Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Не плачь, Роджер!» Почему это был выдающийся финал «Уимблдона»

    Редакторы Sports.ru рассуждают о том, почему возвращение Федерера значит для тенниса намного больше, чем победа Джоковича.

    Владислав Воронин

    Прошлый год получился для Федерера настолько мрачным, что казалось: еще чуть-чуть, и мы потеряем эпоху великого Роджера. Его жестко вытолкнули с «Уимблдона» и US Open на тех стадиях, где раньше он изысканно и грациозно проходил вперед. Его игра уже не была такой стройной и уверенной. Стабильного лидера лихорадило, он все чаще упирался в спину молодым и дерзким и больше не казался полубогом. Роджер окончательно перестал быть мифическим персонажем, ведь идеальная стойкость испарялась, а его самого начал безжалостно пожирать монстр времени. Ничто не вечно, Федерер тоже начал сдавать.

    Но Роджер из тех, кто если и будет погибать, то только достойно и красиво. В 32 года он нашел в себе силы меняться и, отпахав с новой тренерской командой примерно полгода, окончательно пришел в чувство. Просто вслушайтесь в слова Федерера накануне финала: «Моя игра вернулась на тот уровень, который я хотел видеть еще год назад. В прошлом году все складывалось тяжело, и я рад, что смог вернуть хорошую форму. Новая команда сделала все возможное, чтобы я каждое утро вставал мотивированным и готовым».

    Этот великолепный финал «Уимблдона» был даже не столько о том, как к Роджеру вернулась уверенность, проснулась прежняя точность ударов и заработала убийственная подача. Этот финал – точка в красивой истории о том, как можно пересилить свой организм в 32 года под высокими нагрузками и снова отдаться игре с раскаленной страстью. Когда вы в последний раз видели такие спасения – эйсом на матчболе соперника? Когда видели такой чистый игровой разум, такие мягкие удары в линии, которые заставляют даже Джоковича качать головой? Когда видели такой энергичный камбэк с сохранением предельной концентрации и аккуратности, как в четвертой партии (2:5 – 7:5)?

    Будет глупо называть эти 4 часа возвращением того самого Федерера – это был другой Роджер, более зрелый, более рассудительный и более аккуратный. Но дело и не в этом: финал «Уимблдона» подарил нам ясное понимание того, что эра великого продолжает жить – просто для громких побед ему теперь нужно пересиливать еще и себя.

    Поэтому не плачь, Роджер. Мы видели, что ты снова можешь быть героем.

    Павел Копачев

    Я никогда не болел за Джоковича – казалось, нет в нем чего-то такого, чтобы цепляло и не отлипало.

    Вот Федерер – аристократ; в нем нет ничего лишнего: эталонная осанка, выдающиеся брови, жгучие волосы. Он весь правильный, как был в 90-е Пит Сампрас. Если и есть лучшая реклама дорогим часам – то это, конечно, Роджер. Или, например, Надаль, игра которого подконтрольна Космосу. Мощь, безупречные удары, скорость и перчинка гениальности.

    И как, спрашивается, болеть за Джоковича, который крут, но не настолько? Этот «Уимблдон» дал ответ: болеть нужно, ведь он способен перевернуть самосвал голыми руками, никогда не психует и идет до конца.

    Сетка у Джоковича, первой ракетки турнира, была удивительно сложной: экзальтированный Радек Штепанек уже во втором круге, который завел серба на два тай-брейка (один Новак выиграл, другой – проиграл); сумасшедший Марин Чилич, который осмелился повести в четвертьфинале по сетам 2:1. Наконец, болгарский мачо Григор Димитров, имевший на тай-брейке в 4-й партии три сетбола. И везде Джокович был на волоске от поражения – и везде ему требовалось сверхусилие.

    И он это сверхусилие находил. Так же было и в финале с Федерером, когда он обидно отдал первую партию, подарил четвертую (вел 5:2, подавал на матч и упустил матчбол на подаче соперника)... Он отключался и забывал неудачи, начинал все заново и... побеждал. У этого парня есть не только техника, талант – у него есть мужество. Ген чемпиона.

    Возможно, это все эмоции – скоро Новак женится, станет отцом. И этот «Уимблдон» будет просто хорошим фоном. Жизнь – это ведь не только титулы.

    Павел Ниткин

    Ни у кого не возникает сомнений в том, что Федерер – великий теннисист и великий человек. Перечислять его теннисные заслуги и уникальные достижения можно так долго, что устанет язык. Восхищаться тем, как его уважают и любят коллеги, можно так сильно, что от восторга остановится сердце. Не умиляться фотографиям его большого семейства нельзя.

    Поэтому прошлый год в его исполнении вызывал противоречивые чувства. С одной стороны, трудно представить «теннис после Федерера». Но с другой, вставал вопрос – зачем так мучиться, Роджер? Зачем терпеть боль, ездить по Гамбургам и Гштаадам, улыбаться, делать вид, что все хорошо, все идет по плану?

    Тогда Федерер говорил, что он еще не кончился, что он еще покажет. Многие (я в их числе) воспринимали это, как некое подобие самогипноза, попытку самому себе дать ответ на закономерные «зачем». Оказалось, что все эти домыслы – полная ерунда. Маэстро в очередной раз доказал, что он знает лучше.

    Как было бы красиво, если бы Федерер ушел с матч-пойнтов и 2:5, а потом в решающем сете выиграл бы. Это была бы месть за два подряд полуфинала US Open, где этот трюк в духе Гуддини проворачивал Джокович. Не получилось; если бы да кабы.

    Но все равно за Роджера радостно. Великий художник – мудрый, опытный и зрелый – продолжает творить. Что может быть лучше? Пусть он уже не выдает шедевры пачками, но от этого каждое новое полотно становится ценнее и приятнее зрителю.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы