Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    "Конфликт нас только сплачивает"

    В этом сезоне в тренерском штабе биатлонной сборной появилось новое лицо. Владимир Аликин, победитель и серебряный призер Олимпиады-1980, четырехкратный бронзовый призер чемпионатов мира, в свои 49 лет по собственному желанию взвалил на себя огромный груз забот в виде должности старшего тренера мужской команды.

     О том, чего он ждет от своих подопечных в первом сезоне, Владимир Аликин рассказал корреспонденту "Газеты" Татьяне Милевской.

    - Владимир Александрович, тренерской работе вы отдали почти столько же, сколько и спорту - более 20 лет...

    - Да, вы правы. Я закончил спортивную карьеру в 1989 году, когда мне было 32 года. Со следующего года стал работать в должности тренера команды ЦСКА и оставался им вплоть до 1996-го. Потом принял предложение Ханты-Мансийского автономного округа, где создавалась великолепная база для биатлонистов. После восьми лет работы в округе - в 2005 году - вернулся в родную Пермь, где занимался семейными делами. У меня уже взрослые дочь и сын, тем не менее хотел восполнить тот недостаток внимания, который они испытывали из-за моего частого отсутствия дома.

     

    - Каким тренерским успехом больше всего гордитесь?

    - Сложно об этом говорить. Ведь ко мне в руки попадал уже сформировавшийся спортсмен, в которого много вложил личный тренер. Не в моем характере заниматься кардинальной ломкой. Старался создать все условия для того, чтобы спортсмен комфортно себя чувствовал и раскрывал свой потенциал. Мне приятно, что в свое время я внес свою лепту в развитие армейского биатлона. Вместе с коллегой Алексеем Шадриным набрали команду по округам. В ней проходили подготовку многие известные биатлонисты: Сергей Рожков, Владимир Драчев, Вадим Сашурин, Павел Ростовцев. Уже потом в Ханты-Мансийске работал с Николаем Кругловым.

     

    - За время отдыха вам поступали серьезные предложения?

    - Один раз. Звали в Белоруссию, когда узнали, что я взял паузу, но я отказался. Все-таки я патриот своей страны и вряд ли бы согласился тренировать зарубежную команду, пусть даже братской Белоруссии. Если бы я сильно заскучал, то, наверное, придумал что-нибудь «биатлонное» в Перми.

     

    - Почему же вы решились участвовать в конкурсе на должность старшего тренера сборной России?

    - Весной во время Гран-при в Ханты-Мансийске ко мне обратились мои бывшие ученики, которые ныне составляют костяк сборной: «Владимир Александрович, очень хотели бы вас видеть тренером команды. Как вы на это смотрите?» Ну что тут сказать... Я знал, что в команде не все гладко, что нет взаимопонимания между спортсменами и тренерами, что результаты далеки от возможных.

    Конечно, хотел помочь ребятам, но как это сделать? Ответ нашелся сам собой - Союз биатлонистов объявил конкурс. Передавая документы в комиссию, немного нервничал. Нашлась масса желающих покритиковать прежних наставников, а вот занять их место, как выяснилось, не захотел никто, кроме меня. Так что никакой конкуренции не получилось. Моим помощником назначен Андрей Гербулов, который будет отвечать за стрелковую подготовку.

     

    - Каким был главный пункт вашей предвыборной программы?

    - Помимо узких вопросов, интересных лишь специалистам, я назвал конкретный медальный план на предстоящий чемпионат мира - три медали: золотая, серебряная и бронзовая.

     

    - Смело.

    - Меня потом упрекали, что с такими заявлениями я стремлюсь к дешевой популярности. Как глупо! В сборной СССР у нас были четкие медальные планы на каждый старт. Они порой казались невозможными, но именно это и заставляло нас собираться в критический момент. Если спортсмену не выставить ориентир, то он так и будет бесцельно проводить время.

     

    - На чем вы основываете свой прогноз?

    - В программе чемпионата мира шесть гонок, в том числе две эстафетные. Мы можем и должны выигрывать! На первом сборе оценил ребят - увидел, что многим не хватает «физухи»: руки слабоваты, пресс висит. С этого мы и начали - сделали большой объем силовых упражнений. Натянутые отношения с прежними наставниками отражались и на тренировках: ребята выходили с ленцой, работали как из-под палки. Теперь такого нет. Всей командой обсудили график нашей предсезонной подготовки и решили сосредоточить ее на территории России. Я дал установку: друзья, если есть проблемы, недовольство - вы все обсуждаете коллективно и говорите мне, а там решаем, как быть.

     

    - Изменения отмечаете?

    - Результаты сразу пошли: Максим Чудов на летнем чемпионате мира выиграл сразу две дистанции. Мы могли туда отправить еще двоих-троих ребят, которые бы каши не испортили. На летнем чемпионате в Ижевске в 12 лучших вошли 7 «сборников». Ребята работают от души. Атмосфера прекрасная: вместе отправляемся на экскурсии, отмечаем дни рождения. Команда в хорошем состоянии, если мы будем его сохранять, то не вижу причин для невыполнения намеченного.

     

    - Конфликт, который сейчас разгорается между вашими подопечными и Союзом биатлонистов России (СБР), не помешает?

    - Все эти перипетии только сплачивают нашу команду. Как я уже говорил, я целиком на стороне спортсменов и пойду с ними до конца.

    Сейчас мы закончили первый снежный сбор, и я распустил ребят по домам на неделю. Но уже начинаю жалеть, что сделал это. Вместо того чтобы дать им отдохнуть, ребят начинают таскать по инстанциям разные начальники и требуют отступиться от нашей позиции.

     

    - В чем суть разбирательств?

    - В настоящее время нашу подготовку оплачивает Росспорт, с которым у ребят подписаны трудовые договоры. Вторую существенную часть средств команда получала от генерального спонсора СБР. В этом году им стала компания Viessmann, о чем было объявлено в СМИ, но никаких документов, подтверждающих это, мы не видели. Поэтому мы демонстративно отказались фотографироваться в экипировке этой фирмы. Мировая практика в таких случаях велит сначала заключить договор, а уж потом приступать к его выполнению, а не наоборот! Почему руководитель СБР Александр Тихонов, сам в прошлом известный биатлонист и международный чиновник, поступает так нелогично, мне лично непонятно!

     

    - Каков же выход?

    - Как можно скорее оформить все отношения юридически. Ребята хотят не денег и привилегий, а элементарного порядка, который должен соблюдаться во всех организациях! О каком же порядке можно говорить сейчас, если с момента утверждения меня тренерским советом в должности старшего тренера я, по сути, являюсь безработным, так как не располагаю никакими юридическими документами о своем трудоустройстве! По сложившейся практике СБР должен рекомендовать мою кандидатуру Росспорту, который сделает соответствующую запись в моей трудовой книжке. Вот уже три месяца прошло, однако ею никто у меня не интересовался.

     

    - Как финансово себя чувствует команда?

    - Непросто. Но это не повод снижать требования к себе. Я говорю в первую очередь о средствах, отведенных на подготовку. Из-за ограниченного финансирования мы до сих пор не работали с лыжами. Сможем позволить себе услуги сервисера только в Ханты-Мансийске - и то одного. В летний период испытывали дефицит в патронах, вынуждены искать деньги на оформление виз, провоз багажа, перелеты.

     

    - Как будет отбираться команда на Кубок мира?

    - На тренерском совете, который прошел в Ижевске, были утверждены нормы отбора в национальную команду для участия в Кубке мира. Они поддержаны всеми специалистами, и мы будем их придерживаться. 6 ноября спортсмены соберутся в Ханты-Мансийске и проведут контрольные старты. По их итогам отберем семь лучших биатлонистов, которые получат пропуск на три предновогодние этапа Кубка мира.

     

     

     

    ТАТЬЯНА МИЛЕВСКАЯ

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы