никогда пристально не изучаю других гонщиков. Алонсо – просто нереально быстрый пилот. И это усложняет жизнь Фелипе. Почему он не так быстр, как раньше? Не знаю, возможно, проблема в оптимальном использовании резины.

    «Гонщик не имеет права вешать нос, наоборот, должен мотивировать команду, задавать ей сложные вопросы»

    - Почему во время свободных заездов «Макларен» намного медленнее «Ред Булл», а в гоночном ритме на том же уровне?

    – Они лучше используют выдувной диффузор. Во время тренировки они могут направлять выхлопные газы в диффузор без перерыва в течение всего круга, но в гонке – нет. К тому же в гонке мы можем использовать агрессивные настройки мотора и чуть повышать его мощность. Что касается регулируемого антикрыла, то у нас оно не так эффективно, как у «Ред Булл». Однако в гонке, в отличие от тренировок, его нельзя применять без ограничений, поэтому преимущество «Ред Булл» исчезает. Я уверен, что в обычном положении наше крыло работает лучше. Но точно так же, как мы сейчас гадаем, почему мы уступаем на тренировках, в «Ред Булл» думают о гоночном ритме.

    - Переходя в «Макларен», вы приходили в логово льва?

    – Я и сегодня радуюсь своему решению. Мне нужен был новый старт, дополнительная мотивация. Что подтверждает мою уверенность в собственных силах. Если бы у меня были хоть какие-то сомнения, то я бы никогда не решился стать напарником Льюиса Хэмилтона. Начиная с картинга, я всегда строил свою карьеру по такому принципу: добиваясь успеха в какой-либо категории с одной командой, я двигался вперед и пробовал что-то новое. Поэтому у меня никогда (исключение – прошлый год) не было «единички» на носу машины. События, развивающиеся по одинаковому сценарию, утомляют меня. В перерыве между гонками я не могу усидеть спокойно на одном месте, поэтому я принимаю участие в соревнованиях по триатлону.

    - Ваша дуэль с Хэмилтоном отличается от сражений с другими пилотами?

    – Он такой же соперник, как и все остальные. Конечно, мы не должны врезаться друг в друга. Его обгон в Шанхае определенно был агрессивным, и он должен был быть уверен, что я дам ему место для маневра. Когда затем в Стамбуле атаковал его я, он оставил мне достаточно свободного места, просто поразительно много. Сложнее всего в борьбе на трассе мне было оценить Дэвида Култхарда. Если мои колеса не оказывались впереди его, то это всегда заканчивалось столкновением. Так как он просто всегда поворачивал. С некоторыми другими пилотами также надо быть осторожным. Но не стоит слишком много думать о том, кто скрывается за тем или иным шлемом, иначе просто забываешь о самой гонке. Не все пилоты часто смотрят в зеркала, многие просто чувствуют, что мимо проезжает машина.

    «Даже если мне не суждено завоевать второй титул, я не буду покидать «Формулу-1» с чувством, что я что-то упустил»

    - Ваша победа в чемпионате состоялась уже достаточно давно, вы не подзабыли ее?

    – Я никогда ее не забуду. Даже когда я постарею и стану седым, то буду чувствовать, будто она состоялась вчера. Некоторые воспоминания никогда не померкнут.

    - Что мотивирует вас сейчас?

    – В природе человека заложено стремиться к большему. Я не слишком многого достиг, чтобы остановиться и почивать на лаврах.

    - Вы расстроитесь, если не завоюете второй титул?

    – Даже если мне не суждено завоевать второй титул, я не буду покидать «Формулу-1» с чувством, что я что-то упустил, ведь мой титул у меня уже никто не заберет. Когда я завершу карьеру в «Ф-1», то не буду испытывать мучительных сомнений. Но я все еще достаточно молод, чтобы бороться за следующий титул. Роджер Федерер и Рафаэль Надаль продолжают участие в теннисных турнирах, несмотря на то, что они неоднократно выигрывали турниры Большого Шлема. Страсть к победам исчезает не так быстро. Конечно, однажды это случится, но точно не завтра. Я уйду, когда мне станет скучно ездить по кругу или я буду не так быстр.

    - Феттель и Алонсо уже подписали долгосрочные контракты, Хэмилтону скоро предложат новый, а как обстоят дела у вас?

    – Мне нет смысла подписывать долгосрочный контракт, поскольку я не знаю, как буду чувствовать себя через два года. Выступать в гонках до 40 лет – такое я себе представить не могу. Я хочу ездить до тех пор, пока буду выигрывать гонки. Пока я не задумывался о своем будущем и не вел никаких переговоров. «Макларен» сохраняет для меня опцион на следующий год. Это все, что я знаю. Многие мои коллеги любят определенность на длительный срок, но мне нравится, когда будущее открыто.

    «Нет смысла подписывать долгосрочный контракт, поскольку я не знаю, как буду чувствовать себя через два года»

    - Что оказало на вас влияние?

    – Люди, которые меня окружают, моя семья, возможно, тот факт, что я вырос за городом. И что я мог делать то, что мне нравится. Добившись успеха в достижении своих целей, я ощущаю себя в неплохом положении. В Венгрии я приму участие в 200-м Гран-при в карьере. Прекрасная юбилейная дата, которая состоится на трассе, где я одержал свою первую победу.

    - Вы можете описать свой характер? Вы всегда такой спокойный?

    – Все разные. Я такой, какой есть. И это помогает мне в том числе и в пилотаже. Ален Прост как-то сказал, что стиль работы за рулем говорит о человеке все. В этом что-то есть. Некоторые управляют болидом слишком агрессивно, другие, как я, более плавно, но результат может быть одним и тем же.

    - Ваш плавный стиль пилотирования больше подходит для быстро изнашиваемых шин «Пирелли»? Возможно, поэтому вам удалось приблизиться к Хэмилтону?

    – Нет, это не связано с шинами. Я лучше узнал команду и стал комфортнее чувствовать себя в машине. В квалификации Льюис все еще чуть быстрее меня, несмотря на то, что я тоже подтянулся. Гонки же больше зависят от стратегии. Нет четкой линии, как действовать оптимально. На некоторых трассах удается лучше беречь покрышки, на других – меньше. Льюис пилотирует намного агрессивнее меня и использует другие настройки, и тем не менее были гонки, когда ему удавалось лучше сберечь резину, чем мне.

    - Исход чемпионата решают шины или машина?

    – Машина. И гонщик, который допускает меньше всех ошибок. Себастьян Феттель в основном совершает ошибки во время тренировок. Гонки он проводит невероятно стабильно. Нам удалось заставить его понервничать только здесь, в Монреале.

    «В квалификации Льюис все еще чуть быстрее меня, несмотря на то, что я тоже подтянулся»

    - Вы часто выбираете альтернативные стратегии. Потому что вас к этому вынуждает «Ред Булл»?

    – Как раз наоборот. До Монреаля включительно я всегда придерживался той стратегии, что мы планировали заранее. Это другие реагируют на мои действия. Как правило, в этом году я хорошо себя ощущаю на тактике трех пит-стопов. Я не очень люблю что-то менять в гонке. Если ты придерживаешься одной тактики, то едешь так, как рассчитывал.

    - Феттель сейчас находится в той же ситуации, что и вы два года назад. Первое поражение после длительной серии побед приносит определенную нервозность?

    – Со мной произошло именно так. Правда, я тогда еще ни разу не был чемпионом. Феттель уже чемпион, поэтому он может чувствовать себя спокойнее. В 2009 году я ездил за команду, которая из ничего достигла совершенно невероятных результатов. Мы сами не могли тогда поверить, что это произошло и постоянно спрашивали себя, когда же прервется серия побед. У «Ред Булл» совершенно иные ресурсы по сравнению с «Брауном». И у них нет опасений, что они регрессируют. Они проводят сезон на высоком уровне, постоянно развиваются. В «Брауне» мы на это рассчитывать не могли.

    - Вы уже были на родине вашей японской девушки (Джессики Мичибаты) после страшнейшего землетрясения?

    – После Гран-при Китая я на пару дней прилетел в Токио. В Сендай я не поехал, так как по пути ты проезжаешь мимо Фукусимы, существует опасность облучения. Многие люди делают пожертвования, и, будем надеяться, эта тенденция сохранится. Восстановление обойдется в миллиарды миллиардов. Кроме того, существует еще проблема с радиоактивным излучением, которую никто не может оценить по-настоящему. Ты просто не знаешь, каким сообщениям верить.

    - Земля тряслась во время вашего пребывания?

    – Да, было небольшое землетрясение. Оно неожиданно началось ночью, когда мы с подругой пребывали в токийском отеле «Гранд Хаятт». Я только-только уснул, но сразу проснулся. Вся комната двигалась, издавая странные звуки. Когда ты впервые переживаешь землетрясение, то невольно испытываешь страх. Чувствуешь себя беспомощным. Но моя подруга просто сказала, что толчок был небольшим, и не стоит переживать. Просто перевернулась на другой бок и заснула снова.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы