Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Проект 45» больше не держится в секрете

    Каждый сезон интересен не только тем, как разделили между собой победы на главных турнирах ведущие игроки мира, но и тем, что он всегда открывает новые имена. Продолжая вспоминать самых ярких персонажей прошедшего сезона, Sports.ru предлагает рассказ корреспондента журнала DEUCE Джеймса Бадделла об одном из его открытий – 18-летнем японце Кеи Нишикори, в этом году завоевавшем свой первый титул и сумевшем подняться более, чем на 200 позиций в рейтинге.

    «Проект 45» больше не держится в секрете
    «Проект 45» больше не держится в секрете

    Кеи Нишикори, самый молодой игрок первой сотни мирового рейтинга, сегодня является лицом всей теннисной Японии, страны с населением в 127 миллионов человек. От него также ожидают, что в скором будущем он превратится в одну из главных звезд ATP-тура.

    Grand Pacific Le Daiba, расположенный на острове Даиба, откуда открывается прекрасный вид на Токийский залив, круглый год открыт для знаменитостей, бизнесменов и туристов, но редко когда гости этого роскошного отеля в 30 этажей могут почувствовать себя еще и участниками реалити-проекта «Шоу Трумена», транслируемого на миллионы зрителей в Азии. Кеи Нишикори научился жить, мирясь с пристальным вниманием прессы с тех пор, как стал первым в истории своей страны обладателем титула на турнирах ATP-серии в возрасте 16 лет. Но на открытом чемпионате Японии AIG Japan в сентябре этого года его популярность взлетела до нового уровня.

    Нишикори научился жить, мирясь с пристальным вниманием прессы с тех пор, как стал первым в истории своей страны обладателем титула на турнирах ATP-серии в возрасте 16 лет

    С того самого момента, как двери отеля распахнулись, и новый герой Японии проскользнул через выложенное мрамором фойе, операторы с телекамерами фиксировали каждое его движение. Кортеж машин провозил его мимо рекламных щитов, на которых красовалось его лицо, на турнир и обратно, где карусель съемок и интервью закручивалась с новой силой. На каждой из его пресс-конференций журналисты могли размещаться только стоя, и по 24 запроса поступало на его эксклюзивное интервью, посещение спонсорских акций и выставочных матчей.

    «Любому игроку, который выступает на домашнем турнире, всегда обеспечен ажиотаж со стороны прессы, но тот уровень внимания, которым удостоили Кеи, является для Японии чем-то невиданным», – объяснял его менеджер Оливер Ван Линдонк из IMG, знаменитой корпорации развлечений, спорта и СМИ. «Кеи был окружен таким вниманием прессы, на которое на «Уимблдоне» могут рассчитывать лишь победители турниров «Большого шлема».

    Нишикори переносил все это с улыбкой, юмором и терпением, которое, вероятно, одному лишь только Борису Боккеру пришлось испытать в возрасте 17 лет, когда в 1985 он выиграл титул на «Уимблдоне». За промежуток в 11 месяцев он научился жить и извлекать что-то положительное из публичности.

    Прошло 5 лет с тех пор, как сдержанный и воспитанный 13-летний мальчик покинул своих родителей в Шимейне, гористой префектуре региона Чугоку на острове Хонсю, понукаемый одним лишь только теннисным талантом, чтобы добиться своей мечты в одной из крупнейших спортивных академий мира. Отец, Киоши Нишикори, инженер, и его мать Эри, преподаватель игры на фортепьяно, впервые дали своему сыну ракетку, когда тому исполнилось пять, и с тех пор наблюдали, как он развивает свой ниспосланный свыше дар в этой игре.

    Восприимчивый мальчик вместе со своей сестрой Рейной посещал спортивный лагерь, которым руководил бывший профессиональный игрок ATP-тура японец Шазо Мацуока, и быстро научился копировать некоторые удары своих любимых игроков, таких, как Роджер Федерер. Теннисная ассоциация Японии предопределила Нишикори большой успех, затем последовала спонсорская поддержка со стороны Масааки Морита, члена семьи основателей компании Sony Life Insurance и ее бывшего исполнительного директора, который является большим фанатом спорта, что в итоге привело Кеи на порог академии Ника Боллетьери в Брадентоне, штат Флорида.

    «Когда мне было 12, я сумел пройти отбор, который Боллетьери проводил в Токио, – вспоминает Нишикори. – Сначала я отправился на испытательный трехнедельный курс, и мне очень там понравилось. Я играл в теннис все время – вместе с другими 800 детьми, и, несмотря на то, что это был очень тяжелый труд, на примере ведущих игроков, тренировавшихся в академии, я в действительности понял, насколько упорно необходимо работать, чтобы стать профессионалом».

    Кеи Нишикори: «На примере ведущих игроков, тренировавшихся в академии, я в действительности понял, насколько упорно необходимо работать, чтобы стать профессионалом»

    Гейб Джарамиллио, который работает директором и главным тренером в академии IMG/Bollettieri с 1981 года, вспоминает: «Кеи показал себя игроком выдающегося таланта. Испытательный курс также показал его способность справляться со сложными ситуациями и приспосабливаться к условиям американской жизни. Его удар справа был очень резкий, взрывной, но вот игра слета оставляла желать лучшего, и техника подачи была как у новичка».

    Интерес к профессиональному теннису в Японии пошел на убыль вскоре после того, как Мацуока завершил карьеру в апреле 1998 года, имея в активе один титул ATP, завоеванный в Сеуле в 1992. «После ухода из спорта я основал теннисные лагеря для детей 10-18 лет, стремясь помочь молодым азиатским игрокам войти в первую сотню мирового рейтинга», – говорил Мацуока, очень воодушевленный тем, что именно его спортивные лагеря и учреждение организации Morita Tennis Fund вдохновили новое поколение юных игроков добиваться карьерных успехов в ATP-туре.

    «Я всегда мечтал побить карьерное достижение Шазо – а он занимал 46 позицию в рейтинге, – признавался Нишикори. – Когда в 2004 я переехал в Брадентон, даже несмотря на то, что я не знал на английском ни слова, я все же не чувствовал тоски по дому. Я был слишком занят, добиваясь прогресса в моей игре. Мне всегда хорошо удавался мощный удар справа, но над движением подачи и работой ног пришлось усердно работать. Я допускал слишком много ошибок, пытаясь пробить на вылет любой удар».

    Джарамиллио добавлял: «Так как у нас не было ни одного японского тренера или переводчика, на первые пару лет мы наняли человека, которого Кеи уже знал, чтобы убедиться в том, что переходный период для него проходит без проблем. Мы также зачислили его в школу, где обучали английскому как второму языку. Тренеры академии поначалу столкнулись с трудностями в том, чтобы убедить Кеи стать более открытым. У него не было никакой уверенности в своих силах, он был очень сдержанным, и мы почти не получали какую-либо обратной реакции с его стороны, но мы заметили, что ему нравится, когда тренер открыто ведет себя в тренировочном процессе, избегая уклончивых формулировок. Первые пару лет мы установили для него весьма напряженный режим тренировок и сделали упор на работу над подачей и движением при подбросе мяча, просив Кеи подбрасывать сотни мячей для американского футбола и бейсбола, чтобы выработать необходимую базу».

    Для отработки подброса мяча при подаче Нишикори подбрасывал сотни мячей для американского футбола и бейсбола

    Воспитанному в атмосфере вежливости и уважения, характерной для японского общества, Нишикори оказалось сложным свыкаться с манерой других юниоров кричать и ругаться после каждого розыгрыша. «На второй год обучения, путешествуя по Флориде, я стал все больше и больше тосковать по дому», – признавался Нишикори. Его уверенность в своих силах подвергалась серьезным испытаниям, в игре произошел некоторый регресс, а уживаться в академии с игроками из 132 различных стран было невероятно сложно.

    Воспитанному в атмосфере вежливости и уважения, характерной для японского общества, Нишикори было сложно свыкаться с манерой других юниоров кричать и ругаться после каждого розыгрыша

    Но уверенность Джарамиллио в Нишикори всегда оставалось твердой. «Однажды мы попросили его сыграть против одного из наших ведущих игроков в юниорском туре, Филлипа Бестера, в 6 вечера. Анонс предстоящего матча развесили на всех дверях в академии, фонарных столбах и доске объявлений. Кеи все отказывался играть, но неожиданно вышел на корт и разгромил Филлипа. С того момента он сам начал верить в себя».

    Одной из первых целей, поставленных перед ним тренерами, было участие в юниорском «Ролан Гаррос», турнире на его любимом покрытии. Каждое утро в его комнате – одной из комнат на 200-акровой территории академии – он видел перед глазами эту цель на листке бумаги, приклеенном к зеркалу в ванной. В мае 2006 было получено разрешение на поездку в Париж, где он не упустил шанс выиграть парный титул вместе с аргентинцем Эмилиано Масса, а в одиночном разряде снялся с четвертьфинального матча из травмы мышц живота.

    «В то время как многие из тинейджеров 12-16 лет, наделенных настоящим талантов, приезжали в академию, отнюдь не многие из них работали достаточно для того, чтобы свой потенциал реализовать, – признает Джарамиллио, которому доводилось работать с такими игроками как Андре Агасси, Джим Курье и Пит Сампрас. – Но с первого же дня было очевидно, что Кеи к таковым не относится. Если ему говорили быть на корте для тренировки в 7 утра, то уже в 6.45 он был на месте, проверяя, достаточно ли хороша натяжка ракетки и крепко ли завязаны шнурки на кроссовках. Вот так стук мячей у нас и начинался в 7 утра».

    Джарамиллио собрал команду из 14 человек, которые, так или иначе, принимали участие в развитии карьеры Нишикори. Он говорил: «Ник Боллетьери заведует техникой ударов, Ред Эйми работает на дневных тренировочных сессиях, Гленн Вайнер является тренером, сопровождающим на турнирах, Сибилл Эйми – тренер по йоге, доктор Энгус Магфорд – психолог, Стив Шембаум – менеджер по рекламе, Салли Парсонедж – диетолог, Севин Мардок – физиотерапевт, агенты Ван Линдонк и Бен Кренделл, Сато Накаджима отвечает за связь с семьей, Хуан Эррера – биомеханик и Ютака Накамура – тренер по физподготовке».

    Команда из 14 человек принимала участие в развитии карьеры Нишикори

    В результате Нишикори была предоставлена отличная база для реализации своих целей. Он вырос в настоящего теннисиста академии, пропагандирующей агрессивный стиль ведения игры на задней линии, четкое перемещение по корту, игру по восходящему мячу и выходы к сетке для завершения розыгрыша.

    «Типичный день Кеи часто включает упражнения по растяжке и работу на силовых тренажерах, после чего следует разработанная Боллетьери система: утром тренировка на корте с наиболее многообещающими юниорами – такими, как Филлип Краинович, Джордан Кокс, Девин Бриттон, Герман Санчес, – говорит Джарамиллио. – После ланча он играет сет с игроками вроде Томми Хааса, Ксавье Малисса, Макса Мирного, Радека Штепанека и другими членам элитной группы. За день набирается чистых 3-4 часа, проведенных на корте».

    Дебют Нишикори на турнирах ATP состоялся в Лос-Анджелесе в июле 2007, и уже на следующей неделе он смог дойти до четвертьфинала турнира в Индианаполисе (проиграл Турсунову). Он завершил год с соотношением выигранных и проигранных встреч 3-5, находясь на 286-й позиции рейтинга. Под руководством бывшего профессионального игрока ATP-тура Вайнера, который сопровождает его на турнирах с декабря 2007 года, Нишикори составил план на 2008 год, «когда моя цель заключалась в том, чтобы войти в Top-100 и выиграть несколько турниров серии Challenger».

    Через две недели после поражения в третьем круге квалификации турнира ATP Challenger в конце января в Далласе, штат Техас, Нишикори честно признался: «Мою уверенность в себе это подкосило, но мои тренеры сказали, что я должен ехать в Делрей Бич. И эту неделю я не забуду никогда». Джарамиллио добавляет: «Он обдумывал, как бы ему избежать поездки на турнир. Вместо этого хотел поехать на турнир серии ITF Futures с призовым фондом 10 000 долларов, но мы заставили его передумать, и было очень важно, что он там выступил».

    Нишикори абсолютно нечего было терять, когда он прибыл в теннисный центр Делрей Бич. В результате он играл без сковывающего давления, прорвавшись через три круга квалификации, в трех матчах из пяти, сыгранных в основе, отыгрываясь после отданного первого сета, включая спасенные 4 матчбола в полуфинале против третьего сеяного Сэма Куэрри, прежде чем обыграть 12 ракетку мира Джеймса Блейка со счетом 3:6 6:1 6 6:4 и стать первым японцем, завоевавшим титул со времен Мацуока, который добивался этого в 1992. В 18 лет, один месяц и 19 дней Нишикори стал самым молодым победителем турнира ATP с тех пор как Ллейтон Хьюитт (в 16 лет, 10 месяцев и 18 дней) выиграл в Аделаиде 11 января 1998.

    По возвращению в Брадентон Джарамиллио улыбнулся и сказал ему: «Ты больше не игрок турниров Futures, ты игрок ATP». Он поднялся в рейтинге на 113 позиций, заняв 131 строчку South African Airways ATP Rankings, уровень его популярности взлетел до небес, и Нишикори стал центральным звеном «Проекта 45», заключающегося в том, чтобы подняться в рейтинге выше 46 позиции – лучшего карьерного достижения Мацуока.

    «Проект 45» заключается в том, чтобы подняться в рейтинге выше 46 позиции

    Все свидетельствует о том, что Нишикори превзойдет эту позицию, и для него открываются солидные рекламные перспективы. Он уже подписал серьезную сделку с Sony Corporation, Wilson и Adidas. Его менеджер из IMG Ван Линдонк говорит: «IMG стремится создать Кеи основу и поднять интерес к теннису в Японии. У него наполеоновские цели (включая попадание в Top-10), а достижения, которых он добился в одном лишь этом сезоне, просто говорят сами за себя».

    В сентябре Нишикори стал первым японцем, сумевшим дойти до четвертого круга на US Open со времен Джиро Ямагиши в 1937, но сезон для него закончился раньше времени из-за травмы колена, полученной на турнире в Стокгольме в октябре, где он дошел до полуфинала (уступил Содерлингу). «Этот сезон выжал из меня все, и в Стокгольме начались проблемы с коленом, – объяснял Нишикори, достигший в 2008 году положительного баланса выигранных и проигранных за сезон матчей (16-12) и поднялся с 289-й на 64-ю позицию в рейтинге. Рентген показал, что проблема не особенно серьезная, но это означало для меня завершение сезона».

    Нишикори в декабре отправится в свой первый дом – несколько помещений, предоставленных академией IMG/Bollettieri, а затем «начну подготовку к сезону 2009 года – в нем я надеюсь избежать травм, войти в Top-50 и принять участие в моем первом турнире серии «Мастерс» (в 2009 они будут называться ‘Masters 1000’).

    Мацуока, который также работает спортивным комментатором, сказал: «Должен признаться, я был очень удивлен, когда он выиграл в Делрай Бич, но я знаю, что он психологически очень устойчив и обладает великолепной игрой. Теннисисты из Японии обычно не так быстро физически развиваются, как другие, и Кеи не исключение. Потому что его организм еще не до конца окреп и развит – он ведь часто получал травмы в юниорском туре, я думал, свои первые титулы он завоюет в 20, 21 или 22 года».

    «Я вижу, что он уже лучший игрок, чем я когда-либо был. Так что я не многое мог бы ему посоветовать по поводу вхождения в Top-50. По уровню игры он уже там, но на его месте я бы еще года два не сильно беспокоился из-за рейтинга. Он должен сконцентрироваться на том, чтобы подтянуть физподготовку, а потом он начнет прогрессировать постоянно».

    Боллетьери добавляет: «Его преимуществом всегда были атлетизм и работа ног. Кеи также великолепно умеет разгонять мяч, он обладает хорошим предвидением, чувством корта, природной глубиной и никогда не боялся идти в атаку. Самое важное для него сейчас – это избежать травм». Если Нишикори не будет испытывать проблем со здоровьем, то «Проект 45» быстро перерастет в «Проект 10».

    Если Нишикори не будет испытывать проблем со здоровьем, то «Проект 45» быстро перерастет в «Проект 10»

    «Спорт в Азии сейчас на гораздо более высоком уровне развития, чем был в течение долгих лет, – говорит Мацуока. На той неделе я показывал детям видеоролик о том, как юный Кеи тренировался в одном из моих спортивных лагерей. Это моментально вызвало бурное обсуждение. Теперь они осознают, что цель стать профессиональным теннисистом не должна оставаться просто мечтой».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы