Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Федор Канарейкин: «Вот выиграю еще что-нибудь большое – и напишу книгу»

    Минуте на тридцатой этого интервью Федор Канарейкин – один из главных положительных персонажей сочинения канадского тренера Дэйва Кинга «King of Russia» – обмолвился: «Не исключено, напишу книгу свою». И это довольно интригующе – потому как неинтересно он рассказывать не умеет. Присев с корреспондентом Sports.ru на скамейке запасных пустой «Арены-Мытищи», Канарейкин обрисовал ситуацию со скачущим курсом доллара, из-за которой хоккеисты потеряли в деньгах, отметил, что еще ждет скрывающегося в Канаде вратаря Рэя Эмери назад, и поведал, почему больше никогда не будет работать с Геннадием Величкиным.

    Федор Канарейкин: «Вот выиграю еще что-нибудь большое – и напишу книгу»
    Федор Канарейкин: «Вот выиграю еще что-нибудь большое – и напишу книгу»

    Доллар за 23,50

    - Когда все идет гладко, это обычно настораживает. Просто потому, что так не бывает – и ты подсознательно готов к тому, что это скоро кончится. Когда «Атлант» громил всех на первом отрезке чемпионата, вы знали, что дальше результаты пойдут скромнее?

    – Это большое искусство тренера – пройти весь чемпионат без очевидных спадов. У нас был небольшой отрезок, на котором тяжело давались игры, – это было в начале декабря. Но в общем, рассматривая все 49 проведенных матчей, я могу оценить нашу работу как уверенную и целенаправленную.

    - Тот, кто связывает небольшой спад в игре «Атланта» с финансовыми затруднениями в клубе, ошибается?

    – Нас тоже коснулся кризис, мы его тоже ощущаем. Как и вся страна.

    «Наш спонсор – группа компаний «ПИК» – закрыл задолженность по зарплате квартирами»

    - Ощущаете – в чем?

    – В наших контрактах. Можно официально говорить: в них курс доллара – 23 с половиной рубля. Сейчас доллар скакнул за 36. То есть 30-35 процентов теряется только на курсе.

    - Игроки не ропщут?

    – Скажем так, это не прибавляет нам положительных эмоций, как и любому человеку, который теряет в деньгах. Игрок не должен думать ни о чем, кроме хоккея. А этот кризис нарушает контакт с игроком, потому что его начинают заботить денежные вопросы.

    - Говорили, что вам чуть ли не квартирами зарплату выдают.

    – Это не слухи. Наш спонсор – группа компаний «ПИК» – закрыл задолженность по зарплате квартирами. И уже руководство искало возможность реализовать их.

    - А это сколько микрорайонов – один, три, пять?

    – Да нет, ну это просто та сумма, которую должны были нам. Там о микрорайонах речь не идет.

    - Говорят, вы хотели взять на плей-офф легионера на место травмированного Булиса. Почему не получилось?

    – Хотели – и уже провели переговоры. Но не нашлось средств.

    - У одной из лучших команд КХЛ не нашлось средств?

    – Время такое. Ну, и хватит, пожалуй, об этом.

    Следим за всеми

    - Вам не совсем повезло с соседом по дивизиону – согласны?

    – Нет, ну с одной стороны, нам как раз повезло. Мы в одном дивизионе с чемпионом России. У нас четыре суперматча. Но с другой – и правда, тяжело тягаться с таким соперником. Чисто в турнирном плане.

    - Де-факто вы на втором месте в лиге – по набранным очкам. Де-юре – на пятом, потому что первые четыре места занимают победители дивизионов.

    – Совершенно верно. Это не расстраивает, хотя, не скрою, хотелось бы выиграть регулярный чемпионат. Только эти притязания надо подкреплять – базой, материальными условиями. Мы на жизнь не жалуемся, но у «Салавата» больше возможностей, больше бюджет, лучше комлпектация. И я доволен, что мы успешные конкуренты такой машине.

    «В прошлом году мы увлеклись немного борьбой с ЦСКА за третье место регулярки – и это нам отчасти повредило в плей-офф»

    - Уверены, что пятое место уже ваше?

    – А мы, в общем-то, не теряем надежды побороться за первое место. У нас семь очков разницы – и домашняя игра с Уфой впереди. Но мы не бежим за первым местом. Просто будем каждый матч играть на победу. В прошлом году мы увлеклись немного борьбой с ЦСКА за третье место регулярки – и это нам отчасти повредило в плей-офф. В этом году, будьте уверены, раньше главных матчей не надорвемся.

    - Перед интервью я долго глядел в таблицу – и пытался представить, кто будет вашим соперником в плей-офф, если вы займете все-таки пятое место. Вариантов, понятно, много, но ни один из них не назовешь удобным. Везде есть «но». Там команды, каждая из которых может укусить.

    – Абсолютно согласен, у меня те же мысли. Сейчас просчитывать кого-то в качестве соперника – дело пустое и неблагодарное. Надо просто идти в плей-офф – и делать там, что положено: биться, не щадя себя.

    - Вы следите за другими командами? Или нет желания или времени?

    – Следим за всеми и за всем, что происходит. За каждым матчем, за каждым переходом игроков, за каждой травмой. Это не от любопытства и не от нечего делать. Это наша работа. Мы, тренеры, так держим себя в форме, потому что собираем информацию о потенциальном сопернике по плей-офф не в последние дни февраля, а по ходу всего сезона. Мелочей в плей-офф нет. Это как война: необходимо задействовать все ресурсы. Все должно работать на победу.

    - И какая из 23 команд вас больше удивила?

    – «Авангард». Я понимаю, что трудности объяснимы, но все равно – это дико, когда лихорадит такую команду.

    - В плей-офф могут не попасть.

    – Попадут. Там хороший подбор игроков. В решающий момент они соберутся и дадут результат – и уж мимо плей-офф не проскочат.

    - Но канадец там сделал все, чтобы проскочили.

    – Ну, трудно сказать, что один тренер виноват. Там была целая череда неправильных решений. И это привело к большим проблемам.

    Не хватает хулиганов

    - Есть мнение, что российские тренеры понижены в правах по отношению к иностранцам. Разделяете?

    – Да. Теплее как-то относятся к иностранцам. Прощают им больше. Терпят дольше. А в схожей ситуации российского специалиста увольняют без раздумий. Прошлый сезон вспомните – сколько там было отставок. Я бы хотел обратить внимание хозяев клубов на генеральных менеджеров. Они должны нести такую же ответственность, как главный тренер, и ничуть не меньшую.

    - Недавно имел разговор на ту же тему с товарищем Шуплером из Риги, и он выразился примерно схоже: Юлиус рекомендовал хозяевам клубов проявлять к тренерам терпение – вне зависимости от их национальной принадлежности. Потому что как раз терпения не хватает.

    – Если говорим о хозяевах клубов, то они все амбициозные. В хоккее задействованы немалые деньги, оттого руководители не всегда взвешено принимают решение в тех ситуациях, когда надо просто переждать – и дать человеку спокойно работать.

    «Строить какие-то долгосрочные планы невозможно. Все живут сегодняшним днем»

    - По-моему, в России еще ни разу не было такого, чтобы человек заявил трехлетнюю программу и отработал бы ее полностью – без оглядки на то, какой результат будет в первом году, что там скажет губернатор.

    – Я думаю, да. Строить какие-то долгосрочные планы невозможно. Все живут сегодняшним днем. Может, только чуть-чуть заглядывая в то, что будет завтра.

    - И это сиюминутное тормозит стратегическое. Желание добиться победы сегодня стопорит развитие.

    – Согласен. Это касается не только команд КХЛ. Я наблюдаю за детско-юношеским хоккеем – и там тоже так. Когда детей надо обучать, когда надо прививать основы технико-тактических действий, зачастую во главу угла ставят результат. Сразу же устанавливаются какие-то планки, тренеров обязывают выигрывать какие-то медали. Это неплохо, но это не главная цель работы детско-юношеской школы. Главная цель – чтобы хоккеист попал в команду мастеров. А это осложняется тем, что победы на детском уровне часто идут в ущерб обучению и за счет обучения.

    - Тут ведь еще вот какая проблема. Хоккей – это спорт хулиганов, уличных детей. Сейчас этот пласт не затрагивается вовсе. Я делаю этот вывод, глядя на то, на каких машинах привозят детей на тренировки. Талантливые, энергичные, наглые, но не слишком обеспеченные отсечены от хоккея.

    – Хоккей не дешевый вид спорта. Амуниция дорогая – и ее ведь надо покупать каждый год, потому что ребенок растет. Хорошая клюшка – 200 долларов. Не каждая семья в состоянии себе это позволить. В наше время что-то давало государство – и много хоккеистов выходило из неблагополучных, многодетных семей. Потому что у них есть характер и для них игра в хоккей – пожалуй, единственный шанс на красивую жизнь, на то, чтобы посмотреть мир. И сейчас, мне кажется, задача наших ДЮСШ – дать этим детям такой шанс. Пройдет время – и мы захлебнемся в талантливых игроках.

    Кинг написал правду

    - Вы работали в Магнитогорске, когда Дэйв Кинг презентовал свою книгу. Помните, какая реакция была в клубе?

    – Хорошо помню.

    - Что там было?

    – Была неадекватная реакция Величкина. Что-то ему не понравилось. А я был очевидцем всех тех событий, которые Дэйв описал в книге. И знаете, что самое интересное? Он написал так, как было.

    - Вы с трепетом открывали эту книгу? Вы ведь все-таки ее персонаж.

    – Да нет, абсолютно спокойно. Мне не из-за чего было волноваться – и нечего было стыдиться, потому как в своих поступках я на сто процентов уверен.

    - Написанное там – это правда или полуправда?

    – Правда.

    «Я был очевидцем всех тех событий, которые Дэйв описал в книге. И знаете, что самое интересное? Он написал так, как было»

    - От собачек, которых кормил Кинг, до Гудзика (который, как писал Кинг, кормил хоккеистов – Sports.ru)?

    – Все правда. Не могу сказать, что он в чем-то солгал.

    - У вас дома эта книга?

    – Да, в двух экземплярах – на русском и английском. С Дэйвом сейчас не общаемся, но я слежу за его работой. Сейчас он в Германии. Вроде дела идут нормально.

    - У многих руководителей клубов есть убеждение, что тренер должен молчать и шибко не вольнодумничать. Я заметил это по выступлениям бывшего генменеджера «Авангарда» Анатолия Бардина. Когда в качестве возможного кандидата на пост главного тренера его клуба назвали Кинга, он сказал: «Нам нужен тренер, а не писатель» (это, видимо, предполагало тщательность выбора, но Бардин-то после этого назначил Флеминга). У многих сформировалось мнение: сам факт того, что Кинг написал книгу – подлость. Как по мне, так в эту книгу не надо вкладывать больше, чем там написано. Ее надо просто прочитать и сделать выводы. И, может, тогда не случатся новые 0:5 от швейцарского клуба.

    – Книга однозначно полезная – хотя бы потому, что правда просто полезна. В том числе, можно и так сказать, для того, чтобы не было новых хоккейных Аргентин-Ямаек. А что касается отношений тренера и генменеджера, то они, разумеется, не везде одинаковы. Порой тренер может получить от генменеджера какое-то прикрытие. Я же из разряда специалистов, у которых с генеральным только рабочие отношения – и никаких дружеских, которые будут влиять на работу, быть не может. Это мое жизненное убеждение: каждый должен делать свое дело – и отвечать только за свое.

    - Вы знали, что Кинг пишет?

    – Я знал, что он ведет дневник. Задавал мне вопросы о нашей работе, внимательно выслушивал, записывал. Он этого не скрывал. А у нас сейчас многие пишут. Знаю тренеров, которые ведут дневники, записные книжки. Недавно Борис Петрович Михайлов книгу выпустил, Сергей Михайлович Михалев тоже. Это нормально. Людям есть что сказать.

    - Я не читал пока Михайлова и Михалева. Можете сказать, они написали интереснее Кинга? У них столько же жареного?

    – Для начала – я не считаю, что у Кинга что-то жареное в книге. Что он там сказал не так? А насчет Михайлова и Михалева – прочитайте обязательно. Мне было интересно. Там и по работе есть ценная информация, и какие-то биографические моменты раскрываются.

    - А вы не пишете ничего?

    – Нет, мне для этого надо еще что-то выиграть большое. Вот выиграю – и напишу.

    - Так вы же выиграли. И как игрок, и как ассистент, и как главный тренер.

    – Но надо все-таки что-то еще, чтобы закрепить. А вообще – есть мысли. Разговаривал с людьми, которые могли бы помочь с литературной обработкой. С издательствами пока не разговаривал. Все впереди. Надо пока в хоккей поиграть, подсобрать кубков. Но вот одну тему уже точно знаю: я был ассистентом трех первых иностранных тренеров в России, которые добились здесь успеха. С Вуйтеком мы выиграли золото, с Хейккиля и Кингом – по бронзе. Много интересного можно рассказать о нашей совместной работе, но, наверное, не сейчас. Приберегу для книги.

    Мужской разговор

    - Рэй Эмери – вот готовая глава. Недавняя ситуация с ним – самое сложное внутрикомандное дело в этом сезоне?

    – Конечно, не дело так себя вести. Хотя я понимаю причину. После первого периода Эмери заменили, в нем все еще играло, бурлило. Врач Роман Соколов хотел ему надеть кепку, чтобы тот, разгоряченный, не простудился. Вратарь не желал этого. Ну, и состоялся этот выплеск эмоций, этот мужской разговор. В тот же день они пожали друг другу руки. Но есть такое ощущение, что это не последняя страница в наших взаимоотношениях. Мы дали ему небольшой отпуск в начале перерыва в чемпионате, он улетел домой. И потом не появился на тренировке в назначенное время.

    - Российского хоккеиста вы за все это вздернули бы?

    – Понимаете, игрок требует к себе индивидуального подхода. Мы все знаем, что Эмери – неординарный человек.

    «Ситуацию с Эмери я бы не рассматривал с позиции «разбушевавшийся легионер творит все, что хочет». Такое случается, понимаете?»

    - Но нет ли здесь противоречия? Ведь мы только что говорили о разнице в отношениях руководителей клубов к иностранным и российским тренерам. И тут же получается, что легионерам позволено чуть больше, чем нашим.

    – Ситуацию с Эмери я бы не рассматривал с позиции «разбушевавшийся легионер творит все, что хочет». Такое случается, понимаете? Это просто случай. Что, никогда не было драк на тренировках? Всегда были, есть и будут, ведь это мужской коллектив, это запредельная работа – и иногда эмоции берут верх над разумом. Я сам играл – и могу подтвердить, что такое происходит внутри любой команды. Просто этого никто не видит, а ситуацию с Эмери увидели все. Мы не прошли мимо этого случая, у нас есть административные меры воздействия. И еще – насчет вашего замечания о том, что легионерам позволено больше, чем нашим. Это не так – по крайней мере, в «Атланте». Я когда только пришел в Мытищи, тут играл один канадец. Я посмотрел на него. Поймал себя на мысли, что не понимаю, как такой человек может играть в хоккей на этом уровне, – и убрал его из команды. То есть – я сделал ровно то же самое, что сделал бы и с российским игроком. Для меня дисциплина и монолитность команды очень многое значит.

    - Но конфликт порой полезен.

    – Бывает и такое, обязательно. Да, то, что случилось, – плохо. Но даже из негатива можно выжать что-то хорошее и полезное.

    - И что полезного в этом случае?

    – Что есть эмоции. Что хоккеистам не все равно. Что никто не терпит поражений. Это на самом деле важно. В хоккее, когда ты равнодушен, пуст и сидишь молча, – ты труп.

    - И последнее на эту тему. Вы не считаете, что этот случай отгородил Эмери от команды?

    – Мне пока трудно ответить на этот вопрос. Надо увидеть его в деле. Надо чтобы он прилетел для начала. Но, по-моему, мы все спокойно решили – и я жду Эмери в «Атланте». Хотя ситуация сложная: он до сих пор не вышел на связь.

    «Не работаю с теми, кого не уважаю»

    - У вас в семье канун Нового года в последнее время связан с большими переменами. Вспомним для начала конец декабря 2007 года, когда вас попросили из «Магнитки». Были слухи, что ваша отставка связана с тем, что вы в обход Величкина общались с хозяином клуба Рашниковым напрямую.

    – Нет, я с Рашниковым, к сожалению, не так часто общался. У нас был только односторонний контакт. Что касается моей отставки, я сработал тогда как мог. Оставил команду в декабре, когда она была прекрасно готова и шла на третьем месте. Когда тебя увольняют за третье место – это не стыдно.

    «Величкин понимал, что команда на ходу и выиграет кубок. А мой растущий авторитет в клубе не давал ему покоя»

    - Но перед Кубком европейских чемпионов.

    – Я думаю, Величкин понимал тогда, что команда на ходу и выиграет кубок. А мой растущий авторитет в клубе не давал ему покоя.

    - То есть – Величкин постепенно начинал уходить в тень?

    – Я не знаю, куда он уходил. Знаю только, что я был под солнцем. «Магнитка» – хорошая команда, в нее влюблен весь город.

    - Если вас когда-нибудь позовут работать с Величкиным – согласитесь?

    – Нет. Однозначно. Никогда не работаю с теми, кого не уважаю.

    - Отлично, тему про «Магнитку» закрываем. Вот другой предновогодний случай: 31 декабря 2008 года от вашего сына Леонида отказался «Спартак».

    – Да. Самое интересное – Ржига был доволен действиями Леонида. Он видел его в составе. Но я так понял, что менеджмент «Спартака» подписал большое количество игроков, которые сидели на лавке, и требовалось дать им время, оправдать их приглашение. Когда Леониду позвонил генеральный менеджер, я был рядом с сыном. Это было 31 декабря, два часа до Нового года. Мы готовились к празднику, стол уже был накрыт, салаты уже в тарелках. И тут такой неприятный сюрприз. Хотя, я заметил, от генменеджеров вообще редко стоит ждать приятных сюрпризов.

    - Леонид тогда сколько минут молчал?

    – А мы в ту же минуту решили: за столом – ни слова о неприятностях. Нормально встретили Новый год.

    - И в начале января вы взяли Леонида в «Атлант». Вы понимали, какие разговоры тут же пойдут?

    – Нас в «Атланте» с сыном связывают только профессиональные отношения, потому что, повторю, мое кредо: отношения не должны влиять на работу. С обменом Канарейкина на Мухачева «Атлант» только выиграл. Я достаточно опытный человек, многое повидал в хоккее. И никогда не возьму в свою команду заведомо плохого игрока. Я не враг своей репутации.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы