Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Волевая победа Шараповой и другие события воскресенья на US Open-2012

    О том, как дождь спас Марию Шарапову, как закончилась сказка для Лоры Робсон и как Джон Изнер поссорился с судьями – в очередном обзоре US Open от Sports.ru.

    Волевая победа Шараповой и другие события воскресенья на US Open-2012
    Волевая победа Шараповой и другие события воскресенья на US Open-2012

    Камбэк Шараповой

    Шесть лет Мария Шарапова не задерживалась в Нью-Йорке на вторую неделю. Семь лет она не проигрывала Надежде Петровой. В воскресенье вечером одна из этих серий должна была прерваться. То, что матч будет тяжелым и драматичным, можно было предположить, взглянув на их предыдущие противостояния на мэйджорах – один только матч на «Ролан Гаррос»-2009 чего стоит. Эмпирические наблюдения подсказывали также, что в равной борьбе нервы Шараповой оказываются крепче. И хотя статистика, как и всякая штука из прошлого, ничего в будущем не гарантирует, нынешний матч россиянок аккуратно уложился в общую канву их противостояния.

    Петрова начала встречу чище и как будто увереннее, но близкий к абсолютному процент первой подачи дал Шараповой возможность вести в счете, несмотря на отдельные ошибки с игры. А вот Надежда чем дальше, тем реже попадала в квадрат, подставляясь на втором мяче под неизбежные шараповские атаки (итог партии – лишь 23% очков, набранных на второй подаче). Маша, напротив, гейм от гейма набирала с задней линии такие обороты, играла так быстро и прицельно, что аж дух захватывало. Такую артиллерию на открытый хард Шарапова давно не выкатывала.

    Нельзя сказать, что Петрова безучастно воспринимала этот расстрел, – она пыталась соответствовать предложенным скоростям. Но Шарапова двигалась лучше и резче, и если поначалу Петровой еще удавалось пробивать виннерсы, то с середины сета это делала уже только Мария – 6:1.

    Согласно эмпирике все перевернулось во второй партии. Шарапова, захлебнувшись собственным темпом, взяла вынужденную передышку и стала хуже подавать, чем не преминула воспользоваться Надежда. Теперь она своими резкими переводами (особенно эффектны были удары слева по линии) заставала соперницу врасплох, и счет достаточно быстро вырос до 4:0 в ее пользу. Но – помните об эмпирике! – вот так просто второй сет подряд закончиться не мог. Шарапова вновь взвинтила темп и следующий игровой отрезок провела на запредельном уровне. В Петрову не бросишь камень, она продолжала действовать широко и глубоко, но Шарапова из любой точки умудрялась отвечать по восходящему и играючи, главным образом с форхенда, колотила один виннерс за другим.

    Счет сравнялся, и казалось, что вот-вот Шарапова сделает еще один брейк и решит дело в двух партиях, но синусоида матча вновь поменяла свое направление. В девятом гейме Петрова смогла отстоять свою подачу, затем приняла на сет и повела в решающей партии с брейком – 2:0. И тут – куда ж без твиста? – над «Флашинг Мидоуз» заморосило.

    После матча Петрова скажет, что ее сопернице с дождем очень повезло. Шарапова ответит: «Да пожалуйста. Выиграла-то я, так что она может считать все что угодно». Одно несомненно – перерыв на дождь помог Марии накопить достаточное количество эмоциональной энергии. Вернулась на корт она в образе Марион Бартоли. «Камоны» и сжатые кулаки, постоянное накачивание себя перед розыгрышами, темперамент на грани нервного срыва – вот что это было. Против такого «энерджайзера», заряженного на тотальное уничтожение оппонента, у Нади Петровой шансов не было.

    Марион – птица Феникс

    Соперницей Шараповой по четвертьфиналу достаточно неожиданно стала уже упомянутая Марион Бартоли. Француженка, провалившая сначала грунтовый, затем травяной сезон, а следом и US Open Series, отводилась на растерзание Петре Квитовой. Чешка уже громила Марион пару недель назад в Канаде и вчистую переиграла ее в первом сете отчетного матча. Однако во второй партии Марион привела в порядок оба своих крыла и начала как заведенная принимать и бить к линиям. Квитова к новому вызову оказалась явно не готова и пошла валять ошибки – как вынужденные, выковыривая мячи у себя из под ног, так и на ровном месте.

    Бартоли настолько включилась в матч, что с настроя ее не сбил даже длинный перерыв, взятый Квитовой между вторым и третьим сетами. Все то время, что чешки не было на корте, Марион без устали прыгала по нему и, как только матч возобновился, принялась оттаптываться на Петре. Победительница US Open Series вынуждена была бесславно капитулировать – 6:1, 2:6, 0:6. Таким образом в активе Бартоли теперь есть четвертьфиналы на каждом из турниров «Большого шлема», и уже три года подряд ни одной теннисистке не удается выйти в восьмерку на всех четырех мэйджорах в сезоне.

    Вот и сказке конец

    Лора Робсон, которую официальный Твиттер US Open назвал «Сарой», а Уэйн Руни — «Робинсон», вполне по силам было вслед за Ким Клийстерс и Ли На оставить не у дел еще одну чемпионку ТБШ-2011. В технико-тактическом плане против Саманты Стосур британке играть было даже проще. Сильнейшее оружие Лоры, форхенд, било по проблемному у Сэм бэкхенду, и даже коварную подачу австралийки из второго квадрата ей принимать было сподручно. Вообще же Стосур традиционно испытывает проблемы с высокими, мощно атакующими блондинками в диапазоне от Марии Шараповой до Люции Шафаржовой.

    Начало матча походило на наглядное пособие «Как победить Стосур за час». Робсон сразу оглушила соперницу тяжелыми ударами с задней линии и уходящими подачами и повела 2:1, 40:15. Желько Краяан одобрительно и широко улыбался, наблюдая за тем, как четко его подопечная исполняет нехитрый план на игру. Но радость его была недолгой.

    На ровном месте, беспричинно, Робсон начала мазать все, что можно и нельзя. Шесть невынужденных ошибок подряд – и вот уже Стосур впереди 3:2. От Лоры понадобилось немало моральных усилий, чтобы удержаться на плаву в следующих двух геймах на своей подаче. Она даже зацепилась за подачу Стосур при счете 4:4, но на двух брейк-пойнтах допустила грубейшие ошибки с бэкхенда на приеме. Один из мячей, залепленных ею в направлении, перпендикулярном корту, только чудом не снес судейскую вышку. Чуть менее вопиющие по форме, но те же по сути безобразия продолжились и в следующем гейме. Буквально за минуту Лора организовала против себя тройной сетбол. Два из них она все-таки спасла, но на заключительном дала двойную.

    Это, однако, были еще цветочки. Лора и в первом сете ногами себе не слишком помогала, а во втором перестала подходить по-человечески к большинству мячей, особенно падавших справа от нее. Саманту Стосур часто и заслуженно критикуют за дефектный удар слева, однако во втором мачте подряд австралийка столкнулась с соперницей, чей бэкхенд в данный день и час был в десять раз хуже ее собственного.

    Исход матча был предрешен. Хроническая неспособность Стосур принимать косые подачи из второго квадрата и героический мини-камбэк Лоры, включавший победу в 15-минутном восьмом гейме и восемь отыгранных матчболов, ничего уже не могли изменить. На девятомм матчболе британка атаковала, забежала в правый коридор для удара по линии, но по пути мяч наткнулся на трос. Подоспевшая Стосур перевела мяч на хавкорт к другому коридору, но выполнить обводку с длинного шага «Саре Робинсон» не удалось – 4:6, 4:6.

    В четвертьфинале действующей чемпионке US Open предстоит встреча с Викторией Азаренко, которая в простом по счету, но очень тяжелом по содержанию матчу обыграла грузинку Анну Татишвили – 6:2, 6:2. Текущая форма Азаренко «оставляет желать», но за четыре последние встречи со Стосур белоруска отдала ей всего 13 геймов. Делайте ваши ставки.

    Завершая рассказ об игровом дне у женщин, нельзя не упомянуть о том, что в парном разряде по итогам US Open появится новая первая ракетка мира. Ею станет Сара Эррани, вместе с Робертой Винчи вышедшая накануне в четвертьфинал парного турнира (кстати, обе девушки в строю и в одиночной сетке). Для Эррани сыгранный матч стал в общей сложности уже 125-м в сезоне, 99 из них (50 в одиночке и 49 в паре) она выиграла.

    Феррер пережил Хьюитта

    Матчи соперников, придерживающихся одного игрового стиля, не так часто бывают столь же зрелищными, как битвы антиподов. В этом смысле встреча «Хьюитта наших дней» в лице Давида Феррера с Хьюиттом оригинальным могла получиться скучной и монотонной. Однако два бегунка сумели раскрасить будничный матч яркими цветовыми пятнами.

    Начало интриги не обещало – Феррер быстро повел с брейком, причем мог неоднократно развить успех. В каждом из трех первых геймов на подаче Хьюитта у испанца были шансы, но он их упорно транжирил, реализовав лишь один брейк-пойнт из девяти. Давид был как-то уж слишком пассивен, и Хьюитт смог не только отстоять свое, но и вернуть утраченное, так что разбираться по-крупному теннисистам пришлось уже на тай-брейке.

    Двойная ошибка испанца стала тем базисом, над которым Хьюитт надстроил тройной сетбол. Именно в этот момент Ллейтон и упустил вернейший шанс взять партию. Подвел нелюбимый им бэкхенд по линии – получив мяч возле линии хавкорта, австралиец не смог поднять его над сеткой. Ни на одном из других сетболов (а их у Хьюитта было еще четыре) он ход розыгрыша не контролировал. Все решилось при счете 9:9. Ллейтон, проявив инициативу, широко разводил Феррера по корту, но испанец мотался из одного коридора в другой, доставая мячи, и в конце концов сам нанес обводящий удар мимо вставшего на прямые ноги соперника. В следующем розыгрыше Хьюитт для экономии сил отправил в сетку невразумительный укороченный.

    Ожидать, что даже после такой неудачи Ллейтон развалится и сдаст матч без боя, не приходилось. И действительно, второй сет он начала как будто с чистого листа, а вот Давид встал. Безумное количество турниров и матчей, проведенных им в этом году, а, главное, изнуряющий характер его игры, отсутствие удара, которым он мог бы набирать легкие очки, возымели эффект. Он почти ничего не мог выиграть от себя, уступал Хьюитту в темпе и срывал слишком много для себя рядовых ударов. Две его ошибки с форхенда при счете 4:5 30:30 были вполне характерными для второй партии.

    При этом победа Феррера все равно оставалась наиболее вероятным финалом этого выпуска передачи «Остаться в живых». Куража и сил на атаку у Давида, может, и не хватало, но ноги по-прежнему были при нем. А в то, что Ллейтон может сохранить тот же темп, что во второй партии, не сваливаясь в ошибки, верилось с трудом. Свою подачу в третьем сете Хьюитт проиграл двойной ошибкой, и этот промах стал началом его конца. В четвертом сете экс-лидер мирового рейтинга не смог взять уже ни одного гейма – 6:7, 6:4, 3:6, 0:6.

    Роддик по-прежнему с нами

    Проводы на заслуженный покой Энди Роддика переносятся на вторую неделю. Итальянец Фабио Фоньини, признавшийся в дружеских чувствах к американцу, не стал портить тому кино. В первых восьми геймах теннисисты взяли по пять очков на приеме, только Роддику этого хватило, чтобы сделать брейк, а вот Фоньини свои приемные очки распределил более равномерно и менее эффективно (ни одного брейк-пойнта). Однако, когда дело дошло до подачи на сет, Энди вдруг зажался, что не сильно сказалось на его первой подаче (эйс принес ему сетбол), зато парализовало его форхенд. Три подряд одинаковых ошибки справа из центра корта – и американец теряет гейм.

    Совсем скоро Роддику пришлось отыгрывать уже скрытый сетбол (помог эйс), и перспективы американца на тай-брейке выглядели туманными, но до него дело не дошло. Фоньини-щедрая душа, подавая при счете 5:6, наделал кучу ошибок на ровном месте, а на сетболе побежал вперед после невнятной подачи и наткнулся на обводящий удар.

    Зато во втором сете без тай-брейка не обошлось, и Роддик имел на нем подавляющее преимущество, лучше подавая и удачнее действуя впереди. Как-то походя Энди обронил третью партию – может, захотелось добавить пресноватому матчу перца? Зато в четвертом сете решающий брейк американец сделал при помощи пары отличных приемов и могучего бэкхенда – вот когда такое, скажите, было?

    Итак, нью-йоркская публика получила блокбастер, которого ждала с начала турнира. В четвертом круге Роддик сыграет с другим экс-чемпионом США Хуаном Мартином дель Потро. Аргентинец провел очень тяжелый матч против соотечественника Леонардо Майера, лишь чудом закончив его в трех сетах. Скажем, во второй партии Хуану Мартину, уступавшему 3:5, откровенно повезло. На своем сетболе Майер, много очков набиравший лихими ударами справа, чуть-чуть ошибся по длине, пробивая вдоль коридора навылет. По ходу третьего сета дель Потро упустил пять матчболов на чужой подаче, но шестой – на своей – использовал. Едва прием Маейра улетел в аут, целая колонна американских октябрят с гигантскими мячами в руках ломанулась к корту за автографами. Страшно представить, сколько их накинется на Энди Роддика сразу по завершении его карьеры.

    Разгневанный гигант

    Джон Изнер, в третьем часу американкой ночи проигравший Филиппу Кольшрайберу, конечно, может во всем винить судей. Собственно, он этим и занимался на протяжении всей пятой партии. Но если ты за один сезон проигрываешь пятисетовые матчи на Australian Open «Ролан Гарросе», «Уимблдоне» и US Open, может быть, дело не только в судьях?

    Для такого большого парня Джон бывает удивительно пассивным в розыгрышах. Еще удивительнее, что эта пассивность, нежелание рисковать в нем только укрепляются, если матч затягивается. А чем же тогда выигрывать? Только подачей. А что делать, когда на эйсе тебе фиксируют заступ, ты в расстройстве делаешь двойную, а на брейк-пойнте соперник пробивает справа по линии? Только ругаться на линейных, потом поостыть, но на смене сторон снова вскипеть, разбить ракетку и получить штрафное очко, которого тебе через три минуты не хватит, чтобы сделать ответный брейк.

    И, конечно, после матча нужно сказать Карлосу Бернардесу: «You were bad, you were bad», а на пресс-конференции резюмировать свои злоключения на мэйджорах так: «Bad. Terrible. Not good at all».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы