Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Любовь Галкина: «Мастерство заключается в умении выстоять в критическую минуту»

    Любовь Галкина – в интервью «Газете»

    Олимпийская чемпионка Афин, которой прежде не доводилось побеждать на мировых первенствах, вернулась из Загреба с двумя золотыми медалями. Галкина завоевала высший титул в стрельбе из малокалиберной винтовки из трех положений с дистанции 50 метров. В этом же упражнении она стала лучшей в командных состязаниях. Еще одну медаль – командную «бронзу» – выбила в стрельбе из пневматической винтовки с дистанции 10 метров. Хотя КПД лидера нашей команды в Хорватии мог бы быть большим. По крайней мере, в этом уверен главный тренер российской делегации Олег Лапкин. Сама Галкина рассказала корреспонденту «Газеты» Татьяне Милевской, что не считает свое выступление неудачным.

    – Понятно, что от меня ждали двух личных медалей. В стрельбе из пневматической винтовки с 10 метров я была второй в Афинах. Но перед поездкой в Загреб чувствовала, что на тренировках у меня не очень получается, а на чемпионате вышло еще хуже. По итогам первой серии можно было сразу попрощаться с финалом. Допустила столько потерь, что хватило бы на весь чемпионат. Не стану жаловаться на жару и прочие внешние обстоятельства, ведь все находились в одинаковых условиях, и причину надо искать в самой себе.

    А неудача в стрельбе из малокалиберной винтовки с дистанции 50 метров лежа меня не слишком расстроила, так как это упражнение не является олимпийским и специально к нему я не готовилась.

    – В финале золотая медаль чуть не уплыла от вас. Спасли только ошибки Сильвии Богачки из Польши. Следили за ее результатами?

    – Нет. Я старалась как можно точнее обработать мишень – стрельба была смещена относительно центра, и приходилось разбираться на ходу. Но в умении выстоять в критическую минуту и заключается мастерство, не так ли?

    – Этот чемпионат мира был для вас третьим. Чем запомнились предыдущие?

    – На первом своем чемпионате в 1998 году я выступала только в одном упражнении – стрельбе из пневматической винтовки. Стала четвертой. Другая на моем месте расстроилась бы, а я очень обрадовалась. Если ничего не путаю, в финал я попала с восьмой суммой и поднялась до четвертого места. Для дебютантки это успех! Через четыре года в Лахти я была заявлена уже в трех упражнениях. Но ни в одном не попала в финал, зато командой мы заняли третье место, и это как-то смягчило мое разочарование.

    – Нынче же вы и вовсе не загадывали...

    – Я регулярно участвовала в этапах Кубка мира, а когда находишься в хорошем соревновательном ритме, каждый турнир воспринимаешь по-рабочему, без суеты и особых амбиций. Впрочем, лукавлю. О медалях думаешь всегда.

    – Российская команда в Загребе раскачивалась медленно. Не чувствовалось общей подавленности?

    – Нет. Мы все болели друг за друга. Когда Марина Бобкова на последнем выстреле упустила медаль, и я, и все россияне, сидевшие на трибуне, подошли к ней, подбодрили. Хотя она нас поняла бы и без слов – все мы бывали в таких ситуациях.

    – В прошлом году вы не участвовали в этапах Кубка мира. Отдыхали?

    – Я решила облегчить свой график – все-таки Олимпиада отняла много сил. Но совсем уж расслабиться не могла себе позволить. Участвовала в двух чемпионатах Европы по стрельбе из малокалиберного и пневматического оружия и приняла приглашение в финал Кубка мира. Как победительница Кубка-2004 я имела там карт-бланш.

    – В какой момент вы почувствовали, что олимпийская усталость прошла?

    – Четко обозначить этот момент невозможно. После Игр мы с мужем Евгением Алейниковым и всей нашей стрелковой командой поехали отдыхать в Египет. Правда, долго пробыть там не удалось – ребята остались, а я вернулась в Москву интервью давать, приемы посещать. Чемпионское положение обязывало.

    – Некоторые спортсмены жаловались на то, что после Олимпиады власти не выполнили всех своих обещаний...

    – Я такого не могу сказать. Все вознаграждения мне выплатили. Квартира у нас была, автомобиль куплен. Оставалось только потихоньку тренироваться, а в промежутках посвящать время учебе. Мы с мужем изучаем юриспруденцию в Российском гуманитарном университете. Благо университетский корпус недалеко от нашего дома в Домодедово находится. Это мое второе высшее образование, первое – техническое.

    – Похоже, перерыв в выступлениях пошел вам на пользу.

    – Достаточно стабильно прошли этапы Кубка мира, дважды я была третьей – в пневматике и в малом калибре. Потом начались российские соревнования. На чемпионате страны я попала в тройку лучших в своих упражнениях и смогла спокойно подготовиться к чемпионату мира.

    – Вы как-то меняете режим своих тренировок с течением времени?

    – Основа всегда одна и та же. Общей физической подготовкой занимаемся по мере необходимости. Она для стрелков не является обязательной. Мне хватает катания на роликах и плавания. А психолог мне пока не нужен. Заметила, что чем дольше соревнуешься, тем спокойнее чувствуешь себя на огневом рубеже. Вот и в этот раз проверку пришлось устраивать скорее костюму, а не мне.

    – То есть?

    – Недавно ввели новые стандарты жесткости костюмов. Раньше политика была чересчур лояльной – некоторых спортсменов буквально выносили на рубеж, как роботов с негнущимися руками и ногами. Сейчас такое недопустимо. Костюм проверяют не только до, но и после соревнований. Если тебе выпал жребий, будь добр, принеси костюм на тестирование. На него кладут груз, под которым материал прогибается. И если кривая прогиба не укладывается в норматив, ты дисквалифицирован. Такие случаи уже бывали. На жесткость костюма может повлиять все что угодно – например, то, что спортсмен вспотел. Поэтому приходится подбирать себе костюм очень тщательно.

    – Удалось?

    – Я его даже в холодильник засовывала – проверить, как он на мороз реагирует. Изготовители меня не подвели.

    – Имеете привычку звонить домой накануне выступления?

    – Хоть мой муж и стрелок, но у меня есть собственный тренер. Евгений уже не так активно занимается стрельбой и решил не участвовать в отборе к чемпионату мира. Зато по-прежнему хочет быть в курсе всех новостей. Я ему их и рассказывала по телефону из Загреба.

    – Кстати, чемпионат мира живьем транслировался только в Интернете. Как считаете, надо менять такое положение дел?

    – Безусловно! Никогда не поверю скептикам, утверждающим, будто чемпионат мира по стрельбе не найдет своей аудитории. Олимпийский стрелковый турнир смотрят миллионы людей, а чемпионат мира, который, как и Олимпиада, проходит раз в четыре года, неужели не станут? Вот еще пример популярности этого вида спорта: обычно перед этапом Кубка мира в Германии проводится чемпионат страны. В нем принимает участие огромное количество стрелков, которые потом заполняют трибуны во время кубковых соревнований. У кого после этого повернется язык заявить, что стрельба публике неинтересна?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы