Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Ян Дани: «Вначале было страшно»

    Оптимист по жизни и большой поклонник «Бостон Ред Сокс», канадский голкипер «Амура» Ян Дани в эксклюзивном интервью Sports.ru рассказал о популярности хоккея в Нью-Йорке, дружбе с Мартином Бродером и проживании в одном номере с Владимиром Жарковым, а на прощание продемонстрировал свой красавец-шлем.

    Ян Дани: «Вначале было страшно»
    Ян Дани: «Вначале было страшно»

    «130 тысяч километров? Замечательно!»

    – Начало сезона у вас явно не задалось.

    – Да, не такими мы хотели видеть свои результаты. Игра не ладится. Каждый матч дается с трудом. Сейчас у нас появился новый тренер, но судьбу-то матчей все-таки решаем на льду мы, хоккеисты. Верю, что сможем исправить ситуацию. Оптимизма никто не теряет.

    – Сергей Светлов уже успел чем-то запомниться?

    – Он производит впечатление хорошего специалиста. Новый взгляд на игру, новые установки  – все это, думаю, должно положительно сказаться на наших результатах.

    «За время перелета можно несколько раз успеть выспаться – это же замечательно»

    – В России вы впервые играете на европейских площадках?

    – Мне приходилось играть на «олимпийском льду». Когда я учился в колледже, у некоторых команд были именно такие, большие площадки. Было это всего несколько раз, поэтому пока я только привыкаю к ним. Разница, конечно, чувствуется, но в этом нет серьезной проблемы.

    – Признайтесь, стало страшно, когда узнали, что в ходе только регулярного сезона «Амур» пролетает более 130 тысяч километров?

    – Когда впервые узнал – конечно (смеется). Позже я взглянул на это с другой стороны. Выходит, что за время перелета можно несколько раз успеть выспаться – это же замечательно. Когда не буду спать, можно смотреть сериалы или фильмы. Сейчас я не вижу в этом никакой проблемы.

    – Как переживаете расставание с семьей?

    – Каждый день созваниваемся по скайпу. Хорошо, что в наши дни это так просто. Но скоро они должны приехать ко мне – это вдохновляет.

    Канадцы и русские, Гренье и Ковальчук

    – Слышал, что до подписания контракта вы советовались с бывшими игроками «Трактора» Пьером Дажене и Мартином Гренье.

    – Это правда. Они рассказали мне, что хоккей в России отличается от североамериканского. О лиге рассказали, что здесь очень много классных игроков. Я, естественно, спросил про Хабаровск. Они ответили, что были там всего пару раз, но впечатление город оставил хорошее.

    – Где вы с ними пересекались?

    – С Пьером я играл в «Монреале», а с Гренье вообще росли вместе. Мы из одного города. Поэтому их мнение существенно повлияло на мое решение приехать в Россию.

    – В «Амуре» выступают еще трое канадских игроков. Есть с кем поговорить – это важно?

    – Да, это очень упрощает дело. Мне нравятся русские парни, они хорошие ребята, но всегда приятно, когда рядом есть соотечественники, с которыми ты можешь пообщаться на родном языке, для которых не составит проблемы понять тебя.

    «Гренье и Дажене рассказали, что в России очень много классных игроков»

    – С кем-то из них уже были знакомы?

    – Со Скиннером мы играли вместе в «Айлендерс». Против Линга я играл в Америке, точно помню, но лично знакомы не были. С Диксоном, кажется, не пересекались раньше.

    – Среди ваших одноклубников в НХЛ было много россиян?

    – Дайте-ка подумать. В прошлом сезоне в «Нью-Джерси» играли Ковальчук и Жарков, с которым, кстати, на выезде я всегда жил в одном номере.

    – Вы, вроде, в одном из интервью говорили, что с Бродером, нет?

    – Нет, я жил с Владимиром. А про Мартина я говорил, что мы хорошие друзья.

    – Хорошо, кого еще вспомните?

    – В «Монреале» играли Ковалев, Андрей Марков и Андрей Костицын. Он из Белоруссии, но говорит же по-русски (смеется). Больше никто не приходит в голову.

    «Айлендерс» и «Метс», «Девилс» и «Ред Сокс»

    – Позапрошлый сезон вы провели сезон в «Нью-Йорк Айлендерс». Насколько вообще хоккей популярен в этом городе?

    – В Нью-Йорке любят хоккей – это точно. Другое дело, что «островитянам», которые попали в плей-офф всего однажды за последние лет пять-шесть, крайне сложно привлекать на свои матчи много зрителей. Конечно, сейчас в Нью-Йорке не так много хоккейных фанатов, как было в начале восьмидесятых, когда «Айлендерс» взяли четыре подряд Кубка Стэнли, но они есть.

    – В Нью-Йорке играют «Айлендерс», «Рейнджерс», но хоккей все равно не настолько популярен, как американский футбол, бейсбол, баскетбол. Так?

    – Да, но дело тут не в Нью-Йорке. В США так повсюду. Есть города, где любят хоккей, но на первом месте он, пожалуй, только в Канаде.

    «В США есть города, где любят хоккей, но на первом месте он, пожалуй, только в Канаде»

    – Вам самому какой-то еще из главных американских видов спорта нравится?

    – Мне не нравится смотреть бейсбол по телевизору, а на стадион люблю сходить. От футбола и баскетбола я не в восторге. Разве что матчи плей-офф могу посмотреть.

    – На «Янкиз», наверно, ходили?

    – Нет, я был на игре «Нью-Йорк Метс». Вообще же я большой поклонник «Бостон Ред Сокс».

    – Последний сезон вы отыграли в «Нью-Джерси». Там хоккей больше любят, чем в Нью-Йорке?

    – О, это совсем другое дело. За последние годы там сложились победные традиции. Но, мне кажется, что в Нью-Йорке любителей хоккея было бы не меньше, если бы «Рейнджерс» и «Айлендерс» выступали лучше.

    – У вас на шлеме изображены виды Хабаровска. Можете показать его нашим читателям, так сказать, крупным планом?

    – Да, пожалуйста (улыбается).

    К тому времени Яна уже несколько минут звали в автобус, но он вернулся в раздевалку, где уже никого не осталось, и достал из баула шлем.

    Фото автора.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы