Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Мы ничего не можем сделать нормально». Как «Ролан Гаррос» отстает от времени

    Руководство «Ролан Гаррос» уже больше 10 лет не может начать модернизацию турнира. Павел Ниткин разбирается в ситуации и ее последствиях.

    Открытый чемпионат Франции с 1928 года проводится в комплексе «Ролан Гаррос», названном в честь героического авиатора. Первые разговоры о том, что комплекс может ждать реконструкция в виде воздвижения крыши над центральным кортом имени Филиппа Шатрие, пошли еще в 2004 году. Однако до 2008 года никаких конкретных предложений не выдвигалось и планов не строилось.

    В 2009 году дело сдвинулось с мертвой точки. Был составлен проект, согласно которому комплекс «Ролан Гаррос» должен был расширяться на восток. Предполагалась постройка одного крупного корта с выдвижной крышей – на 14 600 мест – и двух кортов поменьше: на 1 500 и 750 зрителей. Кроме того, планировалось установка освещения и выдвижной крыши над кортом Шатрие.

    Однако план встретил сопротивление со стороны общественных организаций, вставших на защиту оранжерей в саду Отей. Как это позже комментировал президент федерации тенниса Франции Жан Гашассан: «Сейчас французский менталитет таков, что любой проект – культурный или спортивный – встречает препятствия. Мы ничего не можем сделать нормально. Чтобы подвинуть дерево или клумбу, или поднять что-то на десять метров, нужно получить разрешения, каждый шаг оспаривается. Мы с самого начала об этом знали, поэтому нужно стараться не терять терпение».

    Генеральный директор федерации Жильбер Исерн в свое время заявлял, что оранжереи – это технические сооружения, а не исторические, поэтому от них можно избавиться. Но в самой последней версии плана предполагался компромисс: оставить некоторые оранжереи и построить корт среди них.

    В 2011 году федерация тенниса Франции проголосовала за то, чтобы «Ролан Гаррос» именно расширялся, а не переезжал – ведь рассматривались и варианты перемещения турнира в район Версаля, в Марн-ла-Валле или какой-нибудь другой пригород. Если бы был выбран этот вариант, то федерация построила бы совершенно новый комплекс, в котором было бы больше 50 кортов. Однако затраты на это вполне могли дойти до миллиарда долларов, так что было принято более экономное решение бороться за расширение.

    Еще через два года – в 2013 – были опубликованы детали плана. Корт Шатрие не просто должен получить крышу, его собираются совершенно перестроить, оставив только исходный фундамент – чтобы это не мешало проведению турнира, стройка должна проходить секционно, циклами в 10 месяцев. От Корта №1 и Корта №2 принято решение избавиться. Смета проекта планировалась в районе 370 миллионов долларов.

    Однако уже прошел «Ролан Гаррос»-2015, а турнир не приблизился к модернизации. Бюрократические проволочки продолжаются – и по ходу первой недели турнира стало известно, что городской совет Парижа проголосовал против предложенного плана расширения. Совету больше пришелся по душе альтернативный проект, включающий в себя выход на территорию, которую сейчас занимает шоссе.

    Проблема только в том, что представители федерации надеялись на то, что определенную помощь им окажут попытки Парижа выиграть право на проведение Олимпиады-2024. МОК стремится к сокращению расходов принимающих городов, поэтому предпочтение отдается тем, у кого уже есть хорошие спортивные объекты. Запущенная модернизация «Ролан Гаррос» была бы большим подспорьем – но для этого ее надо начать до 2017 года. А альтернативный проект плох тем, что, по оценкам экспертов, его не удастся воплотить в жизнь до 2024.

    Основная претензия к проекту расширения «Ролан Гаррос» даже не в том, что для этого должны пострадать оранжереи. Противники считают, что оранжереи не просто будут снесены, а будут снесены зазря, поскольку вскоре потребуется новое расширение, а расширяться уже будет некуда. И в качестве тактики борьбы они избрали затягивание времени – даже если федерация тенниса получит разрешения на строительство, они будут их оспаривать, и в это время стройка будет стоять.

    В их опасениях, определенно, есть разумное зерно. Сейчас «Ролан Гаррос» имеет самый маленький комплекс среди «Шлемов» – 8,5 гектар. В случае расширения площадь составит 13,5 гектар, но комплекс все равно останется самым маленьким. У «Уимблдона» – 16 гектар, а Australian Open, и так проводящийся в огромном Мельбурн-парке, планирует еще расширить свою территорию и стать крупнейшим теннисным турниром в мире.

    В Мельбурне выдвижная крыша сейчас есть над тремя стадионами, на «Уимблдоне» планируется оснастить ею еще один корт, кроме Центрального. US Open преодолел все инженерные трудности, и в 2016 там тоже появится крыша. «Ролан Гаррос» совершенно точно будет полностью в руках погоды минимум до 2019 года.

    А ведь в прошлом году из-за дождя мужской финал пришлось переносить на понедельник. В этом году Новак Джокович из-за темноты и угрозы шторма не доиграл свой полуфинал против Маррея в пятницу, и теперь вполне может предъявлять претензии к тому, что он играл три дня подряд. Тут еще и металлические пластины начали отваливаться и падать на головы болельщикам. Стадион как бы сам кричит: «Модернизируй меня!»

    Как сообщает Bloomberg, организаторы турнира в китайском Ухане планируют построить новый корт с выдвижной крышей на 15 000 зрителей (на 180 мест больше, чем на корте Шатрие). И представители «Ролан Гаррос» ощущают давление, которое на них могут оказывать богатые деньгами, но не традициями, страны. Гашассан этого не скрывает: «Я знаю, что нам угрожают некоторые регионы мира – например, Азия или Катар – у которых много денег, которые хотят строить большие стадионы. Но там не будет души и истории – только куча денег».

    Исерн же немного более пессимистичен: «Если мы не получим разрешения на строительство, то можно будет поспрашивать в других странах, не хотят ли они купить «Ролан Гаррос» и проводить его у себя. Я шучу, но если мы не реализуем этот проект, это будет нечто вроде смертного приговора для турнира».

    А с деньгами у «Ролан Гаррос» тоже есть проблемы. Нет, конечно, за счет проведения турнира экономика Франции, по оценке экономической службы страны, получает 289 миллионов евро. Но призовой фонд среди «Шлемов» самый маленький именно у «Ролан Гаррос» – 29,5 миллионов долларов (у Australian Open – 36, у US Open – 38, а у «Уимблдона» – 42).

    И на реконструкцию денег потребуется много, ведь Париж выделит только 20 миллионов евро, а все остальное федерация должна оплатить сама. Получать бóльшую прибыль с турнира мешает не только ограниченное пространство, но и ситуация с телевизионными правами: руководство французского спорта настаивает на том, чтобы турнир транслировался на бесплатном канале France Télévisions. Поэтому организаторы не могут за очень много денег продать эти права частной компании.

    Место проведения – это не единственное, над чем организаторам стоит поработать. Например, в этом году уже после первого дня краеугольной темой стал вопрос безопасности игроков, когда болельщик спокойно выбежал на корт, сделал селфи с Федерером и убежал. Начиная с 2009 года, это уже третий случай, когда во время «Ролан Гаррос» на корте появляются люди с трибун.

    С какой стороны ни посмотри, но среди «Больших шлемов» Ролан Гаррос сейчас замыкающий. А с активным развитием турниров в Азии и на Ближнем Востоке вопрос переезда «Шлема» в будущем вполне может перестать казаться чем-то сугубо фантастическим. Поэтому французам нужно решать свои многочисленные проблемы и делать это быстро.

    Фото: Gettyimages.ru/Clive Mason; http://commons.wikimedia.org/Salix

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы