Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Америка ждет

    Все признают, что нынешнее состояние американского тенниса далеко не идеально, и жалуются, что нет перспектив. Все ищут того, кто смог бы заменить Энди Роддика на посту лучшего американского теннисиста. Тем не менее, человека, который в свои 21 уже выиграл хардовый турнир в Лас-Вегасе, доходил до ¼ финала грунтового турнира в Монте-Карло и дважды навязывал упорную борьбу не кому-нибудь, а самому Рафаэлю Надалю – причем, однажды на грунте, – кажется, никто не замечает. И напрасно.

    198-сантиметровый Сэм Куэрри с убийственной подачей, взрывным форхендом и укороченными ударами поразительной точности стал профессионалом только в 18 лет и поставил рекорд, выиграв свой первый «челленджер» (Yuba City 2006) в тот же год. Он очень долго сомневался, прежде чем решиться перейти в профи. Дело в том, что Сэм принял это решение, потому что не хотел повторить судьбу своего отца. Майк Куэрри играл в бейсбол и в 1979-м был выбран на драфте командой «Детройт Тайгерс», но отказался от возможности стать профессиональным спортсменом, ради обучения в колледже. В 1980 он бросил бейсбол, переехал в Северную Калифорнию, женился на своей однокласснице Крис, и ему пришлось работать рабочим на распродажах.

    Через год Майкл хотел было возобновить спортивную карьеру, но попытка не удалась, и направил свою энергию в бизнес. «Чтобы преуспеть в любом спорте, надо заниматься им на 100%, а со мной и с бейсболом было по-другому. Я не был человеком, который просыпался каждый день и говорил: «Черт, как я хочу поиграть в бейсбол». Совсем не так», – рассказывал позже Майк Куэрри, ставший главным менеджером ипотечной компании.

    Хотя ни один из родителей Куэрри не играл в теннис, они записались в теннисный клуб, чтобы завести новые знакомства

    Сэма Куэрри, который родился 7 октября 1987, привели в теннис в 7 лет, когда его семья переехала в городок Санта-Роза в поисках более доступного жилья. Хотя ни один из родителей не играл в теннис, они записались в теннисный клуб, чтобы завести новые знакомства. Крис отправила Сэма в группу юниоров, поскольку частные уроки были семье не по карману.

    Эрин Моралес, менеджер клуба, помнит Куэрри очень хорошо, потому что мальчик воспринимал игру настолько быстро, что вошел в финал клубного турнира в первое же лета своего появления там. «В 7 лет он играл против 16-летних, и его ни сколько не смущала эта ситуация. С самого начала я был за него спокоен. Он не испытывал никаких проблем с соревновательным духом».

    Куэрри нравился теннис, но он не воспринимал его серьезно до 15 лет, меняя виды спорта как футболки. Он занимался бейсболом, футболом и баскетболом по очереди. Он выбрал теннис только потому, что это получалось у него лучше всего. Избежав нагрузок, которые подразумевает обучение ребенка в какой-нибудь теннисной академии и не пройдя через европейский юниорский тур, Сэм совершенствовал свою игру свободно и не чувствовал ответственности за результат. А его родители вообще считали, чем больше видов спорта он попробует, тем больше друзей у него появится. Таким образом, поздняя специализация в теннисе стоила ему нескольких лет возможных успехов в карьере, но сохранила ему детство: «Я жил совершенно нормальной жизнью. Гораздо лучше быть обычным ребенком и получать от этого удовольствие».

    Вскоре его успехи в спорте были замечены и заставили говорить о нем. При том, что его родители даже не знали о существование юниорского тура, Сэм играл в четвертьфинале US Open для юниоров в 2004 году, где проиграл не кому-нибудь, а Энди Мюррею. Затем последовали несколько Coffee Bowls и Copper Bowls, и Сэм стал лакомым кусочком для тренеров американского университетского тенниса. Он намеревался получить стипендию и играть за университет Южной Калифорнии. Но из разговора с тренером USC Питером Смитом папа Майкл понял, что потенциал сына не ограничивается любительским теннисом. «Он феномен, при росте 198 см, он подает 225 км/ч и двигается, как газель. Я желаю ему удачи. Он чудесный парнишка, и у него прекрасное будущее», – сказал Смит.

    Так Сэму пришлось отказаться от поступления в колледж, чтобы стать профессионалом. Отец сказал ему: «Не повторяй моих ошибок, старайся использовать свой шанс». Но это решение далось Сэму настолько сложно, что, по словам его матери, он был морально измотан и не разговаривал ни с кем в течение нескольких дней. Став профессионалом, он не изменил гардероб, не переехал в новый дом, но изменил свое отношение к тренировкам. «В тот момент, как я стал профессионалом, я стал более сосредоточенным. Я стал больше работать. Я понял, что теннис – это теперь моя жизнь». Его тренер, бывший первый номер юниорского рейтинга австралиец Гранд Дойл, называет его «бэйби-Роддиком». Его перспективы высоко оценили Коннорс, Сампрас, а Патрик Макинрой, капитан команды США на Кубке Дэвиса, взял его в команду в качестве спарринг-партнера для таких звезд, как Роддик и Блэйк, практически сразу после перехода Куэрри в профессионалы. Помимо исключительного чувства корта молодого теннисиста, Макинрой отмечает, что Сэм замечательно вписался в команду: «Мне нравится его отношение. Он очень сдержанный и хорошо понимает свое место. Он один из немногих игроков, которые прислали мне СМС с благодарностью. Он ценит людей и это очень важно».

    На самом деле, абсолютно все, с кем Куэрри сталкивался по жизни, отмечают его человеческие качества. Партнеры по команде не скупятся на комплименты, рассказывая, какой он славный парень. «Два года назад он играл как выпускник школы, сейчас он постоянно учится. Он хочет и умеет слушать. Сэм не ведет себя так, будто все на свете уже знает. Он забавный, и у него большое сердце». (Энди Роддик). «Ранние успехи Сэма очень впечатляют. За год в туре он вошел в первую сотню и, очевидно, у него еще долгие годы впереди. Он очень одаренный игрок, но в еще большей степени он отличный парень. Любой американский ветеран, без исключения, привязан к этому парню. Мы все хотим видеть его будущие достижения не только потому, что мы считаем, что он достоим нести знамя американского тенниса в ближайшие годы, но и потому, что ценим, как он относится ко всем нам. Его нельзя не любить». (Пол Гольдштейн).

    «Меня часто спрашивают о будущем американского тенниса, кто идет за нами, и мой ответ сейчас – Сэм Куэрри». (Джеймс Блэйк). «Мы называем его Наполеон Динамит (старшеклассник, герой одноименного фильма), потому что он напоминает этого парня. Он такой приятный парень и отличный спортсмен. Как бы мы не пытались его подколоть, он воспринимает это с улыбкой. Сначала я считал его еще одним из толпы игроков-однодневок, но сейчас я впечатлен его игровыми навыками. Уже в 18 лет он показал, что может соревноваться на высоком уровне и побеждать топ-игроков. Такого парня в американском теннисе не было со времен Энди». (Боб Брайан).

    Во время одной из тренировок в клубе, женщины, игравшие неподалеку в гольф, бурно отреагировали на выполненную Сэмом подачу со скоростью 225 км/ч. Заметив их реакцию, Сэм покраснел. Как он сам говорит, скромность является одним их качеств, которые он ценит: «Я видел несколько парней в туре, которые без конца выпендриваются, и я их просто терпеть не могу. Я хочу быть вежливым, насколько это возможно и не мешает концентрироваться и выигрывать».

    Кстати, пытаясь избавить Куэрри от застенчивости, братья Брайан заставили его петь караоке перед в холле отеля

    Кстати, пытаясь избавить Куэрри от застенчивости, братья Брайан заставили его петь караоке перед двумя сотнями человек в холле отеля песни Backstreet Boys и Ricky Martin’а. Надо признать, что им это удалось. На турнире в Сан-Хосе выяснилось, что Куэрри забыл тренировочные штаны. В результате он вышел на корт из раздевалки, обвязанный полотенцем вокруг талии, и попросил кого-нибудь найти своего тренера. Одолженные у кого-то штаны оказались Куэрри по лодыжку, но его это ни капли не смутило. Он одержал победу над соотечественником Полом Гольдштейном, после чего на пресс-конференции спокойно рассказал о происшествии.

    Но вернемся к спорту. После первого года в туре, когда Куэрри выиграл 3 «Челленджера» и поднялся с 616-й на 66-ю позицию за 13 месяцев, у Сэма, как и у любого молодого теннисиста, случился провал. После удачного начала 2007 года (дошел до третьего круга на Открытом чемпионате Австралии, обыграв Хосе Акасусо и Флорана Серра) он проиграл 9 матчей подряд, включая первые круги на «Ролан Гаррос» и «Уимблдоне» (эта серия началась с поражения от Роджера Федерера в Майами), и опустился на 16 позиций в рейтинге. Это преподнесло ему урок: «Я немножко не понимал, где я нахожусь. Мне пришлось сделать шаг назад, чтобы понять, что я должен больше работать, для следующего шага вперед». На тот момент Куэрри понимал, что его адаптация в профессиональном туре несколько подзатянулась. «Когда я только начал, я был здесь новичком, я развлекался и не слишком-то переживал за результат. Теперь это моя карьера, я стараюсь относиться к этому серьезнее, и день ото дня становлюсь более профессиональным».

    Надо признать, что большинство поражений, которые он потерпел в этот период, происходили на грунте и на траве, покрытия, которые были совершенно не привычны для человека, выросшего на хардовых кортах Калифорнии. «Мне было трудно первый раз переходить с грунта на траву, но я должен привыкнуть. Мне нравится играть на обоих этих покрытиях, мне просто надо к ним привыкнуть». Есть еще один аспект его проигрышей, который не преодолен до сих пор. Большую часть матчей, которые он проигрывает, он начинает выигранным сетом. Видимо, в этом и сказывается отсутствие юниорского опыта – он не может играть долгие матчи, и его терпение, по его собственному признанию, очень отличается от терпения Надаля: «Когда я играю терпеливо, я играю не так как Хьюитт или Надаль – скорее, я терпеливо жду третьего мяча, чтобы четвертым сделать виннерс».

    Впрочем, вслед за ростом профессионализма, пришла и первая победа над игроком Топ-10. Джеймс Блэйк был повержен в четвертьфинале Индианаполиса, где Куэрри сделал 10 эйсов подряд и 34 за матч в целом. Только представьте себе – 10 эйсов подряд! Это рекорд открытой эры. Куэрри сделал то, что не удавалось ни Панчо Гонсалесу, ни Горану Иванишевичу, ни Питу Сампрасу, ни Борису Беккеру, причем даже на подходящей для эйсов траве «Уимблдона». Как написал Питер Бодо: «Это достижение сравнимо с Линдсей Лохан, которая не напивалась 10 дней. Возможно, это не больше, чем способность делать по 10 эйсов подряд. В крайнем случае, если у него больше ничего не получится, Куэрри сможет показывать эйсы на ярмарках. Но я не думаю, что у него больше ничего не получится».

    За этим последовала победа над Михаилом Южным на Western & Southern Masters, выход в четвертьфинал после победы над Хуаном Монако, обыгравшим в предыдущем раунде Надаля, и подъем в топ-50 мирового рейтинга.

    «Никогда в моей жизни, никто не выигрывал у меня столько очков с подачи на грунте»

    В 2008 году были третий круг Australian Open, где он проиграл будущему чемпиону Новаку Джоковичу, первая победа на турнире АТР в Лас-Вегасе, четвертьфинал «Мастерса» в Монте-Карло с победами над Мойей, Сеппи и Гаске и четвертый круг US Open, где Сэм проиграл Надалю, тем не менее, взяв у него один сет. Затем состоялся дебют Сэма в команде США на Кубке Дэвиса, где в Испании на грунте, под давлением местной публики он проявил чудеса хладнокровия, ведя равную борьбу с королем грунта Рафаэлем Надалем. В этом матче Куэрри совершил 17 эйсов и 76 виннерсов против 59 у Надаля. «Никогда в моей жизни, никто не выигрывал у меня столько очков с подачи на грунте. Мне было очень трудно принимать мяч и контролировать очки. Может, благодаря своему росту он выигрывает очки гораздо легче, чем обычный человек на грунте», – говорил позже испанец. В общем, по утверждению Энди Роддика, к концу года Куэрри войдет в тридцатку.

    Таким образом, выяснилось, что у Америки есть молодой игрок, чья игра пусть и недостаточно стабильна, но дает надежду на светлое будущее не только на харде, но и на грунте. Питер Бодо пишет: «Он из породы Марата Сафина/Энди Роддика: сильная подача, сильный форхенд, сильное тело. Но в нем есть гибкость, которой нет у Роддика, и дисциплина, самоконтроль, которых нет у Сафина. Он не такой угловатый и костлявый, как Роддик, и совершает мощные удары без видимых усилий. Он худой и плечистый, и, несмотря на силу, с который он бьет по мячу, невозможно обнаружить разницу между его правой и левой руками. Конечно, у него двуручный бэкхенд, но если Роддик зажатый, то Куэрри эластичный. Он не такой подвижный, как молодой Сафин, но в нем отсутствует и присущая крупным мужчинам неуклюжесть. В его игре бездна потенциала. Его сила, соединенная с юношеской гибкостью, служит гарантией хорошего будущего». Процитируем еще раз Патрика Макинроя: «Сэм понимает игру. Он чувствует, как использовать корт и двигаться на нем. Естественно, для человека его размеров скорость не является природным даром, но он работает и в этом направлении. У него отличная подача, мощный форхенд, хороший двуручный бэкхенд, но самое главное – у него хорошая голова на плечах».

    Тренер Куэрри Грант Дойл говорит: «Никогда не видел пацана, который бы так быстро развивался как этот. Когда Сэм начинал, у него был средний форхенд и средняя подача сейчас у него реактивная подача и форхенд один из лучших в туре. И поражает то, что он может стать еще лучше». Сам Куэрри мечтает занять место не кого-нибудь, а Андре Агасси: «Было очень жаль, когда он уходил. Но, может быть, однажды я займу его место».

    Впрочем, есть один аспект игры, который Куэрри еще предстоит совершенствовать и совершенствовать. По мнению своего тренера, он не достаточно эмоционален на корте. Ему надо научиться, обходя острые углы в жизни, быть агрессивней в игре. В этом ему поможет поддержка болельщиков. Как ни удивительно, у Куэрри существует целый клуб поклонников, которые называют себя самураями. Они ездят за ним по всем турнирам и узнают друг друга по особым татуировкам.

    «Главное, что я помню от матча – я знал, что спортивная передача на ESPN выходит в три, а мы играли в два»

    И все же Сэм на пороге своего совершеннолетия мало чем отличается от любого другого американского молодого человека. Регулярно спаррингуясь с Роддиком, он имел возможность поговорить с Джимми Коннорсом, когда тот тренировал Энди. Самое удивительное, что на Куэрри это не произвело никакого впечатления. «Я даже не знал, что Коннорсу принадлежит рекорд по количеству недель на вершине рейтинга. Для меня знать Энди и побеждать Энди на тренировках – это гораздо важнее». Ребенок поколения выросшего перед телевизором, он просто признается: «Знаете, я люблю телевизор». Выиграв матч достаточно быстро, он прокомментировал это так: «Я сделал это для передачи CBS Weekend». А проиграв на US Open Надалю, он сохранил такие воспоминания: «Главное, что я помню от матча – я знал, что спортивная передача на ESPN выходит в три, а мы играли в два. Я хотел закончить к трем, чтобы успеть попасть на передачу, и мне это удалось». Ему нравится, когда о нем пишут в газетах, и когда его узнают на улицах. У него много времени впереди и огромный потенциал. Посмотрим, что у него получится, а не получится – ну что ж, мы всегда сможем увидеть Сэма, демонстрирующего эйсы на ярмарках.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы