Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Сочная ставка

    Русские амбиции, олигархические инвестиции и олимпийские перспективы Сочи. (Newsweek-блог)

    Новый аэропорт в Сочи принял своего первого почетного гостя за пару дней до визита оценочной комиссии МОК. Герман Греф прилетел на генеральный прогон презентации. Сербский строитель Драган, работающий в аэропорту, задумчиво смотрел на приземляющийся самолет. Наконец вздохнул и зачем-то выдал тайну: «Они поставили списанный Ту-154 у здания, чтобы было похоже на действующий аэропорт». Драган уже несколько дней  готовился к своему актерскому дебюту: строителям рассказали, что их к приезду комиссии переоденут и выдадут пустые сумки, «заставят изображать пассажиров».

    Серб быстро понял, что ему досталось роль в массовке. Выступление перед Заявочным комитетом доверили столичным «примам» - инвесторам и политикам, которые разыграли спектакль о том, как в России реализуются крупные бизнес-проекты при участии государства. Декорациями стали не готовые олимпийские объекты, а их пластиковые макеты. Но главное, на высокопоставленных олимпийских зрителей выпустили солиста: в качестве приглашенной звезды на сцену вышел лично Владимир Путин. Его показательные выступления на лыжах и доверительная беседа с представителями МОК должны были, по мнению принимающей стороны, выглядеть убедительнее уже построенных горнолыжных курортов и катков у конкурентов - австрийцев и корейцев.

    Создалось впечатление, что вопреки заведенному в олимпийском движении обыкновению Сочи и не собирается использовать свою заявку, чтобы отстроить все объекты вне зависимости от результата, и, тем самым, заработать прибыль городу и частным инвесторам. А как иначе, если и инвесторы в основном не частные, и уж точно они не свободны в выборе бизнес-планов?

    ОБЪЕКТЫ ВАРВАРОВ

    Герман Греф - глава Минэкономразвития, ответственный от правительства за заявку Сочи, - в целом остался городом доволен. Уточнял детали - например, ему не понравился цвет курточек у встречавших детей в аэропорту. Греф перезвонил главе Национального олимпийского комитета Леониду Тягачеву и запросто сказал, никого не смущаясь: «Синие еще ничего, а вот зеленые совсем мрачновато смотрятся».

    В другом месте Грефу не понравился уже синий цвет - на огромном плазменном экране в одном из павильонов с макетами будущих олимпийских объектов. Там же Греф обнаружил прозрачную крышу - она, кажется, вызвала самое большое недовольство министра. «Когда я дома устанавливал плазму, то первым делом подготовил комнату - затемнил ее. У вас же никто об этом не позаботился», - отчитал городских чиновников Греф.

    Были и другие недочеты - например, вокруг новой дороги валялись срубленные деревья («Если мы так убираем дороги, значит, мы и все остальное так делаем - как варвары», - отметил Греф). Новый построенный у подножия горы павильон никак не был огорожен от спуска - дети-горнолыжники могли запросто в него врезаться («Вы башкой-то соображаете?» - интересовался министр у сопровождающих). Эмоции у Грефа били через край: например, несколько раз просил назвать «человека, который за это отвечал», а однажды прямо спросил: «Кто съел деньги?»

    Но, отчитав всех и вся, министр не забыл и о благодарностях за подготовку. Он, как и будущая комиссия, ездил «по объектам»: посреди заснеженных гор на месте будущих горнолыжный и бобслейных трасс построили павильоны, а внутри поставили пластиковые макеты. Иные вызывали особенную гордость создателей: например, макеты конькобежного и хоккейного комплексов в Имеретинской долине или той же «русской ривьеры». «Хороший макет, метр семьдесят высотой!» - говорили вокруг.

    «НУ ЧЕ, ПОЙТИ ВЫСТУПИТЬ?»

    Всех сочинских госслужащих на время визита комиссии распустили по домам. А чтобы те не вздумали провести внеочередной отпуск на Красной поляне - главном олимпийском объекте в горах, - в городе закрыли большинство бензоколонок. Все точки по торговле знаменитым домашним вином свернули еще за несколько недель до ревизии. Детей в аэропорту переодели, как велел Греф, в синее, а сам аэропорт обвесили крупными рекламными плакатами - 5-метровые герои российского спорта прикрывали еще не облицованные стены единственного сданного объекта.

    Один из корреспондентов Newsweek летел в одном самолете с оценочной комиссией, но ему не повезло: эксперты получили свой багаж быстрее, а сразу по их отбытии жизнь в аэропорте снова замерла. В туалет нас не пустили - «еще ничего не работает».

    Члены комиссии первые два дня просто отсыпались - в Сочи они прилетели из корейского Пьенчанга, другого претендента на проведение Игр 2014 года, и после такой дороги, по выражению одного спортивного функционера, «были совершенно невменяемы».

    На третий день отоспавшихся экспертов МОК ждала тяжелая артиллерия - еще до того, как они увидели большинство макетов, с ними встретился Владимир Путин. Потом он появился на брифинге, где представители заявочного комитета представляли журналистам проект Олимпиады. Выступали вице-премьер Александр Жуков, министр Греф и английский эксперт Ян Уайли, директор Mace Ltd (эта компания анализировала возможности олимпийской заявки «Лондон-2012»). Ораторы ссылались на графики и цифры, Уайли оценил шансы России как «реальные».

    После выступления англичанина в зале воцарилась тишина. Корреспондент Nеwsweek услышал, как за его спиной президент России поинтересовался у кого-то: «Ну че, пойти выступить?» Речь президента была короткой, но единственной, сорвавшей аплодисменты. «Мы истратим эти деньги не на ракеты, военную авиацию или танки, мы истратим их на то, чтобы люди всего мира протянули друг другу руку дружбы», - сказал он, как будто не было недавно его мюнхенского выступления, которое уже назвали «объявлением прохладной войны» Западу.

    «ВПОЛНЕ СЕРЬЕЗНЫЙ ГАРАНТ»

    Представители заявочного комитета не стесняясь говорили о том, что Путин и есть наше главное оружие.

    Конкуренты россиян - корейцы и австрийцы - показывали оценочной комиссии не макеты, а готовые сооружения. «Лучше всех готов Зальцбург, - считает Виктория Восканян, гендиректор спортивного агентства «Спортима». - У них пока не построена только санно-бобслейная трасса, все остальное есть». Корея тоже представила комиссии почти все объекты: они ведь уже во второй раз претендовали на Олимпиаду, четыре года назад уступив канадскому Ванкуверу.

    Но шансы конкурентов от этого не становятся выше. Глава Росспорта Вячеслав Фетисов в беседе с корреспондентом Newsweek вообще выразил парадоксальную идею: мол, «отсутствие готовых объектов по состоянию на сегодня - это наш плюс». Логика Фетисова проста: новые объекты всегда лучше старых, а Путин - «вполне серьезный гарант» того, что они будут построены в срок.

    Впрочем, по словам источника из Заявочной комиссии, визит нынешней делегации экспертов был лишь «формальным поводом» для Путина. Российские чиновники уверены: оценочная комиссия решающей роли при определении столицы будущей Олимпиады не играет - это «политическое решение».

    К тому же на Олимпиады есть очередь, добавляет источник: «Корея имеет в этом смысле крепкие позиции (давно стоит в листе ожидания), а Зальцбург, напротив, слаб: последняя зимняя Олимпиада проводилась в Европе». ЕС, по мнению экспертов, не так привлекателен и для транснациональных компаний, спонсоров Олимпиады. «Там они уже освоили все, что можно было освоить, - считает Восканян. - У России в этом смысле есть преимущество».

    РОЖДЕСТВО НА РОДИНЕ

    Ролью Путина в заявке Сочи гордятся - он не только «дает гарантии», но и показывает выстроенную вертикаль власти, работающую всей своей мощью на Олимпиаду. Из $12 млрд бюджета будущих игр, только $7,5 млрд - чисто государственные. Так что Сочи-2014 - это горячо любимое властями ЧГП: частно-государственное партнерство.

    Главную горнолыжную трассу - «Роза Хутор» в Красной Поляне - строит «Интеррос» Владимира Потанина. Еще 4 года назад, задолго до «олимпийской» идеи, олигарх арендовал тут землю сроком на 49 лет. Правда, три первых года дело не шло: Потанину не давали добро на строительство экологи, заставляли перестраивать трассу местные власти и не хотели подводить к ней коммуникации - федеральные.

    Год назад дело пошло веселей: вместе с идеей проведения Олимпиады правительство приняло программу по развитию Сочи как зимнего курорта (решение разумное: сочинские гостиницы зимой почти пусты). К визиту оценочной комиссии на федеральные деньги была даже наконец построена и дорога к «Розе» - та самая, на которой Греф заметил срубленные деревья.

    Но несмотря на недоделки, «Роза» в заявке Сочи теперь значится козырной картой - на потанинской горе можно будет проводить соревнования сразу по всем видам горных лыж. Владимир Путин называет эту гору «уникальной». Правда, за уникальность Потанину придется доплатить. По словам источника в «Интерросе», изначальная смета «Розы» составляла $150 млн, но если ее будут готовить к Олимпиаде, потратить придется $300 млн. «Из коммерческой затеи получилась чистой воды социалка», - добавляет источник. Сам Потанин в беседе с Newsweek сказал, что теперь окупаемость его проекта «будет долгой, а рентабельность - невысокой».

    Утешаться Потанину приходится патриотическими мотивами: «Пока свой день рождения и Рождество я отмечаю в Куршевеле. Но с удовольствием отмечал бы и на родине. И вот я строю курорт сам себе. Кузнец собственного счастья».

    КУЗНЕЦЫ СВОЕГО СЧАСТЬЯ

    По соседству с потанинской «Розой» строят и еще несколько горнолыжных трасс. Другим «кузнецам счастья» повезло больше - их горы не «уникальные», они строят курорты не для будущей Олимпиады, а все-таки для бизнеса. «Мы все страшно рады, - поведал Newsweek один из владельцев. - Даже если Сочи не дадут Олимпиаду, все равно к нам подведут современные транспортные потоки, электричество перестанет гаснуть, а город получит хороший пиар».

    Корреспондент Newsweek посетил «Горную карусель» - горнолыжный курорт, который будут строить рядом с «Розой». Этот комплекс, финансирующийся Нацбизнесбанком, будет больше потанинского и при выходе на проектную мощность сможет обслуживать до 12 000 человек в день («Роза» - только 9000). «Карусель» проектирует известный немецкий архитектор Матиас Колбеккер, подъемники строит французская Poma, общая стоимость объекта - $150 млн, а срок окупаемости, по словам заместителя предправления банка Магомета Билалова, - 7 лет. Все так же радужно, как и у Потанина до прихода Олимпиады. «Если Сочи проиграет заявку - ничего страшного для нас не случится», - признался он Newsweek.

    Правительство на всякий случай подготовило план отступления - по словам Грефа, правительственные деньги в любом случае будут потрачены (просто в случае проигрыша их будет вдвое меньше). Впрочем, кто может дать гарантию, что власть в случае поражения вовсе не охладеет к зимнему Сочи?

    Правда, город и в случае победы будет развиваться скорее всего как внутренний российский курорт. Эксперты признают, что поток иностранных туристов в Россию вряд ли когда-либо будет значительно больше нынешнего.

    А сочинцы вообще уже не рады, что их город ввязался в эту затею. В дни визита оценочной комиссии в Сочи были страшные пробки. Таксисты непрерывно жаловались на «эту грязнущую деревню». Когда корреспондент Newsweek в ответ пересказывал им со слов Фетисова и Грефа планы грандиозных строек - легкое метро, новая кольцевая дорога и т. д. - водители начинали истошно сигналить и ругаться.

    Чермен ДЗГОЕВ, Александр МИТЯЕВ

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы