Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Без князя в голове

    Гран-при Монако уже в прошлом, но не для рубрики «Разбор полетов». Sports.ru рассматривает борьбу Льюиса Хэмилтона с Фелипе Массой и Пастором Мальдонадо, противостояние Камуи Кобаяси и Адриана Сутиля, а также атакующий маневр Марка Уэббера.

    Без князя в голове
    Без князя в голове

    В маленьком княжестве Монако на узких улочках Монте-Карло в камерной обстановке гламура обгонять практически невозможно. Скорее, Джерри Холлиуэлл узнала бы Эдриана Ньюи (а не спросила бы: «Так ты тот самый парень, что меняет шины Феттелю?»), чем KERS и DRS увеличили количество успешных атак. Тем не менее колонка «разбор полетов» нашла чем заняться после гонки.

    Прежде всего, ваш автор со всех возможных камер рассмотрел участок трассы на выходе из тоннеля и пришел к выводу: специалистам, предписавшим запретить использование DRS на этом отрезке, стоит поклониться в ноги. В противном случае ужасающих аварий, подобные тем, что потрясли Нико Росберга, Серхио Переса и миллионы телезрителей, было бы в несколько раз больше.

    Специалистам, предписавшим запретить использование DRS в тоннеле, стоит поклониться в ноги

    Объясним почему: аккурат в зоне выезда на свет обслуживающий персонал трассы уложил новый участок трассы. Сцепление на нем было значительно хуже по сравнению с остальным полотном, что подчеркнул знающий толк в этих делах Дэвид Култхард еще по ходу квалификации. Кроме того, новое покрытие скрыло кочковатую поверхность рельефа как такового, тем самым уготовив пилотам дополнительную ловушку а-ля «Интерлагос». Малейший промах мимо точки торможения (и это при скорости почти в 280 км/ч) грозил не просто трудностями с возвращением болида на оптимальную траекторию, но взмыванием в воздух на несколько секунд. Опытные пилоты, понимавшие к чему подобный полет может привести, предусмотрительно страховались перед походом к связке левый правый, а заодно уберегали себя от срезки шиканы. Тогда как молодежь либо лихачи экстра-класса бросали судьбе вызов. И если Росбергу относительно повезло, то Перес, в довершении бед скользнувший шинами по грязному участку трассы, испытал на себе все коварство «маскировки» местности.

    Следом под наш «колпак» пристального внимания угодил Льюис Хэмилтон, к которому вплоть до 33 круга претензий не было. В экспозиции гонки британец очень корректно повел себя в борьбе с Виталием Петровым в «Сен-Дево», а затем обменялся джентльменским приподниманием цилиндра с Михаэлем Шумахером. Отказав Красному Барону в сопротивлении на первом круге и, фактически, пропустив без борьбы, пилот «Макларена» заслужил уважительного к себе отношения. Оное в последствии и проявилось: алаверды немца на девятом круге все в том же «Сен-Дево» говорило о том, что нас ждет очень грамотная и корректная гонка.

    Не тут-то было! Немногим не дотянув до середины этапа, Хэмилтон предпринял безрассудную, на наш взгляд, атаку на Фелипе Массу. Выйдя из «Мирабо», он увидел как его непосредственный соперник уперся в паровозик из «Торо Россо» Себа Буэми и «Ред Булл» Марка Уэббера. Весь состав избрал для прохождения шпильки внешний радиус с относительно широким уходом вправо. Льюис, ни секунды ни раздумывая, ломанулся внутрь, надеясь проскочить… И вот здесь возникает резонный вопрос: куда? Уже в начальной стадии маневра визави Масса посмотрел в зеркала заднего вида и сместился влево, обозначая намерение закрыть лазейку. Одновременно представитель «Ред Булл» резко срезал траекторию: видимо, движение бразильца «оззи» оценил как попытку поравняться при выходе из виража. Левее принял и Буэми, которому просто эта линия движения подходила лучше всего.

    Уже в начальной стадии маневра Масса посмотрел в зеркала заднего вида и сместился влево, обозначая намерение закрыть лазейку

    Другими словами, Хэмилтону вся прогрессивная общественность как бы намекала: вспомни надписи на крышечках от «Кока-Колы» и попробуй еще раз. Но в других обстоятельствах. Увы, поклонник Саши Барона Коэна голосу разума не внял — и остался верен изначально избранной модели поведения. После чего прожег внушительную дырку в боковине F150, подпортил опциональный компаунд и немного срезал шикану после выхода из тоннеля. Тогда как Фелипе в результате коллизии понес фатальные потери. При защите позиции от посягательств и смещении влево, он повредил часть носового обтекателя о болид Марка «шустрого гонсалеса» Уэббера. Это, разумеется, сказалось на стабильном поведении машины в тоннеле, когда Масса, пропуская Хэмилтона, сместился на грязную часть полотна. Сброс скорости аукнулся тем, что машину повело на торможении и «Феррари» лишилась части подвески после контакта с заградительным барьером.

    «Да ты, холоп, никак не уймешься!» — увидав дальнейшие художества британца, наверняка вскричал бы Иоанн Васильевич. И, кто знает, может, даже огрел бы неслуха посохом, аки своего сына. Поскольку на 74 круге в «Сен-Дево» Льюис еще раз подмочил репутацию себе, а заодно испортил гонку Пастору Мальдонадо, подставив того под удар. Венесуэльский крепыш провел воскресенье очень ровно и, несомненно, заслуживал зачетных баллов. Однако при подходе к виражу внезапно обнаружил рядом с собой Хэмилтона. Соседство было нелогичным, поскольку перед смещением вправо тактикой предписывалось сбросить скорость, что и сделал законопослушный дебютант. Британец поставил на привычный поздний брэйкинг, за счет чего пару метров отставания и выиграл.

    «Хорошо, тюремную стену вы пробили. А что теперь будете делать в соседней камере?» — лишенная оптимизма шутка как нельзя лучше подходит к описанию ситуации, поскольку преимущество равно оставалось за представителем «Уильямса». Ведь Льюису для продолжения маневра предстояло срезать поребрик и сбивать столбик, тогда как Пастору требовалось просто следовать своим маршрутом. Патовая ситуация. Из которой имелось два выхода. Первый: пилот «Макларена» берет правее, срезает дистанцию и пропускает Мальдонадо, признавая поражение. Вполне логичный вариант, если учесть, что он исключал аварию. Второй, также избавлявший стороны от контакта, заключался в более широком входе в вираж дебютанта и освобождении пространства для соперника. Логики в нем, правда, не видно никакой, потому что отдавать без борьбы преимущество в заведомо выгодной позиции не возьмется ни один пилот. В итоге, Пастор понадеялся на благоразумие соперника, а тот — на прочность своего антикрыла и бокового понтона. Первое выдержало столкновение со столбиком, второе — с корпусом «Уильямса».

    Спортсмен, носящий титул чемпиона мира, просто не имеет права дважды в ходе одного Гран-при принимать настолько сомнительные решения

    Почему в оценке действий Хэмилтона превалирует осуждающая риторика? Не торопитесь здесь искать конспирологические теории, причислять автора к членам «Ку-клукс-клана» или секты ненавистников «Макларена». Спортсмен, носящий титул чемпиона мира, просто не имеет права дважды в ходе одного Гран-при принимать настолько сомнительные решения при инициировании обгонов, что они приводят к авариям. Да, на трассе должна быть борьба. Да в ней должны быть страсть и накал. Но при этом никто не отменял уважения к соперникам и трезвого подхода к оценке своих возможностей. Валить же все на стюардов — дело неблагодарное. Уж если даже болеющие за британцев комментаторы Би-би-си признают, что Льюису стоило сдержать лошадок, втирать что-то обратное Ли Маккензи как-то совсем уж несолидно.

    К слову, Алан Макниш сотоварищи, на наш взгляд, отработали весьма неплохо. Например, четко разобрались в ситуации на 66 круге, когда Камуи Кобаяси прошел Адриана Сутиля в «Мирабо». Японец очевидно ошибся с маневром, переоценив перспективы заманчивого движения по внутреннему радиусу. Но, к своей чести, очень быстро это понял — и попытался оттормозиться так, чтобы с минимальными потерями из поворота вышли обе стороны. Ему не хватило самой малости дистанции для осуществления задуманного. А вот дефицит осмотрительности немца вышел гонщику «Форс-Индии» боком. Пока самурай выкручивал руль и старался выйти из заноса, немцу стоило взять чуть шире. В таком случае он проходил бы вираж без потери качества: поскольку Камуи проиграл бы треть корпуса на выходе, перед следующим левым Сутил наверняка успевал занять более выгодную позицию. А так против воли выступил в роли амортизатора: соприкосновение покрышек выбросило индийский болид вообще вне системы координат, тогда как нос «Заубера» вынесло едва ли не на идеальное направление для доворота вправо. Чем Кобаяси не преминул воспользоваться. То есть, по сути, стюарды пожурили японца за указанный вначале излишний оптимизм при оценке ситуации (также как Хэмилтона, по сути), но засчитали в смягчающие обстоятельства пробы избежать аварии. В отношении же Сутиля заметим любопытную особенность: как бы сильно его машину не били, она непременно добирается до финиша.

    О том же, сколь приятно может быть наблюдение за чистым маневром в Монте-Карло, напомнил Марк Уэббер. Его 77 круг лучше всего было оценивать с камеры на борту «Ред Булл» — только так во всей красе представала охота австралийца на все того же Кобаяси. «Оззи» словно выцеливал жертву, вел ее, взятую на мушку, через стартовые связки поворотов, примеривался к ней в «Мирабо», не выпускал из поля зрения в тоннеле. И вот когда японец, подстраховавшись сверх меры на кочковатом участке нового асфальта, взял вправо чуть шире обычного, ринулся в атаку. Оная получилось выверенной до миллиметра. RB7 поравнялся с «Заубером» ровнехонько на точке торможения, плавное движение руля влево оказалось достаточным, чтобы не просто выставить «Ред Булл» в направлении идеальной траектории, но и отсечь контратакующие посягательства соперника. Ну а разгон оставлял Кобаяси разве что возможность уважительно поаплодировать проезжавшему мимо Марку…

    После маневра Уэббера Кобаяси мог только уважительно поаплодировать проезжавшему мимо сопернику

    Оваций достоин и Себастьян Феттель, последнюю треть дистанции сражавшийся на разваливавшемся «софте» с превосходящими силами Фернандо Алонсо. На стороне испанца выступали психологическая раскрепощенность («Я не лидировал в гонке, поэтому в борьбе за позицию не побрезговал бы и аварией»), DRS и KERS. Однако чемпион мира не дал и малейшего повода усомниться в своей компетентности. В отличие от Нико Росберга, уступившего траекторию Михаэлю Шумахеру из-за широкого входа в вираж, пилот «Ред Булл» наиаккуратнейшим образом работал на торможении. Хотя износ задних покрышек, аналогичный «мерседесовским», не обошел и его. Отказавшись идти по стопам Хайме Альгерсуари, немец внимательно относился к поребрикам, исключив неправомерный риск и вероятность по глупости запороть гонку. Ну а блестящая работа с покрышками в очередной раз заставила говорить о том, что не только RB7 — гарант победы Феттеля. Не верите? Тогда для сравнения простейший статистический факт: в коллекции Уэббера насчитывалось четыре быстрейших круга в пяти гонках этого сезона. Но при этом Марк до сих пор не разу ни поднимался на верхнюю ступень пьедестал…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы