Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Русские бастуют

    Бывший вратарь СКА Евгений Набоков отказался от работы, предложенной ему в «Айлендерс», пополнив список российских игроков, бастовавших в НХЛ. Ванкуверские страдания Павла Буре, скупость менеджеров «Торонто» и расточительность «Детройта» – в материале Sports.ru о конфликтах хоккеистов и клубов.

    Русские бастуют
    Русские бастуют

    Алексей Яшин. «Оттава», сезоны 1995/96, 1999/00

    Первый русский капитан клуба НХЛ дважды спорил с руководством «сенаторов» по поводу денежного эквивалента своего хоккейного мастерства. Перед началом чемпионата-1995/96 Алексей требовал увеличения своего контракта новичка до суммы, которая сделала бы его самым высокооплачиваемым игроком команды, и выступал за ЦСКА, пока «Оттава» не удовлетворила его запросы. За это он нажил себе немало врагов среди болельщиков, но на его игре трения с руководством никак не сказывались. В сезоне-1998/99 Яшин набрал 94 (44+50) очка, заслужил номинацию на «Харт Трофи» и обозначил для себя новые финансовые ориентиры в районе 6-7 млн.

    Справедливо решив, что подписанные контракты следует уважать, руководство «сенаторов» отказало Алексею не только в повышении, но и в просьбе обменять его в другую команду. Не испугала их и угроза забастовки. В итоге весь следующий год Яшин, к тому времени уже разжалованный из капитанов, был вынужден пропустить. После возвращения в команду он провел за «Сенаторс» еще один год, но в 2001-м все-таки был отправлен в «Айлендерс» в обмен на Здено Хару и право выбора в первом раунде драфта (Джейсон Спецца).

    Сергей Федоров. «Детройт», сезон 1997/98

    Летом 1997 года Сергей пребывал в некоторых расхождениях с руководством «красных крыльев» по поводу своей рыночной стоимости. «Детройт» был готов подписать с ним контракт на сумму 5 млн долларов в год, в то время как Федоров рассчитывал получить на миллион больше. Не найдя общий язык с клубом, центрфорвард объявил о забастовке. Не имея на руках контракта, Сергей в составе сборной России отправился на Олимпиаду в Нагано, а по окончании хоккейного турнира, где он набрал 6 (1+5) очков в 6 матчах, получил контрактное предложение от «Каролины».

    Хитро составленный договор – 14-миллионный подписной бонус, базовый оклад в размере 2 млн и дополнительный плюс в размере 12 млн за выход в финал конференции – ничем не грозил слабеньким в то время «ураганам», но был убийственным для «Ред Уингс». Как известно, скупой платит дважды, и, повторив предложение конкурентов, «Детройт», ставший в тот год обладателем Кубка Стэнли, обрек себя на беспрецедентные денежные выплаты: 28 млн долларов всего за 43 проведенных матча, включая плей-офф. После этого Федоров провел в Городе Моторов еще пять сезонов, а потом на правах свободного агента перешел в «Анахайм».

    Алексей Житник. «Баффало», сезоны 1997/98, 2001/02

    Тяжбы Житника с «Сэйбрс» по поводу нового контракта случались дважды, и оба раза игрок и клуб находили компромисс незадолго до начала регулярного чемпионата. В 1998-м Алексей просил увеличения зарплаты до 2 млн, и, в случае невыполнения своих требований, грозился попросить обмена в другую команду. Ситуация разрешилась в пользу клуба – Алексей согласился на оклад в 1,5 млн долларов за год, и, даже пропустив первые матчи чемпионата, провел один из лучших сезонов в карьере.

    Вторую забастовку Житник начал уже в статусе лидера обороны клуба, запросив у «Сэйбрс» 4 млн. Менеджмент «Баффало» был не готов пойти на эти условия, кивая на ведущих атакующих защитников лиги Сергея Гончара и Романа Гамрлика, получавших в районе 3 млн долларов. Стороны нашли общий язык в середине сентября, остановившись на отметке 3,25 млн.

    Павел Буре. «Ванкувер», сезон 1998/99

    Несмотря на титул лучшего бомбардира команды (51 гол), на протяжении всего сезона-1997/98 не утихали слухи о том, что Павел Буре настойчиво просит руководство «Ванкувера» об обмене. Сам русский снайпер никак не комментировал сообщения прессы, предпочитая разговаривать только о хоккее. Может, все дело было в конфликте с Майком Кинэном, может, в травмах, преследовавших его на протяжении нескольких сезонов, но Русская Ракета решил во что бы то ни стало покинуть Британскую Колумбию. В июле 1998-го он сообщил о своих намерениях новому генеральному менеджеру команды Брайану Бурку. Спустя месяц планы Буре, который объяснял все «личными причинами», стали достоянием общественности, и стало понятно, что свои 8 млн, положенные ему за последний год по контракту, он будет отрабатывать где-то в другом месте.

    Справедливо рассудив, что лучший снайпер современности, не приносящий никакой пользы, – слишком большая роскошь, руководство «Кэнакс» в январе 1999-го решилось на обмен Павла во «Флориду».

    Николай Хабибулин. «Финикс», сезон 1999/00

    По окончании сезона-1998/99, который стал для Николая лучшим в карьере (32 победы, 2,13 GAA, и 92,0% отраженных бросков), он вышел на рынок ограниченно свободных агентов, справедливо рассчитывая на значительное увеличение своего оклада (с 1,2 до 5 млн). Руководство команды было согласно выдать россиянину чек на 3 миллиона в год, что никак не устраивало Ника и его агентский штаб. После начала регулярного чемпионата Хабибулин пошел на уступки, уменьшив запросы до 4 млн, но боссы «койотов» оставались непреклонны, даже когда травму получил основной голкипер команды Шон Бурк.

    Россиянин провел целый сезон в IHL, выиграв звание самого ценного игрока лиги, но за «Финикс» не сыграл больше ни одного матча. Перед дэдлайном-2001 вратарь, пропустивший почти два года, был отправлен в «Тампу». Генеральный менеджер «молний» Рик Дадли довольно быстро договорился о новом контракте с Хабибулиным, который стал одним из ключевых игроков чемпионского состава «Лайтнинг» образца 2004 года.

    Дмитрий Юшкевич. «Торонто», сезон 1999/00

    Лидер обороны «Торонто» завершил свой лучший сезон в карьере с показателем полезности «+25» и 27 (3+24) очками в 78 матчах, настроив агента Марка Гандлера на агрессивный стиль ведения переговоров с клубом. Генеральный менеджер и главный тренер «кленовых листьев» Пэт Куинн был готов платить Дмитрию 2 млн в год, а хоккеист рассчитывал на 3 млн. Ни угрозы провести весь сезон в Европе, ни несколько матчей, проведенных в составе ярославского «Торпедо» на руководство канадской команды впечатления не произвели. В конечном итоге, Юшкевич, который хотел играть именно в НХЛ, вопреки советам агента, снизив свои финансовые запросы (с 10,5 млн за три года до 5,8 млн), все-таки подписал новый контракт с клубом.

    Олег Твердовский. «Анахайм», сезон 2000/01

    На фоне остальных российских забастовщиков Твердовский выглядит настоящим паинькой. Небольшие проблемы, наметившиеся у него летом 2000-го в переговорах о новом контракте с «утками», касались в основном продолжительности, а не суммы соглашения. И так было понятно, что россиянин, вошедший в последнем сезоне в десятку самых результативных защитников чемпионата, получит солидную прибавку к своему контракту в 1,7 млн. Но калифорнийская команда хотела удержать Олега в своем составе как можно на больший срок, в то время как Твердовский и его агент были согласны только на краткосрочное соглашение. Переговоры, продолжавшиеся все лето, в итоге затянулись до середины сентября, и, пока вся команда садилась на тренировочные сборы, Твердовский занимался по индивидуальной программе. В итоге сторонам удалось прийти к соглашению – трехлетний контракт на общую сумму 9,15 млн долларов, а самому защитнику – прибыть в расположение клуба до начала регулярного чемпионата.

    Александр Карповцев. «Торонто», сезон 2000/01

    Став свободным агентом, защитник потребовал от «Торонто» контракт на 3,5 млн долларов за год, но клуб не был готов раскошелиться больше, чем на 2,5. Пока агент Марк Гандлер и руководство команды пытались решить, кто кому из них больше должен, Карповцев готовился к сезону в России, успев сыграть несколько матчей за московское «Динамо». В конце концов, принимая во внимание несговорчивость (камнем преткновения стали 150 тысяч в сумме контракта) хоккеиста и его возможный статус неограниченно свободного агента следующим летом, боссы «Торонто» приняли благоразумное решение об обмене игрока. Желающим приобрести россиянина оказался «Чикаго», не пожалевший взамен защитника Брайана Маккэйба.

    Борис Миронов. «Чикаго», сезон 2002/03

    Потеряв доверие главного тренера «Чикаго» Брайана Саттера, а вместе с тем и несколько минут игрового времени, Миронов расстроился настолько, что сначала объявил забастовку, заявив, что в форме «Блэкхокс» на льду он не появится, а затем потребовал трейда. Обменять не играющего хоккеиста с большим контрактом (3,3 млн) – задача не из легких, и руководство «Чикаго» было нисколько не против того, что Борис проведет весь сезон, сидя на диване, тем более на результатах команды это сказывалось только в лучшую сторону. Побастовав без особого эффекта весь декабрь, Миронов, вопреки всем обещаниям, вернулся на лед в начале января, а уже через неделю примерил на себе форму «Рейнджерс». Нью-йоркцы отдали за россиянина право выбора в четвертом раунде драфта.

    Илья Ковальчук. «Атланта», сезон 2005/06

    Вести переговоры с «Атлантой» о новом контракте российский снайпер решил из России, где он тренировался вместе с «Химиком». По мере приближения начала регулярного чемпионата шансы на то, что Ковальчук может провести весь сезон в суперлиге, увеличивались (проводить молодую звезду через драфт отказов не пришло бы в голову даже Дону Уодделлу), и руководство команды стало куда более сговорчивым. Упускать Илью команда, потерявшая Дэни Хитли, не имела права. Цена обрела свои реальные очертания в начале октября – Илья Ковальчук поставил подпись под пятилетним контрактом на сумму 32 млн долларов. Предсезонная подготовка на родине сказалась благотворно – Кови провел лучший сезон в карьере, забив 52 гола и отдав 46 голевых передач. Ни до, ни после к гроссмейстерской отметке в 100 очков за сезон он так близко не подходил.

    Антон Бабчук. «Каролина», сезон 2006/07

    Антон провел неплохой сезон в составе «ураганов», где подменял травмированных Франтишека Каберле и Бретта Хедикэна, набрав в 51 матче 14 очков. Но во второй половине чемпионата ветераны-защитники стали возвращаться из лазарета. Внимательно посмотрев на состав команды, руководство «Харрикейнс» обнаружило там только одного игрока обороны с двусторонним контрактом, которого можно было беспрепятственно отправить в фарм. Им был Бабчук. Ехать в АХЛ россиянин отказался, и не найдя вариантов его обмена, генеральный менеджер «Каролины» Джим Рутерфорд принял решение о дисквалификации, чтобы не платить даже не самую большую зарплату. К тому времени в России закончился период дозаявок, за океаном Бабчук играть не мог/не хотел, поэтому, просидев до конца сезона без игровой практики, на следующий год он подписал контракт с омским «Авангардом».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы