Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Шуми Бабаев: «Я эту работу не воспринимаю как бизнес»

    В третьей серии интервью с агентами – Шуми Бабаев, который опровергает все слухи о себе, старается найти только позитивные моменты в работе КХЛ и считает, что иногда меньшая зарплата хоккеисту на пользу.

    Шуми Бабаев: «Я эту работу не воспринимаю как бизнес»
    Шуми Бабаев: «Я эту работу не воспринимаю как бизнес»

    Звезды говорят

    – Переход своего клиента Алексея Бадюкова из «Динамо» в «Ак Барс» вы объяснили оригинально: «Вчера ночью я плохо спал, подошел к окну, посмотрел на небо, а там два созвездия со знакомыми очертаниями, и одна самая яркая звезда на моих глазах начала перемещаться из одного созвездия в другое. И тут я понял, что это знак. К чему бы это, подумал я? Позвонил Алексею, разбудил его и говорю: надо переходить в Казань. Он отвечает: как считаешь нужным, так и делай. Потом я разбудил Михаила Игоревича Головкова, говорю: отпустите Лешу. Увидел, что звезды так на небе встали. Он говорит: раз вы просите, раз такое дело, то – нет проблем». Вам вообще часто звезды подсказывают менять игроков?

    – Да просто на тот момент нельзя было сказать больше. Но такое нечасто случается. Чаще всего стараюсь сказать все прямо, не выбирая выражений. В тот момент следовало сказать именно так.

    – Раз уж прошло время, то скажите правду: Бадюков ушел из «Динамо» потому, что туда пришел Сергей Зиновьев?

    – Нет, не в этом дело. Просто главному тренеру «Динамо» Владимиру Вуйтеку не нравилось слишком эмоциональное поведение Алексея. Бадюков очень эмоционально переживал игру на лавке, заводил команду, переживал из-за игры, из-за результата. А Вуйтек воспринял это, как посягательство на свой авторитет в команде. Сначала Бадюкова сняли с капитана, а потом без проблем отдали в Казань.

    – Так кто решил, что Бадюкову лучше уйти? Вы или он сам?

    – Я.

    – Интересно.

    – Просто такая была ситуация. Бадюков не хотел уходить из «Динамо», но мне пришлось ему убедительно объяснить, почему это нужно. Интересно, что за полтора года до этого я ему настоятельно советовал уезжать из Казани в «Динамо» и тогда Алексей тоже не хотел менять команду. Пришлось надавить, убедить.

    – Это вообще только с Бадюковым происходит или вы так со всеми своими клиентами?

    – Решение по поводу смены клуба мы с хоккеистом принимаем коллегиально. И если это решение будет ошибочным, то не только хоккеист виноват, но и я.

    – А что там обсуждать-то? Тут платят 100 рублей, там – 200. Надо уходить.

    – Нет-нет. Никогда я финансовый вопрос не ставил во главу угла. Для меня важно, чтобы спортсмен получил комфорт. Он должен выступать в своем клубе, у своего тренера. Пойдет игра, результат – появятся деньги.

    – Вы можете посоветовать своему хоккеисту поумерить финансовые аппетиты?

    – Конечно. И я так часто так делаю. Если в какой-то команде игроку предлагают меньше, но я знаю, что там он будет играть, то я посоветую ему пожертвовать предложением с высокой зарплатой, но из клуба, где он будет запасным. Как бы вам объяснить… Это не мой бизнес.

    – Ничего себе.

    – Просто я эту работу не воспринимаю как бизнес. Это работа, которую я выполнял бы бесплатно. Все об этом знают, так было всегда. Ну да, хорошо, что я получаю какие-то деньги за это. Я ведь был одним из первых агентов в России. И потом замечал, что люди, включавшиеся в этот бизнес, старались в чем-то копировать меня. Так же одеваться, так же общаться с ребятами.

    – Получалось?

    – Нет. А все потому, что надо быть естественным. И если это не идет от души, то ничего не получится.

    На лед с клиентами

    – Кстати, никто не видел вас в строгом костюме.

    – Да я и на переговоры с руководителями клубов могу прийти в рваных джинсах, в красных ботинках. Спросите, у кого хотите. Но никто от этого не страдал. На деле это не сказывается. Что делать: я такой, какой есть. И все мои хоккеисты не просто клиенты, а друзья. Просто так я вижу свою работу. Тренируюсь с ребятами летом, прохожу предсезонную подготовку, выхожу на лед. Мы все время вместе.

    – Непонятны ваши принципы. Вам ведь важно, чтобы хоккеист получил высокий контракт, а вы хороший процент?

    – Давайте разберем ситуацию. Вот есть игрок, получающий 100 тысяч, но проводящий на льду 10 минут. И его приглашают в клуб, где платят 80 тысяч, но при этом он постоянно на площадке. Конечно, надо идти. Да хотя бы потому, что у него повысится результативность и через два года он получит контракт на 300 тысяч. В итоге я только зарабатываю. Но я пойду на это, если верю в хоккеиста.

    – А хоккеисты вам верят? Это же надо сильно постараться, чтобы убедить хоккеиста не получать 100 рублей, а получать 80 в ближайшие два года.

    – Если спортсмен не обманывает хоккей, то он пойдет на это.

    – Как вы ищете клиентов? К вам приходят хоккеисты или вы к ним?

    – Первое. Я практически никого не уговариваю. Иногда бывают варианты, когда за кого-то просят мои друзья, и я не могу отказать. Но вообще все гораздо сложнее. Если приходит новый хоккеист, то мне сначала нужно понять, что он за человек. Вот есть Евгений Лапенков, выступавший за «Нефтехимик». Мы с ним работали год, и я не получил за это ни копейки.

    – Вам это зачем надо?

    – Да просто мне нужно, чтобы я доверял человеку, а он мне. Полностью. Никакого бизнеса не получится, если не вкладывать душу в хоккеиста. И если я не верю в человека, то никогда не займусь его делами.

    От меня можно уйти

    – С кем вам еще приходилось расставаться?

    – За это время я расстался с Александром Рязанцевым, который сейчас играет за «Витязь». Мы с ним разошлись еще в то время, когда он был в СКА. Саша сказал, что у него что-то не идет, захотел попробовать с другим агентом, и мы решили прекратить отношения. Расстались с Егором Михайловым. Это случилось уже после того, как я устроил его в новокузнецкий «Металлург».

    – Обидно?

    – Нет. Я всем говорю, что дверь от меня всегда открыта. Хочешь уйти – нет проблем. Был еще у меня конфликт с Витей Александровым. Он провел блестящий сезон, но к нему подошли мои коллеги и пообещали золотые горы. Сейчас Виктор в Нижнем Новгороде.

    – Вот и самое интересное. Говорят, что в мире агентов не принято так переманивать клиентов.

    – Бывает все. Я так не делаю, но кто-то считает, что подобное допустимо.

    – Вы же все в Ассоциации агентов. Неужели не можете договориться?

    – А что Ассоциация? Ее, если уж быть до конца честным, создавал я. Это была моя идея. Просто мне не нужна там роль лидера, есть люди, которые справляются.

    – Но ведь некрасиво красть клиентов?

    – А что я могу сделать? Сказать им – не подходи. Пусть идут. Если человек не хочет со мной работать, то я не буду его удерживать. Со мной остаются те, кто доверяет полностью.

    – Если я сейчас подойду к Максиму Спиридонову, вашему постоянному клиенту , и предложу 6 миллионов долларов в какой-то команде, то он...

    – ... и слушать не станет. Вы можете провести эксперимент. Возьмите, и позвоните Максиму. К нему подходили еще в 2001 году. Макс прошел в этой жизни все, и я всегда был рядом. Не думаю, что сейчас он от меня уйдет.

    – Вот Максим – тоже интересный человек. Был звездой, затем опустился в высшую лигу, сейчас снова на ведущих ролях. Как так?

    – Ему просто не очень везло с тренерами. И после перехода в «Локомотив» из «Амура», и в дальнейшем. Спиридонов сознательно ушел в высшую лигу. Это такое дно, от которого нужно было оттолкнуться, чтобы всплыть.

    Отдаю свои

    – Ходят слухи, что сейчас вы любого игрока можете устроить в «Барыс». Устройте меня.

    – Это неправда. Я никого не могу устроить в эту команду. Там президент клуба знает всех игроков в лиге лучше, чем вы, я, профессиональные статистики. Он помнит, допустим, в каких коньках Сергей Наильевич Гимаев играл, когда был хоккеистом. Так что подсунуть ему любого игрока невозможно. В «Барысе» вообще один из лучших менеджеров в стране.

    – Но откуда слухи?

    – Руководитель астанинского клуба может попросить меня найти игрока, но это необязательно будут мои клиенты. Кстати, подобный контакт у меня не только с «Барысом», но и с другими клубами. Просто они могут воспользоваться моим знанием рынка, связями в Америке и Европе.

    – А скажите, отличается ли бизнес футбольного агента от хоккейного коллеги?

    – Отличается. Это разные сферы. Говорят, что в футболе работать доходнее, но там и грязи больше. Только мне нет смысла менять сферу деятельности, я в хоккее очень давно, примерно с 1989 года.

    – Были ли у вас хоккеисты-разочарования. Или, может быть, вы кого-то обманывали?

    – Как я могу обмануть-то? А чтобы меня… Был один хоккеист, отношения с которым категорически не сложились. Но я связываю это с его молодостью.

    – У вас есть своя бригада юристов?

    – Так я же сам юрист.

    – И сможете защищать своих клиентов в суде, если понадобится?

    – Нет. Для этого есть специальные люди. Но заключить правильный контракт я могу и сам.

    – Сколько составляет ваш гонорар?

    – Пять процентов.

    – Клубы вас обманывали?

    – Да, но не по контракту.

    – Расскажите.

    – В одном клубе меня попросили не включать некоторые бонусы в контракт, так как у них было превышение бюджета. Договорились на словах, что если мой игрок показывает нужный результат, то ему все выплатят. Вот, прошло уже несколько лет, ждем обещанного до сих пор.

    – Ваша ошибка?

    – Отчасти. Но я перед тем, как принять такое решение, советовался с хоккеистом. Он сказал: «Согласен».

    – И что теперь делать?

    – Ничего. Ждать денег. Отмечу, правда, что подобные новости очень быстро распространяются в хоккейном мире, так что все теперь будут крайне осторожны с этой командой. Да и я не собираюсь помогать им игроками, если потребуется. Впрочем, перед хоккеистом я остался честен. Отдал ему свои деньги.

    – Ничего себе.

    – А что делать?

    Первый номер

    – Агенты считаются теми, кто ввел в хоккей систему «откатов».

    – Никогда я не предлагал ни одному тренеру «откат». И никто не скажет, что я когда-нибудь брал. Мне даже не предлагают – бесполезно.

    – А вот в сборную своего клиента можете пристроить?

    – Нет. Всем говорю, хотите играть в сборную – выступайте лучше. Но я понимаю, что не всегда сильная игра может довести до национальной команды любого уровня.

    – Есть значит проблема с откатами?

    – А как вы думаете? Вы посмотрите, что происходит в нашем молодежном хоккее. Из-за чего все это происходит? Хорошо, что мы заняли шестое место на недавнем чемпионате мира. Сейчас все задумаются, а что действительно происходит у нас? Ведь уже в детском возрасте родители регулируют состав команды, давят на тренера. А сами специалисты, которые работают с детьми? Это же ужас. Я недавно был на тренировке, где работал один из бывших хоккеистов суперлиги. Что он творил? Орал на малышей, подзатыльники раздавал. И после такой тренировки они поехали на турнир. Да для ребенка хоккей должен быть праздником!

    – Давайте вернемся к вашим делам. Скажите, а возможно, что в лиге начнется локаут?

    – Думаю, нет. Спортсмены – очень наивные люди. На полном серьезе спрашивают меня, а кто во время забастовки им будет платить зарплату? Никто не хочет терпеть, никто не хочет отставить свои права. У каждого семья, кредиты, машины, квартиры. Каждый старается заработать пока есть возможность. Так что не думаю, что забастовка хоккеистов возможна.

    – Вы, кстати, получили аккредитацию на работу в КХЛ?

    – Да. У меня аккредитация под первым номером.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы