Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Орлову, видимо, отбили там все»

    Вечер в ЛДС ЦСКА, где столичные армейцы обыграли новокузнецкий «Металлург» (3:2), получился небанальным. Охрана дворца заставила Бориса Михайлова выйти на лед, Евгений Орлов после контакта со шведом Микой Ханнулой более или менее пришел в себя только в больнице, а Максим Соколов объяснил, почему пропустил после броска Петра Счастливого.

    «Орлову, видимо, отбили там все»
    «Орлову, видимо, отбили там все»

    На пресс-конференции Борис Петрович Михайлов повздыхал о нереализованных пяти минутах большинства, о пяти матчах подряд на выезде («Пять игр через день ни одна лошадь не выдержит») и увенчал свою речь мыслью о том, что при счете 2:2 игра шла до пятого гола.

    – Вячеслав Аркадьевич, – армейский пресс-атташе Михаил Кравченко, выслушав Михайлова, обратился к тренеру своего клуба.

    Тут Быков должен был произнести свою речь: о настрое игроков, упорной и нервной борьбе, старании ребят – там, в общем, угадывался стандартный набор характеристик игры команды, которая два дня назад уходила с этого же льда с 2:6 от «Амура», а сегодня взяла три очка. И Быков уже набрал воздуха в легкие, чтобы все это произнести, но Михайлов его прервал.

    «Мне и всем тренерам пришлось идти по льду. Высшего неуважения к гостям не придумать»

    – А вот! – вскрикнул Борис Петрович так, что народ вздрогнул. – Совершенно не по игре есть что сказать. После матча мы хотели пройти в раздевалку вокруг площадки: через скамейку ЦСКА. И нас не пустили. За двадцать шесть лет моей тренерской практики не было такого, чтобы запрещалось пройти через скамейку хозяев. Мне и всем тренерам пришлось идти по льду. Я уже сказал об этом руководству ЦСКА. Не знаю, чья это идея, но высшего неуважения к гостям не придумать. Ну не идти же по пути ЦСКА: ну пускать туда, не пускать сюда. Это неправильно. А так – все нормально.

    – Спасибо, – сказал пресс-атташе. У него это получилось почти искренне.

    Вячеслав Быков подождал еще немного – чтобы удостовериться, что Михайлов закончил. И только потом начал: «Была упорная, нервная борьба...»

    Вскоре Борис Петрович снова взял слово. Он говорил о травме форварда Евгения Орлова, которого после столкновения со шведом Микой Ханнулой унесли со льда на носилках.

    – Орлову, видимо, отбили там все. А что до финна, который сделал это...

    – Он швед! – крикнули Михайлову.

    – Ну, или швед. Я не знаю фамилии его. Человек, мне кажется, не соображал.

    Тут Михайлов произнес дословно следующее: «Он не рассчитал свой разум с профессиональным отношением». (В этой фразе наверняка зашифровано что-то обидное для Ханнулы). Еще тренер отметил, что матч-штраф – счастье для шведа. Что очевидно: выйди Ханнула на лед в этом матче снова – была бы драка.

    «Если ты следишь за хоккейной историей, то знаешь, что Счастливый всегда бросает по девяткам»

    Выяснилось, что Орлов (вероятно, у него сотрясение мозга) вместе с Федором Полищуком (это еще один травмированный в матче игрок «Кузни» – у него подозрение на надрыв акромиального соединения) останутся в Москве. Михайлов обратился к руководству ЦСКА с просьбой присмотреть за тем, как разместят его хоккеистов

    Каким образом разговор вырулил на судейство – никто не уследил. Но вырулил ведь.

    – Что хотите думайте, а я просто рассказываю, как есть, – снова взмыл коршуном мэтр. – Кто-то должен об этом сказать, иначе так дальше и будет продолжаться. Я не хочу сказать, что победа ЦСКА незаслуженна. Но вот эти, знаете, штучки... Я вот понять не могу: ладно, нас через скамейку эту не пустили. Но почему, объясните мне, судьи размещаются в одном боксе с командой хозяев? Что, во дворце ЦСКА нет отдельной раздевалки для судей? У судей должен быть отдельный ход, а то они идут оттуда, где хозяева раздеваются. Пришли бы они в раздевалку к нам – и раздевались бы. Повторю: это не к игре все относится, не к результату. Это просто мои мысли вслух. Никто не говорил, а я вот хочу сказать.

    Вячеслав Быков явно ждал окончания пресс-конференции. Когда ему наконец задали вопрос, ответ он уложил в секунду.

    – Сегодня опять не реализовали «пять на три». Прокомментируйте.

    – Без комментариев.

    Надо отметить, что до этого Петр Счастливый сказал: игроки, мол, сами будут подходить к тренерам и просить больше времени уделять отработке большинства. Может, только так в подобной ситуации и должно быть.

    На улице Михайлов подошел к своему вратарю Максиму Соколову, припомнив, что победную шайбу ЦСКА забросил в ближнюю девятку.

    – Твоя задача – не пропустить в ближний, – говорил Михайлов голкиперу, который провел, в целом, сильный и вдохновенный матч. – Если забивают в ближний – виноват только вратарь!

    – Сюда, – показал Соколов у себя над левым плечом, – намного сложнее попасть, чем между щитков, допустим.

    – Если ты следишь за хоккейной историей, – наседал Борис Петрович, – то знаешь, что Счастливый всегда бросает по девяткам.

    – Согласен. Я этого не учитывал.

    – Ну так прижмись к штанге. В дальний забили – ты не виноват. Между ног – ну, это несчастье.

    – Я взял вину на себя, – спокойно сказал Максим, и Михайлов ушел. До того, как пришел Михайлов, он как раз объяснял – почему пропустил эту шайбу: «Я пропустил точку отрыва шайбы. Вдобавок немного неправильно расположился в воротах. Но был уверен, что он не попадет оттуда».

    «Расторможенный – есть такой медицинский термин, когда человек не совсем уравновешен»

    С Соколовым мы говорили о том, что «Металлургу» было бы намного легче в игре с ЦСКА, обыграй армейцы двумя днями ранее «Амур». Говорили и об эпизоде с травмой Орлова.

    – Они жестко играли – и временами за гранью этой жесткости.

    Хоккей, эмоции – понять можно. Но прежде всего надо уважать здоровье таких же ребят, как ты, у которых есть семьи. Ну, Ханнула он сам по себе немножечко расторможенный хоккеист.

    – Как вы сказали?

    – Расторможенный – есть такой медицинский термин, когда человек не совсем уравновешен. В принципе, Ханнула всегда играет в силовой хоккей. А сегодня я впервые увидел, что он сыграл грязно.

    Капитан ЦСКА Вадим Епанчинцев до этого дал понять, что прием Ханнулы ему увиделся проведенным по правилам.

    – Но чтобы утверждать, надо посмотреть повтор, – особо отмечал Вадим, – а я пока не смотрел.

    Но это все не так уж и важно. Главное – Орлов в сознании. Пусть и в больнице.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы