Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Швейцарское чудо

    Восьмой уимблдонский финал Роджера Федерера и Энди Маррей, прорвавшийся наконец в титульный матч домашнего мэйджора, – в обзоре Sports.ru.

    Швейцарское чудо
    Швейцарское чудо

    Частица бога

    На днях специалисты Европейского центра ядерных исследований (базируется в Женеве) обнародовали сенсационную новость – найден неуловимый бозон Хиггса, так называемая «частица бога». Однако ученые мужи ввели общественность в заблуждение – частица бога была обнаружена в той самой секретной швейцарской лаборатории еще три десятка лет назад, знойным августом 1981 года.

    Этого матча ждали больше, чем обитатели Гоби ждут сезона дождей. Два лучших игрока мира на данный момент – впервые лицом к лицу на королевской траве. Нахальный серб в обители свежего и готового к борьбе Федерера, Роджер в погоне за первой строчкой, семнадцатым титулом и двести какой-то там неделей наверху и лишенные всяческой романтики букмекеры, однозначно расставившие приоритеты в пользу Джоковича (2 к 1). Впрочем, все это мишура, важнее было посмотреть, насколько конкурентоспособным будет выглядеть Роджер относительно Новака именно на траве. При этом предыдущие матчи, в которых Федерер изрядно намучился с Беннето и Малиссом, а Джокович фланировал к полуфиналу на автопилоте, угостив партией Штепанека, если и создавали ощущение превосходства серба, то в общем весьма иллюзорное. Другое дело – спина Федерера, узел, напрямую отвечающий за уровень и качество швейцарской подачи, состояние которого весь турнир вызывало серьезные опасения.

    Марьян Вайда признался, что в теннис со своим подопечным не потянет, а вот в гольф – легко. Федерер потянет в теннис с кем угодно, но в этот раз он решил подстраховаться и переиграть Джоковича еще и в шахматы. Сложно сказать, как оно было в Париже, но в этот раз у Роджера точно имелся план. Примерно следующего содержания: выиграть в трех сетах вероятнее всего не получится (просто не позволит Джокович), играть пять сетов – это лотерея, к тому же в отсутствие тай-брейка на финише может сказаться разница в возрасте. Значит, наиболее реальный вариант – выигрыш в четырех сетах с непременной победой в первой партии.

    Итак, дебют – Роджер подает первым, Новак первым принимает. Федерер вообще подает первым чуть не в девяти матчах из десяти, но во встречах против серба это самый главный момент. Учитывая, как может прессинговать серб на приеме, Роджеру просто противопоказано подавать в их поединках вторым. В то же время как бы здорово ни подавал серб на этом турнире, игроцкое счастье он в первую очередь ищет на приеме. Модель Федерера – а) удержать подачу б) сделать брейк; модель Джоковича – а) сделать брейк б) удержать подачу. То есть первоначальной диспозицией вроде бы оба довольны. Впрочем, математически швейцарский вариант эффективнее – потенциальный брейк Федерера при счете 5:4 означает выигрыш партии (см. третий сет), потенциальный брейк Джоковича при счете 4:4 означает лишь возможность подать на сет. К тому же брейк от начинающего подавать даже в середине партии создает более комфортное преимущество, не отыгрываемое за один гейм (условно 4:2 вместо 4:3, если бы первый брейк был на счету принимающего). Так и случилось в первом сете, но обо все по порядку.

    До счета 3:2 соперники уверенно брали свои подачи, но при этом бросалось в глаза, что оба испытывают некоторые проблемы с передвижением по корту. В шестом гейме Джокович спокойно вел 30:0, как вдруг случился брейк. Не то чтобы совсем ниоткуда, но далеко не самый ожидаемый. Если говорить упрощенно – Федерер вновь отыскал свою магию с «Ролан Гаррос»-2011. Прием подрезкой и низкий мяч на хавкорте у Джоковича. Новак, конечно, весьма координированный парень, но при всем желании не Го Соэда в смысле роста, и такие мячи ему обрабатывать некомфортно. Когда идет ралли на задней линии, серб успевает прибиться и, почувствовав длину, уже практически не мажет и диктует свои условия в розыгрышах. Но с низких мячей с хавкорта Джокович не то что бы беспомощен, а, скажем так, «не непобедим». Он не ощущает их по длине и частенько дает с них ауты, цепляет сетку, либо исполняет неопасные удары, с которых тот же Федерер способен контратаковать. Серб, конечно, что-то может у сетки, но не постоянной основе. И этот прием, как показывает практика, – чуть ли не единственный способ расшатать игровой механизм Новака. Раздергивать серба не вдоль задней линии, а от бейслайна к хавкорту, к сетке и назад.

    Впрочем, тактика тактикой, но задуманное необходимо еще и выполнить. Для успеха Федереру необходимы высокие показатели как минимум по двум направлениям – процент попадания первой подачи и количество невынужденных ошибок. Статистика первого сета: первая подача – 75%, количество анфорсов – 2. Плюс к тому же 7 виннеров. Давно последний раз видели у Роджера два анфорса за сет?! Да еще против Новака? А 10 анфорсов за весь матч при 64% первой подачи (12 эйсов) и 31-м ударе навылет? Для сравнения – Джокович отметился двумя десятками невынужденных ошибок, сделал две двойные, при равной средней скорости и проценте первой подачи сделал лишь девять эйсов (что можно трактовать как собственный провал на приеме) и 28 виннеров. Джокович временами рисковал, а Федерер, известный своим пристрастием к снайперским выстрелам по линиям, ни разу за матч не сделал виннера даже близко к линиям – словом, играть Роджер старался аккуратно, с запасом. Ну и главное – сдюжил швейцарский бэкхенд, хотя временами Джокович напрягал его весьма знатно. Федерер довольно уверенно держал длину и на слайсах и на кроссах, пару раз эффектно и своевременно переводил по линии.

    Когда играют эти двое, счет может быть каким угодно, но все равно это будет достаточно близко. Даже во Франции Федерер имел уйму шансов как минимум не проигрывать в трех партиях. Здесь же Роджер реализовал ровно три брейк-пойнта, чего оказалось достаточно, чтобы взять три сета. При этом самих брейк-пойнтов было 11, и такой процент реализации в общем воображение не потрясает. Новак вот в свою очередь имел три брейковых мяча (в двух геймах) и реализовал лишь один, а сет тем не менее выиграл. Казалось бы, куда уж проще – делай брейк да держи подачу, но не забывайте, что здесь не просто теннис, а еще и шахматы. И жизненно важно жертвовать нужные фигуры, забирая взамен ключевые геймы.

    Ключевой гейм №1 – второй сет, Джокович ведет 5:2, подает Федерер. В масштабах мировой революции какая разница, как уступить сет – 3:6 или 2:6? Не под ноль да и ладно. Но дело, естественно, не в счете, а в очередности подачи в третьем сете. Отдай Роджер свою подачу во втором сете еще раз, и в третьем сете начнет подавать Новак. А так уже было полчаса назад. Серб подавал первым, швейцарец провалил ровно один гейм на подаче (да и не провалил в общем-то – сложилось так все вместе: сам не феерил, и Новак пошустрил) и тут же в начале партии уже получил 0:3. В итоге Роджер гейм взял, сет проиграл, но зато в третьем получил право первой ночи.

    Ключевой гейм №2 – третий сет, Федерер ведет 3:2, подает Джокович. Гейм важен в большей степени не в игровом, а эзотерическом что ли плане. Кроме того, сам гейм был красив, как Парис, Адонис и Джонни Депп вместе взятые. Джокович повел 30:0. Но Федерер добрался до брейк-пойнтов, где и случились два совершенно сумасшедших розыгрыша. Сначала Новак на брейк-пойнте маниакально разбрасывал по углам Федерера, а тот, отчаянно защищаясь и таща все мячи почище Надаля, выкарабкался, перешел в контратаку и с форхэнда пробил в коридор. Затем Роджер выдержал кошмарную бомбардировку по позициям бэкхенда, но устоял, вернув на ту сторона корта два десятка ударов, и выдал шикарный перевод по линии, заставивший Новака согнуться пополам в попытках достать мяч. Закончился же гейм тем, что сетка сыграла за серба, предательски уронив под носом швейцарца мяч. И как ни странно, почему именно в этот момент во взгляде Федерера проявилась дикая уверенность в себе. Везение может быть на стороне соперника, но никакая сила в мире не остановит бога игры.

    Ключевые гейм №3 и 4 – третий сет, счет 4:4, подает Федерер. Роджер ведет 30:15 и получает высокий мяч на хавкорте, который надо, извините, мочить. Просто мочить без затей. Но Федерер не может без затей, при этом скользком счете ему непременно надо постебаться над соперником. Поэтому следует укороченный (этот удар можно назвать укороченным лишь от большого уважения к швейцарцу), который естественно легко съедает Джокович, а следом раздосадованный Роджер пуляет с форхэнда в аут. Брейк-пойнт и скрытый сетбол у Джоковича. Выиграй серб следующий розыгрыш – с большей долей вероятности он задержался бы в Лондоне до воскресенья. У бога игры проблемы, но на помощь приходят три молниеносные подачи. Возможно, Джоковичу хватило бы просто принять подачу в корт, но он не осилил. В следующем гейме у серба просела подача, а Федерер сконцентрировал все усилия на приеме. Это был основополагающий момент во всей идее Федерера – брейк на финише третьего сета и первая подача в четвертом. Не с первого шанса, но Роджер осуществил задуманное, закрыв партию смачным эйсом.

    Четвертый сет был странным – Федерер играл легко и свободно, и Джокович играл легко и свободно, при этом счет рос в пользу Федерера. Особенно необычное ощущение возникло при счете 4:1 в пользу швейцарца и 0:40 на подаче Новака. Казалось, Джокович перестал сопротивляться вообще, но неожиданно серб в очередной раз откуда-то восстал, спас безнадежный гейм и нацелился на ребрейк при счете 3:5. Федерер уже бывал в похожей ситуации – правда, тогда это было по другую сторону океана и в пятом сете – и наверняка не забыл жестокий урок. Серб еще пытался цепляться, требовал на каждом ударе видеопросмотр (раз угадал, в другой нет), причем опять зацепил с приема линию, но балканский экспресс уже ушел. На матчболе Роджер подал буднично, а Новак столь же буднично засадил в сетку. И хоть трава не расти.

    Федерер отыграл здорово, возможно, не идеально, но около того, и главное – впервые за долгое время сумел развалить игру Джоковича. Не сказать, чтобы серб имел бледный вид, но он сейчас он просто действительно не тот, что был год назад. Ни по физике, ни по концентрации, ни по мотивации. А возможно, это еще и отголосок прошедшего «Ролан Гаррос». Но что удивительно, даже при таких выдающихся статах Роджера и его великолепной цельной игре Новак вполне мог зацепиться в четвертом сете на приеме при казалось бы тотальном на тот момент преимуществе швейцарца. Тем не менее, очередное обыкновенное чудо в этот раз оказалось на счету Федерера, и именно он в финале будет экзаменовать надежду нации.

    Как Маррея приняли в пионеры

    Во втором полуфинале сошлись великолепно проводящие турнир Энди Маррей и Жо-Вильфред Тсонга. При всей симпатии к «хотя и французу» если бы Энди, в кои веки получивший в соперники на этой стадии не Надаля, опять опростоволосился, британцу пришлось бы пожалуй исполнять на центральном корте показательное харакири.

    Очень хотевший жить британец стартовал с места в карьер – 3:0. Энди не творил чудес, но был чертовски собран и целеустремлен. Жо слева предпочитал держать мяч в игре и при первой возможности атаковать справа, но непозволительно сорил ошибками с форхэнда. Энди был убедителен с обеих сторон, к тому же замечательно подавал – после двух первых сетов соотношение эйсов было 8:4 в пользу британца. Что интересно, Энди удачно подавал в нужные моменты, чего раньше за ним не водилось. Да и вообще процент первой подачи стабильно в районе 60-ти (во втором сете 77!) на протяжении всего поединка для Маррея в столь ответственном матче сродни научной фантастике. Что касается Тсонги, то француза подводили два компонента – отвратительная игра на второй подаче (во втором сете Жо завалил все 11 попыток, да и в остальных выигрывал в среднем не больше трети очков) и запредельное (относительно соперника) количество анфорсов. В итоге на финише матча у Маррея соотношение виннер/анфорс составило 40/12, у Тсонги 47/42. По эйсам, на которые было столько надежды, француз тоже далеко не убежал: 11 против девяти, да 63% попадания первой подачи при такой игре на второй и против принимающего уровня Маррея оказалось маловато.

    Матч, кстати, вышел чрезвычайно красочный и более веселый и содержательный внешне, чем первый полуфинал. Талантливый, но немного шальной агрессор против квалифицированного дефендера с тюнингованной подачей. Понятно, что Тсонга проигрывает в движении, но зато как бьет! Блеск! В первых двух сетах Жо нервничал, и ему не хватало терпения, отчего рождался перманентный серв-энд-волей, который Маррей угнетал через раз великолепными обводками. Но Тсонга и не думал сдаваться. Понимая, что ловить на бейслайне особо нечего, Жо уперто бежал к сетке и сделал это за матч целых 76 раз (45 удачно). Надо сказать, у сетки Жо был великолепен – укрощал почти любые мячи и с лета, и с полулета, и вприсядку, и вприскок, периодически изображая то Буффона, то Касильяса. Временами Тсонга творил просто цирковые номера, срывал шумные овации, но продолжал отставать в счете. Энди с хладнокровием Джека Потрошителя раз за разом вспарывал авантюрные наскоки Жо кинжальными кроссами. А кроме того, Энди бегал за всеми мячами – неважно, куда: вперед, назад и по диагонали и львиную долю из них доставал. Первые два сета получились довольно похожими – Маррей делал по брейку и уверенно доводил дело до победы. Во втором сете Энди вообще выдал два феноменальных гейма на подаче продолжительностью по минуте в стиле раннего Федерера.

    Горевший 0:2 француз рук не опустил, а решил зайти с другой стороны. Так как терять Жо было особо нечего, он попробовал усыпить бдительность британца и подождать его ошибок в более спокойном теннисе. Оригинальное решение Жо неожиданно встретило горячий отклик в душе уже увидевшего себя в финале Энди. Маррей словно нацепил старую кожу и в третьем сете явил миру привычную истероидную игру. Показателен гейм, который Энди отдал на своей подаче. Двойная, после чего у Жо не вышел прием, а Маррей дал с хавкорта в сетку. Следом у Жо уже получился прием под линию, и Энди опять нашел сетку, а в следующем розыгрыше Маррей, находясь под артобстрелом Жо, запустил удар в коридор. Сделав брейк, Тсонга взревел и хоть и не без приключений (отыгрывая брейк-пойнты и плодя эйсы: 6:0 в третьем сете) довел партию до победы.

    В четвертом сете Энди отчасти пришел в себя, но на образца первых двух сетов не тянул. Сделав брейк в четвертом гейме, Маррей тут же его вернул, и дальше начались качели, в которых по игре смотрелся интереснее уже Жо. К этому моменту француз наконец-то нашел баланс между агрессией и дисциплиной и мучил Энди уже не только выходами к сетке, но и прострелами с бейслайна. К сожалению для Франции вообще и для Жо в частности, запала его не хватило даже до конца четвертой партии, которую француз в общем-то вполне мог и выиграть. Правда, ощущения того, что Энди может в конце концов проиграть, все-таки не складывалось. Да, Тсонга уже уступал здесь 0:2 и не самому последнему игроку мира, сейчас он психологически устойчив и достаточно вынослив и для пятисетовой рубки, но все это все равно не убеждало, что Жо зацепится, хотя Маррей уже пребывал в немного растрепанных чувствах. Розыгрыш на матчболе стал отражением всего матча в миниатюре – Энди в полусогбенном состоянии достал уходящий мяч и запустил очередной обводящий кросс, который, просвистев между ушей Жо, еле-еле зацепил линию, сигнализируя о первом за три четверти века прибытии британца в финал «Уимблдона».

    Сложно сказать, что там будет в финале. Возможно, будет тай-брейк, а возможно, и дождь. Как будет чувствовать себя спина Роджера, а как психика Энди? В любом случае это будет новый чемпион – либо совсем новый, либо новый старый. А как это говорится: все новое – это хорошо забытое старое.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы