Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Александр Норден: «Комментаторы как судьи. Нас не обсуждают – и хорошо»

    Голос спортивного комментатора татарстанского телеканала ТНВ Александра Нордена невозможно спутать с чьим-то другим. В рамках сериала Sports.ru он рассказал о своем родстве с Ганнибалом и казанских болельщиках, таксистах и ПТС-ках, коллеге Пшеничном и омской арене.

    О Ганнибале и неэвклидовой геометрии, объективности и хулиганах «Витязя»

    – Если вбить в Интернет-поисковике «Александр Норден», то выяснится, что вы дальний родственник Александра Пушкина.

    – Только Ганнибала. Мы официально входим в список русских потомков Ганнибала. Это опосредованно и родственники Пушкина, но не прямые. А по Ганнибалу у нас прямая линия. У меня есть генеалогическое дерево, которое ведется членами семьи. Как говорил мне мой отец, в тебе одна сто двадцать восьмая эфиопской крови. Правда, по происхождению Ганнибала уже есть вопросы. Вроде бы и не из Эфиопии он был, но это уже другая тема. А дед мой – Александр Петрович Норден – был известным математиком. Он в течение 30 лет возглавлял кафедру геометрии Казанского государственного университета. Дед продолжал исследования великого Лобачевского в области неэвклидовой геометрии. У него много учеников по всему миру, его статьи переведены на многие языки, вплоть до китайского. Откройте любой сборник по математике, и увидите, что труды Нордена там представлены широко.

    – Как я понял, вы зарабатываете на жизнь не комментаторской деятельностью…

    – Да, я работаю в страховой компании, причем достаточно давно. По образованию я кандидат исторических наук, античник, если быть точнее. В начале 90-х ушел в коммерческое страхование, и вот с 95-го работаю в своей компании. И я рад, что не занимаюсь журналистикой профессионально, так как вижу, как мои уважаемые коллеги постепенно убивают в себе болельщиков, занимаются только тем, что требует от них редакция. Во мне болельщик все еще живет, и живет уже достаточно давно. Лет 40, наверное.

    – Это не мешает во время работы? Наверное, сложно быть оставаться объективным при написании статей или ведении репортажа?

    – К счастью, я комментирую на канале ТНВ, который, несмотря на то, что является спутниковым, и его принимают во многих уголках России, не имеет статуса федерального, где комментаторы обязаны сохранять нейтральность. Что мы не всегда, к сожалению, наблюдаем. У нас же болеть за «Ак Барс» не возбраняется. Я и мой напарник Олег Пшеничный всегда переживали и делали это эмоционально, но упрекнуть нас в том, что мы оскорбляем и унижаем чужие команды нельзя. Я исхожу из принципа, что чем больше мы хвалим соперников (естественно, заслуженно) – а меня упрекали за то, что я много хвалил «Салават Юлаев» – тем выше значения твоих успехов. Я не понимаю, как в моменты решающих матчей можно сдерживать свои эмоции. А эмоции подпитывает болельщик, сидящий внутри меня. Если бы я был равнодушным к матчу, приходил, чтобы просто отработать, то этого бы не было. Так что одно другому помогает. Я понимаю, что должен быть объективным, мне нужно быть объективным, но общий мотив таков – «Ак Барса» наша команда, и говорить в эфире «наша» это нормально.

    Возмущаться надо не местными комментаторами, а теми, кто работает на федеральных каналах. Это сейчас так все к «Ак Барсу» все нормально относятся, а вы вспомните, что было два года назад! Так вели себя дикторы, многоуважаемые работники ведущих каналов! Вот там не было никакой объективности, а мы-то работаем на региональном канале.

    – В последние годы на матчах «Ак Барса» работают многие комментаторы. Это и Малимонов, и Медведев. Как вы попали на телевидение?

    – Я появился после Александра Медведева, которого я считаю своим учителем. Это произошло 6 лет тому назад, когда в Казани проходил чемпионат мира по хоккею с мячом. Я, конечно, сильно волновался, хотя помню, что в молодости я всегда с интересом следил за работой наших комментаторов; наверное, мне хотелось попробовать себя в этой деятельности. Тот чемпионат я откомментировал с Константином Ивановым, который сейчас возглавляют юридическую службу «Рубина», потом я вел матчи на «Рамблере». Если я начал с хоккея с мячом, то на сайте вел и волейбол, и баскетбол, и даже ручной мяч. Я также два сезона вел по ТНВ бои по правилам ТНА и чемпионат России по легкой атлетике. Пришлось расширять свой кругозор, учить правила, но это дало хороший опыт. Затем произошла смена комментаторов на ТНВ – ушел Медведев, и мне было предложено помогать давать свои комментарии Олегу Пшеничному, который вел репортажи. Затем мы 4 года вели парой, а сейчас ведем по очереди. Вот уже 6 лет прошло с тех пор. По-моему, моим первым матчем была игра с «Витязем», но точно помню, что в тот год «Ак Барс» стал чемпионом, в великолепном стиле победив всех в плей-офф.

    – То есть свитер «Витязя» (Натан Перро – прим. Sports.ru), в котором вы ходите на некоторые матчи, носите в память о первом репортаже?

    – Нет (улыбается). У меня хорошее отношение к этой команде. Ребята все замечательные, это просто стиль игры, который не переносится на их обычную жизнь. Я общался с Дарси Веро, Натаном Перро, они нормальные ребята, которые просто выполняют тренерское задание. По жизни не скажешь, что они хулиганы. Взял свитер на матч «Нефтехимик» – «Авангард», чтобы поддержать татарстанских ребят и немного подурачиться. Я же знаю о непростых отношениях омичей с «Витязем». Думаю, ничего страшного в этом нет (улыбается). А так, у комментаторов, конечно, есть своя этика, носить атрибутику того же «Ак Барса» во время работы запрещено КХЛ.

    О договоренности с Ярославлем и коллеге Пшеничном, эмоциях и казанских болельщиках

    – По итогам сезона-2008/09 вы были названы КХЛ одним из лучших комментаторов России. Что получили за второе место?

    – Мы договорились тогда с коллегой из Ярославля – «Ак Барсу» первое место в плей-офф, а ему – в конкурсе комментаторов (смеется). Мне приятно было. Я на почетном месте храню памятную доску, которую подарила КХЛ. Не знаю, насколько то голосование было объективным. Тогда в опросе специалистов победил, если не ошибаюсь, Твалтвадзе – который, к слову, является моим хорошим приятелем. А Интернет-пользователи голосовали за меня и за Александра Саханова. Возможно, помощь нам оказали наши команды, которые так шикарно сыграли в том плей-офф. Кстати, жалею о том, что не успел познакомиться с коллегой из Ярославля. Я его не слышал, но было бы интересно пообщаться. Не сомневаюсь, что он достойный человек.

    Единственный момент, что тогда-то мы вели репортажи с Олегом Пшеничным, но приз получил только я. Он тоже шел в голосовании, но уступил. Хотя, когда меня награждали, я упомянул, что эту награду заслужили мы оба.

    – Раз уж мы заговорили о вашем коллеге Пшеничном, скажите и о нем пару слов.

    – Он знаменит тем, что первым произнес фразу «Живем хоккеем – болеем за «Ак Барс», которая сейчас везде, вплоть до рекламных роликов. Ее авторство ошибочно приписывают мне. А Олег очень интеллигентный парень, воспитанный, прекрасный семьянин, специалист своего дела. Наверное, ему просто надо усиливать эмоциональность. Если меня критикуют за то, что, порой, отвлекаюсь и ухожу в другую область, то его – за излишний академизм. А так у него все грамотно построено, в игре он разбирается. Наверное, эмоциональную составляющую можно усиливать. А, может, и моей достаточно.

    – Многих российских комментаторов ругают за неэмоциональный стиль ведения репортажей, а вы своими криками, порой, напоминаете коллег из Северной Америки. Пытаетесь заимствовать их манеру?

    – Я не заимствую, хотя понимаю, что учиться мне еще нужно многому. На самом деле, иногда прошу редакторов останавливать меня, если они видят, что я заговариваюсь, но когда в матче забивается гол или проводится хорошая атака, сдержать себя сложно. Наверное, что-то болельщицкое прорывается. Хочется еще как-то завести телезрителей, а иногда внутренне хочется завести трибуны. Я понимаю, что они не видят меня, но, может, им потом скажут дома о моих просьбах. Уже сказал в своем последнем репортаже и, наверное, я уже утомил со своей просьбой, но я принципиально не согласен с тем, как ведут себя болельщики на «Татнефть-Арене», особенно на решающих стадиях плей-офф. Это просто возмутительно. Я вижу, что многие люди приходят туда случайно, это вопрос престижа, им хочется похвастаться, привести на стадион подруг в шикарных нарядах. Это все не болельщики. Вот что творится в Уфе, сами же видели. Как там болеют! Шляпу нужно снять перед людьми! Да хоть у нас 10 волейболов и Лиг чемпионов будет, но все равно нужно поддерживать хоккеистов. 5700 пришло на первый матч с «Салаватом». Это же нонсенс. В Уфе такое представить невозможно! В Ярославле как болельщики гудят, в Омске…. Поэтому я и пытаюсь завести людей, пусть опосредованно, но мои эмоции доходят до болельщиков.

    Понятно, что многие просто не могут позволить себе сходить на хоккей из-за повышения цен перед плей-офф, но ведь о тарифах сообщают перед началом сезона. И, зная о том, что «Ак Барс» обязательно сыграет в кубковой стадии, можно было позаботиться о запасе денег, что-то скопить. Я не согласен с теми, кто жалуются на цены. Ребята, «Ак Барс» создал великолепный продукт, КХЛ – это шикарное зрелище, а на бессмысленные развлечения, порой, тратят больше, чем на билеты на матчи. Кто больше всего кричит, тот обычно может себе позволить себе сходить на игру.

    О спортсменах-комментаторах и паре Губерниев – Попов, Геннадии Орлове и ПТС

    – Мы немножко отошли от темы. Вы назвали Александра Медведева вашим учителем, а кого еще из коллег вы могли бы отметить? У кого сейчас учитесь?

    – Я всегда вспоминаю тех титанов комментаторского цеха. Озерова, Синявского, Яна Спарре, изумительного Евгения Майорова, настоящего корифея, который никогда не выпячивал своего я. Очень мне нравился Алексей Попов, который комментировал «Формулу-1», а потом и регби, но, к сожалению, сейчас он «попал под влияние «Губерниева». А Губерниев…. Ну что о нем можно сказать. Не хочется никого критиковать, но Попов, ведя «Неделю спорта», стал портиться, стал примерно такой же, как Губерниев. Из хоккейных комментаторов нравится Роман Скворцов, Ткачев, Браташ, те же Гимаев и Дементьев дают компетентные оценки. Что до футбола, то очень хорошая бригада на НТВ-Плюс. Уткин, Журавель, Андронов…. Всегда был интересен Маслаченко, с которым можно было не соглашаться, но все равно всегда останутся его фирменные вещи. Тот же Котэ Махарадзе.

    Хотя в некоторых коллегах разочаровываешься. Надеюсь, Попов «исправится», а вот, предположим, Геннадий Орлов. Я считал его человеком старой школы, очень уважал его, но сейчас слушаю его и не вижу никакой объективности в его работе. Ладно бы он работал на региональном канале, но ведь нет – на федеральном. Объективность ушла у человека, и ладно, когда «Зенит» играет в еврокубках, но ведь это же в матчах чемпионата России. Если меня позовут комментировать «Ак Барс» на центральном канале, то, даже если бы у меня комната была обвешена постерами игроков, то слово «наши» я исключу из лексикона. Если канал уже плотно не занимается спортом, как, например, Первый канал, то комментарии там очень слабые. Вспомнить хотя бы их ужасную работу на Олимпиаде в Ванкувере. Такое ощущение, что за руль посадили водителей, которые до этого машину 10 лет не видели.

    Не стоит бояться подтягивать к эфирам спортсменов. Это раньше, был стереотип, что в отца было два нормальных сына, а третий спортсмена, но сейчас все изменилось. Я смотрю на Ивана Скобрева, ну прелесть, просто умница! Интеллигентный парень, а не просто одни мышцы. А Катя Юрьева или Виталий Петров! А как раз игру «Ак Барса» сейчас раскладывает Алмаз Гарифуллин, интереснейшая аналитика. Спортсмены стали другими. Они вкладывают деньги в образование, думают о своем будущем, поэтому многие из них и становятся интересными комментаторами.

    – Качество трансляций из Казани зачастую вызывает нарекания у болельщиков, особенно из Москвы. Кто виноват и что делать?

    – Я не знаю. Думаю, дело в том, что у нас только одна качественная ПТС, которая дает замечательную картинку. Я недавно смотрел хоккей по нашему каналу ТНВ и восторгался. Такая замечательная была картинка на игре «Ак Барс» – «Торпедо». А что до последних игр, то основная ПТС была на Лиге чемпионов на волейболе, а на игре «Ак Барс» – «Салават Юлаев» было старое техническое оборудование. А так – всего у нас хватает. Болельщикам из Москвы, при всем к ним уважении, имея такие дворцы спорта, а точнее сараи спорта, как «Сокольники», говорить о чем-то не стоило бы. Недавно был на игре «Спартак» – «Ак Барс», показал арену друзьям, коренным москвичам, так они просто в шоке были.

    – Александр Ткачев посетовал на то, что многие его коллеги не готовятся к репортажам. А как вы готовитесь к эфирам?

    – Обязательно готовлюсь. Изучаю составы, просматриваю последние матчи команд, особенно нашей, так как, возможно, соперник зрителям ТНВ не так интересен. Изучаю статистику, вспоминаю какие-то интересные моменты из прошлых матчей. Сейчас Интернет есть, как можно не готовиться? Не стоит перебивать зрителя статистикой, ведь многое не усвоится, но представить лидеров команды слушателям все равно надо. Иначе можно попасть впросак. Вот, помню играл «Ак Барс» с Ригой, а я Дзериньша постоянно Дарзиньшем называл. Или вратаря «Автомобилиста» Лисутина – Касутиным. Это не оттого, что плохо был готов. Просто бывает проскальзывают ошибки. Подготовка к эфиру – это же не зубрежка перед экзаменом, это просто расширение своего кругозора. Не готовятся, наверное, те, кто работает только ради денег.

    – Читая гостевую книгу официального сайта «Ак Барса», можно наткнуться на критику в ваш адрес. Обижаетесь?

    – К критике отношусь нормально. Всем нельзя понравиться, это надо понимать. Я понимаю, когда указывают на конкретные недочеты. Например, нечетко вел игру, отвлекался на различные события. Но в Казани постоянно идут какие-то спортивные мероприятия, о которых просят сообщать в прямом эфире. Это и баскетбол, и хоккей с мячом. Мне эти виды спорта нравятся, а кто-то может сказать, что этот комментатор уже «забодал со своим бенди». Я стараюсь из критики извлекать рациональное зерно, и потом, не забываем, что это нормально для любой публичной профессии.

    Лучше всего, когда после игры о тебе вообще не вспоминают. Комментаторы – это, прежде всего, обслуга, а главные действующие лица – игроки. Приятно, что некоторые мои фразы записаны у болельщиков на мобильные телефоны, но нас, как и судей, чем реже обсуждают, тем лучше. Лучшие арбитры те, о которых забудешь сразу после матча. Так и с комментаторами, пожалуй.

    Не надо забывать, что наша работа – это огромный труд. Это выматывает страшно. Столько энергии отдаешь за время эфира. Это как несколько лекций подряд прочитать.

    О водителях такси и популярности, омских пресс-центрах и дне рождения на «Камп Ноу»

    – Помогает ли ваш звездный по меркам Казани статус в повседневной жизни или на работе?

    – Конечно, помогает. Например, во время переговоров, когда мы договариваемся с клиентами по поводу страхования. На любом масштабе, даже политическом, если есть общее хобби, это только плюс. Тем более в такой увлеченной спортом республике, как Татарстан. Кто-нибудь из компании, но точно болеет. Равнодушных почти нет. Даже малоинтересующиеся говорят: «О, я ваш голос где-то слышал».

    – На улице-то узнают?

    – Иногда да. Даже автографы просят. Бывает, поймаешь машину, а мне говорят, что голос знакомый. Хотя, цену за проезд не скидывают (улыбается). Как-то везли меня какие-то ребята, а это после хоккея были. Как узнали, что я комментатор, сразу попросили автограф на билетах оставить. Ну, я подумал, что вот – сейчас меньше возьмет, но нет. Сколько сразу попросил за проезд, столько в итоге и взял. Но не в этом дело, конечно (улыбается).

    – Вы довольно много путешествуете по стране. Скажите, где лучшие условия для комментаторской работы?

    – Для меня из того, что я видел, самым классным дворцом будет ярославский. Правда, я пока не был в Риге и Минске, но Ярославль на фоне остальных стоит особняком. Классная просто арена. Что до условий для работы, то они очень хорошие в Омске. Там очень удобный и современный пресс-центр. Там и кабинки рядом, и телемонтажные. Они после матча могут фильм о прошедшей только что игре смонтировать. Для работы журналистов и масс-медиа там просто шикарные условия.

    – Расскажите про свой самый запоминающийся выезд, связанный с комментаторской деятельностью?

    – Он не связан с работой, но сидеть на «Камп Ноу» и видеть, как «Рубин» побеждает «Барселону» в день своего рождения, это незабываемо. Ярче ничего быть не может. А до комментаторской…. Всегда что-то захватывает. Например, в Омск мы летали, когда «Ак Барс» победил в великолепном, пусть и омраченном бандитским поступком Свитова, матче с «Авангардом» со счетом 11:1. Тогда вот побывали на могиле Алексея Черепанова, это очень трогательно. Такое навсегда запомнится. Когда поехали в Ярославль, то заглянули в Ростов Великий, посмотрели на старину. Всегда какие-то заводятся знакомства, проходят интересные встречи.

    – А о какой ошибке, совершенной во время эфира, вспоминаете с горечью?

    – У меня была такая. Несколько лет назад «Ак Барс» играл в Нижнекамске, и там была массовая драка. «Нефтехимик» тогда выиграл 1:0, и чего-то они были раздосадованы, пятерка на пятерку потом была потасовку. У меня было включение со стадиона, так как репортаж вел Пшеничный, и я не разобрался как-то, радостно в трубку кричал, что в Татарстане появилось настоящее дерби. Только потом понял, что был неправ. Мне понравился не сам факт драки, а то, что игра проходила в таком агрессивном стиле. По-мальчишески себя повел, в общем.

    – Недавно в Интернете появился Кодекс хоккейного болельщика. Назовите несколько пунктов из такого же документа, но для комментаторов.

    – Скажу объективность и буду необъективен. Смешно же говорить, что если ты на федеральном канале, то должен соблюдать нейтралитет, а если на региональном – то нет. Наверное, первое – нужно любить свою профессию, вид спорта, который ты комментируешь. Если ты относишься к ней с любовью, все будет нормально. Можно, наверное, равнодушно писать статьи, но как комментировать без эмоций я не понимаю. Уважение к сопернику, к очень тяжелому труду спортсмену. Все эти разговоры, которые заводят горе-болельщики о том, что вот игроки матч продали, профукали, проспали. Все это ерунда. Есть масса факторов, которые отражаются на хоккеисте. Тот же Гриша Панин завозился с шайбой и ее отняли – мы понятия не знаем почему. Может, не в форме, встал не с той ноги, психофизиологические факторы. Надо уважать труд игроков, тренеров, всех – от массажистов до тех, кто точит коньки – и неважно, чей он – свой или чужой. Свои деньги они зарабатывают большим трудом. А на третье место давай объективность поставим.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы