Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Юлия Зарипова: «Горячую воду в гостинице так и не дали»

    Иван Калашников поговорил с олимпийской чемпионкой Лондона в беге на 3000 метров с препятствиями – о холодной воде в яме и в номере, золотом маникюре, российском флаге на трибунах и о том, как соперницы бьют по ногам.

    Юлия Зарипова: «Горячую воду в гостинице так и не дали»
    Юлия Зарипова: «Горячую воду в гостинице так и не дали»

    – Вы уже третий большой старт подряд (чемпионат Европы, чемпионат мира, Олимпиада) выигрываете без вариантов для соперниц.

    – Значит, я сильнее. На самом деле все три раза я была очень хорошо готова, чувствовала себя прекрасно и даже не думала, что могу проиграть. Ехала только за золотом. Другого места для меня не существовало. Если бы даже пришла второй, очень сильно бы расстроилась.

    – Но пришли первой.

    – Да, и знаете, это был мой самый легкий забег за последние четыре года. Причем в 2009-м я проиграла испанке Марте Домингес только потому, что боялась ее. Готова была хорошо, просто испугалась. С тех пор стараюсь даже не допускать мыслей о том, что могу проиграть. Только победа.

    – Поэтому вы со старта и до финиша бежите первой?

    – Мне так проще. В отборочном забеге я бежала сзади, и это было даже сложнее, чем в финале. Во-первых, легче преодолевать препятствия, когда впереди никто не маячит. Во-вторых, легче отбивать атаки соперниц, я же их спиной чувствую. Да и если выпустить кениек вперед, то они будут задавать рваный темп, а мне так неудобно. Лучше уж я сама поведу бег.

    – Объясните, как именно вы их чувствуете спиной? Я вот не всегда чувствую, когда за мной в турникет метро кто-то проходит.

    – Ну, вижу их краем глаза, чувствую дыхание. Я сама почти не дышу, ну то есть дышу тихо, поэтому все слышу. Еще на большой экран время от времени смотрю.

    – Неужели это реально во время забега?

    – Конечно, мы же не спринт бежим. Есть время поднять глаза, посмотреть, кто за тобой. Я успеваю даже за результатами по кругам следить, чтобы понять, стоит ли прибавить или осадить.

    «Соперницы в буквальном смысле наступают на пятки, бьют по ногам, цепляют за руки, подталкивают локтями. Но я-то крепкая, меня так просто не возьмешь»

    – Как вообще идет борьба за позицию на дистанции? Наверняка же у вас все ноги в синяках.

    – Да, соперницы в буквальном смысле наступают на пятки, бьют по ногам, цепляют за руки, подталкивают локтями. Особенно когда их несколько, и они сзади. Вчера меня окружили три эфиопки – я думала, они меня хотят выбить из строя. Но я-то крепкая, меня так просто не возьмешь. Стараюсь пошире бежать по дорожке, жестко ставить шаг. Если кто-то обгоняет, не боюсь идти в контакт. На последнем круге, когда туниска пыталась спуртовать, мне прилично досталось, но я удержалась.

    – Вы и дальше так будете бегать впереди всех – как Борзаковский, только наоборот?

    – В принципе, тактику перед каждым забегом мне подсказывает тренер, но так получилось, что вот уже не первый раз мне удобно бежать впереди. Думаю, это еще не раз сработает. Но держаться за свою тактику не буду – если надо, поменяю. Я же в будущем хочу себя попробовать на длинных дистанциях, даже марафон есть в планах.

    – Да вы и 42 километра пробежите первой.

    – Пока не знаю! Но вот моя соседка по номеру Таня Архипова (бронзовый призер Лондона – прим. Sports.ru) говорит, что у меня должно получиться.

    – Кстати, у вас в номере так и не появилась горячая вода?

    – Представьте себе, нет! Таня после марафона не смогла нормально помыться, да и мне уже завтра уезжать, а горячую так и не дали. Сейчас Маша Савинова к нам приехала, так я ее сразу предупредила. Люди к нам приходят каждый день, делают большие глаза, но так ничего и не починили. Вчера возвращалась со стадиона, девчонок из соседнего номера было уже поздно будить, так что пришлось в холодной воде купаться. Впрочем, я после побед все равно заснуть не могу.

    – Да и к холодной воде вы в какой-то степени привычны. Скажите, вы же промокаете, перепрыгивая яму с водой?

    – Конечно, ноги промокают уже после первого прыжка. Но это нормально, так всегда бывает. А так – брызги летят, конечно, то на бегу все высыхает. В яме куда важнее как следует оттолкнуться и правильно приземлиться, а то можно пару секунд потерять, а то и упасть.

    – Вам на тренировках приходилось прыгать через яму без воды?

    – Через пустую яму прыгать нельзя ни в коем случае, так можно получить серьезную травму. Но обычно на тренировках мы наполняем эту яму песком.

    «Я вот подметила у кениек, что они бегают толпами, все вместе. Мне вот это нравится: в компании же быстрее заводишься, лучше бежишь»

    – Вы, кстати, после финиша подбежали к этой яме и обрызгали водой фотографа.

    – Ну да, она же мне тоже помогла медаль выиграть! Я вообще на круге почета хотела сначала прыгнуть через нее, но потом вспомнила, что сняла шиповки, и не стала, побоялась травмироваться. Я после одного своего золота барьер поцеловала, да и дорожку приходилось целовать.

    – Думаю, рядовой зритель не вполне понимает, какова важность прохождения препятствий в стипль-чезе. Объясните?

    – Да, мне часто приходилось слышать – мол, зачем вам вообще эти барьеры, они же вообще для красоты на дорожке стоят. На самом деле это важнейший элемент нашего вида. Мы с тренером весь последний год посвятили тому, чтобы научиться с минимальными потерями проходить яму с водой. По-хорошему, нам удается побеждать эфиопок и кениек именно за счет грамотной работы на препятствиях. У них же с бегом все в порядке, на гладкой дистанции они бы нас обошли. А тут мы подключаем технику – и выигрываем.

    – Журнал PROспорт как-то отправлял корреспондента в Эфиопию, чтобы раскрыть секрет подготовки африканских средневиков и стайеров. Известен ли он российским легкоатлетам?

    – Нет, мы все же как-то стараемся на себя ориентироваться. Правда, тоже ездим тренироваться в горы – в Кисловодск, например. Перед этой Олимпиадой готовились в Киргизии. А вообще единственное, что я подметила у кениек, что они бегают толпами, все вместе. Мне вот это нравится: в компании же быстрее заводишься, лучше бежишь, тренируешь силу воли и желание побеждать даже на тренировках. Надо у нас в России такое попробовать.

    – С тренировками понятно, а можно ли в России проводить соревнования по легкой атлетике такого же уровня, как Олимпиада?

    – Знаете, вот в Чебоксарах любят легкую атлетику, там хорошо поддерживают. В Казани опять же. Но здесь все еще уровнем выше. Любопытно, что вчера мне постоянно попадался на глаза российский флаг, хотя я во время забега вообще стараюсь на трибуны не смотреть. Поэтому как только я пересекла финишную черту, сразу же побежала к нему. А вообще в Лондоне мне раньше не везло – я была здесь два года назад, чуть не потерялась, проиграла, простудилась, а потом пропускала тренировки на сборах. Но это нормально. Препятствия должны быть не только на дорожках, но и в жизни.

    – По поводу препятствий. Вы как-то рассказывали, что IAAF меняла вам фамилию (с Зарудневой на Зарипову) чуть ли ни полгода.

    – Там проблема была скорее в ВАДА, которая меня не могла переоформить. Но уже финал прошлого чемпионата мира я бежала как Зарипова. А вообще пробивать, продавливать себе что-то у чиновников я не умею.

    – А дома как себя ведете?

    – В семье я, скажем так, неспокойная. Бывают перепады настроения, но все тревоги уходят, когда вижу дочку. На нее даже повысить голос не могу. Иногда говорю что-нибудь строго, но все равно с любовью.

    – У вас золотой маникюр.

    – Да, я его себе уже не первый раз делаю. На удачу – золото к золоту притягивается.

    – У вас ведь еще и бриллиант за победу в «Бриллиантовой лиге» есть.

    – Есть. Но золото я люблю больше.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы