Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Александр Ткачев: «Комментатор не пряник, чтобы всем нравиться»

    За день до завершения регулярного чемпионата КХЛ Sports.ru открывает новый сериал, героями которого станут комментаторы. Голос «России 2» Александр Ткачев рассказал о том, как попасть на спортивное телевидение из мединститута, вспомнил о «деле Дементьева», шайбе Зиновьева и деле Вайсфельда, а также посоветовал коллегам лучше готовиться к эфирам.

    О работе на НТВ-Плюс, «Радио Спорт» и «НХЛ от А до Я»

    - Правда, что в юности вы собирались стать врачом, а потом решили заняться журналистикой? Прочитал это в интервью Sports.ru десятилетней давности.

    – Особо подробно рассказывать об этом смысла, наверное, нет. На первом курсе института я завершил спортивную карьеру, после чего из-за учебы несколько лет у меня просто не было времени заниматься журналистикой. Мой отец в прошлом и спортсмен, и писатель, так что в некотором роде я всегда был завязан с журналистcкой деятельностью. Поэтому, когда я понял, что не хочу быть врачом, то подумал, почему бы снова не заняться писательским делом. Мне всегда нравился спорт, как интересное, уникальное явление для человечества, вызывающее несравнимые почти ни с чем эмоции. Мне было интересно вернуться в эту область в какой-то другой ипостаси, пусть моя карьера спортсмена – а я занимался хоккеем и легкой атлетикой – была завершена.

    - Сейчас журналистом может стать каждый, кто откроет блог на сайте Sports.ru или напишет в редакцию одного из тысяч Интернет-изданий. А как с этим было в конце 80-х? Помните, о чем был ваш первый материал?

    – Это был 88-й год, журнал «Физкультура и спорт». Статья касалась особенностей спортивной диеты при подготовке к большим соревнованиям. Попасть в журналистику тогда было, конечно, сложнее, но были и свои плюсы. Сейчас, как вы сказали, каждый может завести блог и считать себя журналистом. Где-то мне помогло то, что мой отец – писатель, и мне с ранних лет объясняли, что писать, как говорить, что хорошо, а что плохо. Я был знаком с известными в этой профессии людьми. Не то чтобы вопрос стоял о блате, но еще до поступления в институт у меня была хорошая практика, так как мне постоянно указывали на ошибки в моих материалах.

    - Вспомните о вашем приходе на «НТВ-Плюс». Ответьте на вопрос миллионов, мечтающих поработать на спортивном телевидении.

    – До этого у меня были публикации в газетах и журналах, а также периодическая работа на радио. В 96-м году был конкурс телекомментаторов, многие из участников которого сейчас работают на «НТВ-Плюс», ТК «Россия-2» и других местах. Я наткнулся на объявление в газете, записал комментарий к матчу СССР – Канада из начала 90-х, привез кассету в Останкино. Затем со мной связались, было еще несколько туров, стажировка, и вот я остался.

    - Проект «НХЛ от А до Я» лучшее, что я видел на нашем телевидении о североамериканском хоккее. Согласитесь с тем, что так интересно НХЛ в России уже не освещают?

    – Вопрос, на который я могу ответить либо нескромно, либо честно. Что сказать, это был масштабный проект. На протяжении нескольких лет я вместе с коллегами занимался программой «НХЛ-Плюс», и в один момент стало понятно, что нужно что-то менять. Решил, что можно попробовать сделать то, что никто еще не делал. Да, это муторно, требовало много условий и занимало кучу времени, но это было интересно. Мы пытались рассказать о клубах лиги с момента их зарождения до локаута с разных сторон – хоккейной, болельщицкой и так далее. Нам хотелось подготовить такой комплексный обзор того, что представляет собой команда сегодня и клуб в историческом масштабе. Конечно, сейчас кажется, что можно было сделать лучше, но на тот момент это смотрелось очень хорошо.

    По утрам я не просыпаюсь со словами «Боже мой, я 10 лет отработал на НТВ-Плюс, а вот уже 5 лет тружусь в другом месте

    - Звезды российского канала MTV конца 90-х с ностальгией вспоминают о том времени. А вы не считаете период работы на НТВ-Плюс каким-то пиком своей карьеры, «золотыми годами»?

    – Стараюсь избегать таких сопоставлений, как «золотые годы», но, конечно, элемент ностальгии присутствует. Тогда в 90-х я был молод, горяч, работа на телевидении это было круто, вау. А сейчас это стало нормой. Не сказать, что ностальгия большая – по утрам я не просыпаюсь со словами «Боже мой, я 10 лет отработал на НТВ-Плюс, а вот уже 5 лет тружусь в другом месте». Остались, конечно, негативные и позитивные воспоминания, но я стараюсь плохое не вспоминать. Хороших эмоций за 10 лет, конечно, было много.

    Что до золотых лет, то там у нас была свобода творчества. Алексей Бурков и Анна Дмитриева понимали, что для того, чтобы сделать телевидение «несовковым», уйти от того бреда, который существовал и, пусть и в меньшей степени, существует до сих пор, необходимо, чтобы у людей было желание творить. Как в сыр в масле я не катался, жизнью я не наслаждался, у нас было много работы, но свобода творчества была большая. Хочешь снять фильм о Ларионове или Буре? Принеси проект, подготовь сценарий – и мы это обсудим. Хочешь сделать проект «НХЛ от А до Я»? Ну, вперед, дерзай. Мы не дадим для этого дополнительных людей, но если твоя команда готова пахать больше – делай. Этой свободы творчества сейчас, конечно меньше. И не у меня лично, а вообще. Современное телевидение стало таким заорганизованным.

    - Как в таком случае вам дался переход на радио?

    – До того, как устроиться на «Радио Спорт», я уже имел некоторый опыт работы в этой сфере. Речь не шла о том, что я хотел уйти с «НТВ-Плюс», мне просто хотелось попробовать что-то новое. Я 10 лет работал на одном месте, и самая часто распространенная фраза, которую я слышал от руководства, была «У тебя все впереди, Саша». Но когда ты слышишь это в 23 года – это одно, а когда спустя 10 лет в 33 – немного другое. Я пришел на радио не потому, что мне бабла было мало, и я хотел подзаработать на стороне. Хотелось проявить себя где-то еще, но у руководства «НТВ-Плюс» на это были свои взгляды. Мне запретили совмещать работу, а так как разговор проходил в довольно жестком ключе, я понял, что хочу уйти.

    Сам переход…. Тот формат, который был на «Радио Спорт» в самом начале, предоставлял ведущим максимум свободы. Я мог часами разговаривать со слушателями о хоккее, пейнтболе или чем-то другом, читать смс-ки. Изначально, проект «Радио Спорт» не предполагал большого количества программ, а представлял некую «будку спорту». Другое дело, что довольно быстро выяснилось, что это не совсем радио, каким оно должно быть. Это дошло и сотрудников, и до владельцев станции, которые поняли, что быстренько раскрутиться за 3 месяца при таком формате не получится. Где-то месяцев через 6-7 мне предложили возглавить «Радио Спорт», стать главным редактором, но это уже другая история.

    - Вы ушли на ТК «Спорт», так как соскучились по телевидению, или просто разочаровались в радио?

    – Переход получился плавным. Между руководством ТК «Спорт» и «НТВ-Плюс» существовала договоренность, по которой человека, только-только ушедшего с одного канала, не могли сразу же принимать на работу на другой. Я ушел на радио летом, осенью того же года мне предложили комментировать хоккей на «Спорте». Я продолжал работать на радио, но несколько матчей в неделю комментировал для телевидения. Стоит сказать, меня никто не выгонял с «Радио Спорт». Реформа, затеянная нашей командой, была выполнена, и нужно было развиваться дальше, но владельцы станции решили сделать уклон в сторону удешевления продукта. Не в плане зарплат ведущих, а количества программ. После этого я понял, что нам дальше не по пути, и перешел в штат ТК «Спорт».

    О профессионализме, Дементьеве и тренерах сборной

    - Что вам комментировать проще – КХЛ или НХЛ? Работая на матче российских команд, можно невзначай обидеть кого-то словом, как это было, скажем, в случае с Кочневым в недавнем матче, а североамериканцы все равно не узнают, о чем вы говорили… Или нужно следить за словами в любом случае?

    – Во-первых, я не говорил, что Кочнев – не вратарь уровня «Локо». Я сказал, что голкипер – не самая сильная сторона ярославцев. Думаю, со мной согласятся те, кто следят за этой командой. Есть нюансы, по которым работать и готовиться к матчам НХЛ проще. Найти 30 листов только с информацией о предстоящей игре регулярного чемпионата – не проблема. Что касается КХЛ, то, если Владимир Жидков выложит что-то в день игры на сайте лиги, то ты получишь эти данные. А больше ничего. На сайтах команд НХЛ – а ведь есть еще и местные газеты, которые пишут, как хорошее, так и плохое – можно найти превью матча, нормальные интервью, аналитические оценки. Знаешь английский – и ты подготовишься. В нашем случае есть большая проблема с информационным освещением. Сколько клубов в России хотя бы сообщают о травмах игроков? 2-3 и все. И в этом большая разница между подготовкой к трансляциям матчей КХЛ и НХЛ.

    Найти 30 листов только с информацией о предстоящей игре регулярного чемпионата – не проблема

    Что же до критики игроков, то комментатор должен оставаться профессионалом и не может говорить негативные вещи про хоккеистов. Он может ругать его за какой-то игровой момент, но он не может говорить, что тот или иной человек плохой. Естественно, если ты комментируешь лигу, в которой работаешь, тем паче, что у руководителей спорта несколько своеобразное отношение к журналистам и телевидению. Я сейчас подбираю слова…. Они искренне убеждены, что журналистика и болельщики – это не главное. Что там мелет этот парнишка по радио, или что-то там написала эта девчушка в своей газете – некоторые воспринимают это именно так. Если ты сказал, что думаешь, к тебе все равно могут предъявлять претензии. Но если это вопросы к твоему взгляду, твоей точке зрения это одно, но высказывать негатив по отношению к команде или игроку – это непрофессионально. Я себе такого не позволяю.

    - У футбольных журналистов довольно часто бывают конфликты с игроками или тренерами. Вспомнить, например, разбирательство между Виктором Гусевым и Романом Широковым. У вас было нечто подобное?

    – С игроками не было. Не особо хочу возвращаться в прошлое, так как сейчас эта очень модная тема, а тогда мало кто решался так говорить. Да, я не был не в восторге от того, что происходило в нашей сборной перед Олимпийскими играми. И этот конфликт, если его так можно назвать, существовал. Я не первый день комментирую хоккей, и это нормально, что и у меня может быть своя точка зрения. Не хотелось бы присоединяться к тем, кто сейчас шпыняет тренерский дуэт сборной России, но в ответ на мои слова, что не так надо готовиться к ОИ, что американцы и канадцы настроены очень серьезно, что нельзя вот это и это делать при выборе игроков, все время говорилось «вот, какие-то непрофессионалы вякают». Наверное, это можно назвать конфликтом.

    - Вы же были напарником Алексея Дементьева во время матча «Трактор» – «Магнитка». Вас не шокировало то, что произошло после игры? Многие называли это покушением на свободу слова.

    – К сожалению, для меня это не стало шоком. Кто хочет, тот поймет. Это был один из первых репортажей Алексея, и я могу описать, как это виделось в 50 сантиметрах справа него. В тот момент, когда он произнес эту фразу, я понял, что за ней последуют какие-то события. У меня была секунда-другая, чтобы как-то отреагировать. Как вариант, я мог сказать: «Алексей, что вы говорите. Посмотрите, как бьются команды». Такой вариант, чтобы «подлизнуть», а напарника своего закопать. Чтобы ему еще хуже было.

    Как вариант, я мог сказать: «Алексей, что вы говорите. Посмотрите, как бьются команды»

    Второй вариант – согласиться с Дементьевым полностью. Но, чтобы это сделать, мне помешал, наверное, 15-летний опыт работы на ТВ. И третий вариант – оставить ситуацию на суд зрителям, так как у каждого из нас есть право на точку зрения. Без доказательств, даже если ты видишь, что этот матч в кавычках «товарищеский», ты никогда не сможешь ничего доказать. Именно тот факт, что Алексей сказал о вещах, которые представлялись ему очевидными, не имея никаких доказательств, мне показался неправильным. Именно поэтому я предпочел оставить разбор этой ситуации на суд зрителям.

    О критике, Вайсфельде, Хаванове и подготовке к матчам

    - Ваше отношение к критике болельщиков, которые пишут, что «смотрят хоккей без звука» и не могут слушать наших комментаторов после тех, что работают на играх НХЛ? Или вы не сомневаетесь в своем профессионализме?

    – Это хороший вопрос, потому что как бы я на него не ответил, люди которым я не нравлюсь, своего мнения не изменят. Комментатор – не пряник, чтобы всем нравиться. Кому-то арбуз, а кому-то свиной хрящик.

    В Северной Америки отношение к комментаторам намного спокойнее. Для них это все равно, что очень сильно переживать из-за того, как работает маскот команды. Вступать из-за этого в баталии, называть его нехорошими словами. Но для наших болельщиков, зачастую, сам спорт находится на втором плане. Им интересно что-то другое. Для них нюансы самой игры скучноваты, и если комментатор на протяжении 60 минут не жжет анекдотами и шутками, а просто ведет игру, то они говорят «Ну что это за…». Нужное поставить. Повлиять на меня, чтобы я начал кричать во время матчей, как североамериканские комментаторы, невозможно, потому что я не считаю себя выдающимся и не считаю себя ужасным. Я уже давно в этой профессии, чтобы знать чего я стою. Если интересно, я могу рассказать, почему наши комментаторы не такие, как в НХЛ?

    - Очень, очень интересно!

    – Абсолютно убежден, что подавляющее число болельщиков, слушающих НХЛовских комментаторов, не понимают, о чем там говорят. Они просто не знают английский язык настолько хорошо. Я потратил долгие годы своей жизни, чтобы английский стал для меня вторым родным языком, так как это нужно для профессии. Да, я сам предпочитаю смотреть игры НХЛ с тамошними комментариями, но если вы просто слышите, как они произносят фамилии, а затем кричат Sco-o-o-res!, это не значит, что вы понимаете все, о чем они говорят.

    Подавляющее число болельщиков, слушающих НХЛовских комментаторов, не понимают, о чем там говорят

    Кроме того, существуют разные комментаторские школы. В свое время мне досталось за работу на матче серии плей-офф между «Баффало» и «Питтсбургом», когда Дарюс Каспарайтис забросил победную шайбу в овертайме 7-го матча. Я тогда очень прилично орал, что один из самых незабивающих защитников в истории лиги забросил великому Доминатору. Те, кому нравится такая манера ведения репортажа, остались, наверное, довольными, но мне потом объяснили, что: «Саша, у нас есть свой, советский стиль комментирования». Но дело не в этом. Сейчас мне никто на это не указывает.

    Еще один нюанс. Комментатор, работающий на ТК «Россия 2», не может вести себя так же, как сотрудник ТНВ, БСТ или ярославского телеканала. Во-первых, я веду репортаж не для болельщиков «Ак Барса» и «Салавата», если они играют между собой, а для любого человека в стране, который включил телевизор. Я не могу себе позволить чрезмерно выражать эмоции в адрес одной команды. Эта установка, с которой я согласен. И в такой ситуации очень сложно выражать свои эмоции на максимуме, так как ты все время должен быть предельно объективным. Понятно, о чем я говорю? Это один нюанс.

    Второй момент. Для действительно хорошего комментария необходимо видеть игру вживую, как это происходит в НХЛ. Там не ведут репортаж под телекартинку, причем кабинки на аренах у них расположены очень удобно. Я уж промолчу про наши, которые на 90% не соответствуют нормам, а некоторые так просто за гранью воображения. Ты можешь сидеть около одних ворот и просто не видеть, что творится у противоположных. Но все же даже плохая позиция на стадионе лучше работы «под картинку». Когда тебе приходится работать «под картинку», ты находишься в той же ситуации, что и простой телезритель, только у нас размер монитора намного меньше. В этом случае очень сложно комментировать так же эмоционально, как на стадионе. Момент броска или голевой передачи – это далеко не все, существует огромное количество тактических моментов, которые я никогда не увижу, комментируя по телекартинке. Камеры держат шайбу, держат план, но они не могут показать всю площадку. В таком случае донести до зрителя какие-то нюансы игры невозможно, хотя, на мой взгляд, это очень важно.

    Возникнет вопрос. А как же тогда комментаторы, которые ведут репортажи о европейских или североамериканских спортивных лигах под картинку? Она у них (НХЛ, НБА, английский футбол и т.д.) качественная, а, к сожалению, у нас из многих городов картинка ужасная. Большой прогресс по сравнению с тем, что было 3-5 лет назад, есть, но все равно качество оставляет желать лучшего. Комментируя, условно говоря, матч из Нижнего Новгорода, когда во время атаки на ворота режиссер переключает камеру на лицо болельщика, хочется…. Хочется сказать то же, что говорят хоккеисты, когда их несправедливо удаляют. Это часть беды.

    Если вы думаете, что я пытаюсь оправдать себя, то вы не правы. Я в оправданиях не нуждаюсь

    Был недавно эпизод с отличной шайбой в исполнении Зиновьева в ворота ЦСКА. Матч транслировался на местном телеканале БСТ и на «России-2». Уфимский комментатор сидел на стадионе, и у него челюсть отвисла, когда он увидел этот гол. В это же время комментатор в Москве под картинку, на которой не очень хорошо видны номера, на очень общем плане видит пас из-за ворот, после чего шайба оказывается в воротах. «Слушай, это Зиновьев так здорово сыграл?» – молча думает комментатор и продолжает. «Нет, не факт. А вдруг она отлетела от кого-нибудь. Подожду повтора». Кричать после повтора «О, как это было круто!»… Ну, это дебилизм. Какие могут быть эмоции, когда на картинке не видно нормально даже номера хоккеиста, и тебе нужно хотя бы удержаться в рамках игры. Но если вы думаете, что я пытаюсь оправдать себя, то вы не правы. Я в оправданиях не нуждаюсь.

    И последний (хотя, точно не по значимости) момент. Наш хоккей невероятно тягуч. Не столько сама игра, сколько все вокруг нее. Бесконечные паузы, полминуты на розыгрыш каждого вбрасывания и т.д. А если учесть, что хоккей в НХЛ гораздо динамичнее, как игра, то и комментировать его много проще. Грубо говоря, тебе не надо «заполнять дыры», ты гоняешь шайбу и разбираешь эпизоды. Нет лакун в содержании игры. Да, у нас тоже бывают игры, которые хочется смотреть с открытым ртом. Их несколько меньше, чем в НХЛ, но не в этом суть. Тут важно, что даже самые интересные наши матчи «убиваются» ненужными и бессодержательными паузами, снижающими накал и напряжение матча. Я знаком с немалым количеством своих коллег, работающих в НХЛ. Поверьте, им было бы очень тяжело комментировать под нашу картинку, а не со стадиона. И самое главное с нашим количеством лишней «тягомотины», которую надо чем-то заполнять…

    - В последние годы на нашем телевидении стало модно вести репортаж в паре? Вам больше нравится работать одному или с кем-то в дуэте? Что можете сказать о работе с Леонидом Вайсфельдом?

    – Есть матчи, на которых работать дуэтом просто обязательно. Например, Матчи звезд. Начнешь рассказывать какую-то историю, а там уже 25-я шайба в воротах. Североамериканский стиль, при котором репортаж ведут два человека – эксперт, который объясняет какие-то детали, и человек, просто «гоняющий» шайбу – это наилучший вариант. НХЛ я, чаще всего, комментирую в одиночку, матчи КХЛ на «России-2» – с кем-то в паре, и оба варианта меня устраивают. Думаю, чем хуже «гоняющий шайбу» разбирается в хоккее, тем больше ему нужен эксперт. Роль аналитика очень важна, но зачастую, за редким исключением, эти эксперты не понимают одного нюанса.

    В 2000-м на Матче звезд в Торонто я познакомился с Майком Эмриком и Денисом Потвином, бывшим игроком «Айлендерс». Смотрю, а они – обеспеченные люди, прекрасно разбирающиеся в хоккее, которые многого в жизни достигли – за два часа до начала матча вместе обсуждают каждый игровой нюанс. Подчеркну, что это люди гораздо более известные, чем те, кто комментирует хоккей в России. Они не считают, что, имея в кармане звание мастера спорта, заслуженного тренера или народного артиста, можно приходить на игру неготовыми. Для нашей страны это нормально, но для нас нормально и неготовый комментатор. А чего там… Кто у нас сегодня играет? На каком месте? А, ну ладно. Поехали. Есть и такие.

    Для нашей страны это нормально, но для нас нормально и неготовый комментатор. А чего там… Кто у нас сегодня играет?

    Я бы отметил Сашу Хаванова, который не только профессионально разбирается в хоккее, но и профессионально готовится к репортажам. Может, это мой нюанс, но мне приятно, когда коллеги действительно готовятся к работе, интересуются мелочами. Слушай, а, правда, вот этот сегодня играет в 4-м звене? Когда человек рассуждает на такие темы, видно, что он готов к репортажу.

    Что касается Вайсфельда, то он очень умный и образованный человек. Для нашего журналистского цеха, к сожалению, не то, чтобы большая, но все-таки редкость. Такой популярности, какой пользовался Вайсфельд, когда он работал на канале «Россия-2», у остальных хоккейных экспертов-комментаторов нет. Означает ли это, что его стиль самый лучший для меня – наверное, нет. Леонид сам подчеркивал, что для него комментирование – это просто времяпровождение. Вайсфельд был достаточно органичен в роли такого необычного комментатора. На канале «Россия-2» работают бывший скаут, бывший тренер молодежных команд, бывший тренер-вратарь, четвертый, как Леонид, бывший арбитр и генменеджер. Они все разные, и каждый зритель может найти точку зрению, которая ему больше по душе. Оговаривая тот факт, что многим экспертам, да и комментаторам, нужно лучше готовиться к репортажам, скажу, что феномен Вайсфельда все-таки присутствует. Кому-то он нравился, кому-то нет. Найдется 100 человек, которые считают его чудом, а 100 – считающих его чудаком. Но феномен Вайсфельда все равно был.

    - Назовите ваш главный провал или ляп во время работы, о котором вспоминаете до сих пор?

    – «Магнитка» играла с «Динамо» в Лужниках, там была ничья в основное время – еще Марков умудрился попасть в штангу в концовке овертайма. Я тогда работал с температурой 38,9, а поменяться не было возможности. Плей-офф, все заняты. Когда 60 минут отыграли, потом овертайм, буллиты, и я в конце репортажа ошибся с количеством пробитых штрафных бросков. Поэтому когда «Магнитка» забросила свой, я был уверен, что у «Динамо» есть бросок в запасе. Несмертельный, вроде бы, ляп, но у людей сложилось впечатление, что я поддерживал москвичей, так как не порадовался победе «Металлурга». Уральцы забили решающий гол, комментатор взял паузу секунд на 15, а только потом сказал, что матч окончен, когда понял, что ответного буллита не будет. Вот, такой ляп.

    О «Виннипеге» и Бобби Хале, EASports и усах

    - Многим интересно, сколько зарабатывают комментаторы? Стоит ли идти в это дело только из-за денег?

    – Зависит от того, кем вы работаете сейчас. Скажем, в Москве, занимаясь бизнесом или работая в какой-то фирме, вы будете зарабатывать намного больше. Спортивная журналистика, в отличие от политической или экономической, не так хорошо оплачивается. Она, зачастую, считается низким жанром, и ей уделяется меньше внимания. Условно говоря, если в выпуске новостей надо что-то вырезать, уберут спорт, а погоду оставят. Если сравнивать с учителем в школе, врачом в поликлинике, то в журналистике можно заработать. Если хотите много денег, идите в спортсмены. Они зарабатывают в тысячи раз больше журналистов.

    - За кого вы болеете? Как-то прочитал, что это «Финикс». Действительно?

    – Когда я начал болеть, эта команда называлась «Виннипегом». Я маленьким увидел вживую игру «Джетс» в Москве, и там был Бобби Халл. И он перевернул для меня восприятие того, каким должен быть хоккеист. Да, я восхищался Харламовым, Третьяком, но Халл так меня потряс, что «Джетс» стали для меня любимым клубом. Это было почти 35 лет тому назад. Затем «Виннипег» перевезли в Финикс, сейчас еще «койотов» могут обратно отправить. Не могу сказать, что я сумасшедший фанат, но переживаю за этот клуб очень давно. Мне очень помогает, что я не болею ни за одну российскую команду в хоккее. Я ко всем отношусь через призму знакомых тренеров или хоккеистов. При этом у меня нет такого, как «Ууу, Ткачев-то – он известный «конь», «мясной» и т.д.». Очень забавляет, когда это читаю. Я сам для себя честно знаю, что я ни за «Магнитку», ни за Ярик, ни за «Спартак» не болею. Я за хороший хоккей. Любите игру, не надо искать врагов среди других команд.

    Я сам для себя честно знаю, что я ни за «Магнитку», ни за Ярик, ни за «Спартак» не болею. Я за хороший хоккей

    - Стоит ли показывать матчи НХЛ на общедоступных российских каналах? Тем более сейчас, когда у нас есть КХЛ.

    – Два риторических вопроса в ответ. Стоит ли показывать НБА? Ее показывали, что позволило сравнить уровень американской лиги с нашей. Второй вопрос. Если у нас запретить привозить «Мерседес», «Ауди» и BMW, это сильно поможет российскому автопрому? То-то я и думаю. Не показывать НХЛ в России – это не совсем на пользу. Это на пользу, если ты хочешь вдолбить людям в голову неправду. У нас часть болельщиков, которые черпают информацию исключительно из двух ведущих спортивных газет, так они убеждены, что в НХЛ только русские правят балом. Они убеждены, что там ничего интересного нет. А затем, когда у них вдруг появляется доступ к просмотру зарубежных матчей, они говорят: «Вот это да!». Я не о тех, которые заранее настроены негативно и кричат «ну, что там эти америкосы». Если мы покажем людям матч НХЛ и позволим сравнить, поискать плюсы и минусы, которые тоже есть. Давайте спорить о вкусе устриц с теми, кто их ел. Это по Жванецкому, кажется.

    Когда мне даже коллеги по репортажу говорят в перерыве «ну, че ты сравниваешь», я уточняю «вы смотрели?». Мне: «ну, а че там смотреть-то?». Когда главный тренер сборной России, не этот, а прежний, говорит, что он не смотрит НХЛ, так как игры идут ночью…. Ну о чем тут можно говорить? В фильме «Иствикские ведьмы» один персонаж говорит: «I am a little point of devil». Я маленькая часть дьявола. И в России давно уже создано такое восприятие, что НХЛ – это дьявольское отродье. На фоне существующего в нашей стране бытового антиамериканизма сделать это было не так сложно. Да что там эти америкосы? Хоккей у них дерьмо. А вы смотрели? Нет. Посмотрите хотя бы 10 матчей, а потом говорите.

    - Вы занимались озвучкой хоккейных видеоигр от EASports. Ради интереса или просто хотелось подзаработать? Это легально вообще было?

    – Все было легально. Я комментировал версии игр 2008-го и 2009-го. Во-первых, мне нравится пробовать новые вещи. Я снимался в кино, писал книги, работал на радио, озвучивал массу вещей, например, аудио-книги о бизнесе, причем не столько ради денег. Например, мне очень понравилось начитывать биографию Ричарда Брэнсона. Поступило предложение от EASports, а не от какой-то полулегальной конторки. Мне всегда было интересно узнать, как все это происходит, тем более я знаком с теми, кто озвучивал англоязычную версию игры. Ну и деньги. Тоже, конечно, фактор. Это была очень долгая, непростая работа. Приходилось исправлять ошибки переводчика, и где-то месяц с небольшим, по несколько дней в неделю по 6-8 часов, мы занимались озвучкой. Итоговый результат получился, к сожалению, хуже, чем может быть. Как мне потом объяснили, в самой игре зачастую не все правильно склеено. До сих пор меня спрашивают на стадионах «А почему вот такого-то игрока я не озвучил?». Приходится объяснять, что я не озвучивал по картинке, а сделал десятки тысяч голосовых файлов. Какие нужны были фамилии, такие были записаны. Я наговаривал фразы, потом их склеивали другие люди и совмещали с картинкой. Опыт интересный.

    - Что нужно сделать, чтобы КХЛ-ТВ стал таким же интересным, как хоккей на ESPN и на TSN. Только деньги? Или желание изменить что-то в лучшую сторону?

    – Это сложный вопрос, который я частично затрагивал. Нужно поменять аппаратуру, поменять такие вещи, как системы связи между городами, где ведутся трансляции, многое исправить на самих аренах. Деньги, безусловно, нужны, но нужно, чтобы их осваивали те, кто имеет отношение к хоккею. Примеров, когда финансовые потоки шли не в то русло, можно вспомнить много. Нашей стране катастрофически не хватает квалифицированных менеджеров, которых нельзя просто взять и пригласить из заграницы. Вырастить их за короткий срок сложно, а без грамотных специалистов тяжело реализовывать планы. Деньги, конечно, нужны, но надо, чтобы они попали в руки тех, кто а) разбирается в своем деле; б) хочет сделать качественный продукт.

    - Какой хоккейный матч запал вам в душу больше остальных?

    – Их было так много. Давайте, лучше пару приколов расскажу. Мы с Александром Пашковым работали на матче в Уфе, и во время эфира распаялась гарнитура. Уфа это не Москва, где на стадионе есть твои операторы-режиссеры, так что помочь особенно некому. Прямо на месте надо было что-то делать. Одну атаку комментировал Ткачев – Пашков подышал, взял гарнитуру и покомментировал. Потом снова Ткачев. И так полтора периода, после чего проблема была решена. Или однажды в Лужниках я не комментировал, а вел программу перед матчем, в перерывах и т.д. И за пару минут до эфира какая-то «добрая душа» (вроде бы уборщица) просто вынула вилку из розетки. Все обесточилось – у меня погасли мониторы, я не вижу картинку и не слышу команд по эфиру. Я не знаю когда мне вступать и слышит ли – видит ли меня кто-то. Рядом со мной Сергей Гимаев, с которым я должен матч обсуждать. Сообщать ему, что мы неизвестно в эфире ли и видит ли нас кто, только его нервировать. На соседней точке Наталья Кларк, которой я должен передать слово для интервью. В общем, «вслепую», по наитию пришлось отработать, примерно прикидывая, что вот сейчас по логике надо слово отдавать, а сейчас обсуждать игру. Бывают такие случаи…

    Мы с Александром Пашковым работали на матче в Уфе, и во время эфира распаялась гарнитура

    Если говорить о матчах, то мне запомнились финалы Кубка Гагарина, финал Кубка Стэнли, тот матч «Питтсбург» – «Баффало», о котором я говорил. Также не забуду матчи Олимпиады в Ванкувере, которые я смотрел вживую как простой зритель, а не как комментатор. Потрясающая обстановка, офигительный стадион, шикарные места и лучшие хоккеисты мира! Ощущения были невероятными! Также запомнятся матчи чемпионата НХЛ, которые я комментировал из Северной Америки. Это был очень необычный опыт в том плане, что не нужно было искать выхода из ситуации, когда у тебя минимум информации о матче и почему-то нет составов команд. Не надо переживать о том, что тебя посадят за ворота, откуда ничего не видно, или поставят монитор, который все заслоняет. Напротив, ты сидишь на идеальном месте, внизу играют отличные команды, а такие вещи запоминаются. Хотелось бы, чтобы также было и в России. Из наших матчей мне запомнилась игра «Динамо» Рига – «Финикс». Я первый раз был на хоккее в столице Латвии и то, как проходят матчи там, должно быть в России. 11 тысяч болельщиков, которые купили билеты за большие деньги, пели А капелла гимн своей страны…. Вот так это должно быть!

    - Вы, наверное, знаете, что футбольный тренер Валерий Газзаев как-то пообещал сбрить усы в случае победы его ЦСКА в Кубке УЕФА. А вы готовы пообещать расстаться со своими усами, если сборная России выиграет Олимпиаду в Сочи?

    – Только усы? Бороду можно оставить? Хорошо!

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы