Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Виталий Вишневский: «Брашир попал, но нос не сломал»

    Защитник сборной России и ярославского «Локомотива» Виталий Вишневский котировался за океаном высоко, тем удивительнее его возвращение в Россию. Корреспондент Sports.ru потратил два часа на беседу с Вишневским, но так и не смог выяснить, почему он играет в КХЛ. Зато сумел узнать, что футбол и хоккей Виталию больше по душе, чем бои без правил.

    Виталий Вишневский: «Брашир попал, но нос не сломал»
    Виталий Вишневский: «Брашир попал, но нос не сломал»

    Возвращение по личным мотивам

    – Долго размышляли, стоит ли возвращаться?

    – Нет. Решение было принято летом, в течение трех недель. Вообще всеми вопросами занимался мой агент, а я только тренировался и отдыхал.

    – Но ведь вы решили вернуться в Россию, а не агент. На чем основывался ваш выбор?

    – Это было совместное решение. Мы с клубом решили расстаться.

    – Почему?

    – Есть личные мотивы.

    «Не считаю, что возвращение в Россию – это шаг назад»

    – Не сработались с кем-то?

    – Были некоторые моменты.

    – Вижу, говорить вы не хотите. Хотя уехать из Америки – весьма серьезное решение.

    – Могу только повторить, что агент рассказал мне о предложении Ярославля, а я согласился. Не считаю, что возвращение в Россию – это шаг назад. Здесь сильная лига, можно добавить в мастерстве. А в НХЛ всегда можно вернуться. Только надо четко понимать, на каких условиях тебя приглашают, и в какой роли видят. Каждый хоккеист хочет играть много, на лучших позициях.

    – Говорят, что в НХЛ сейчас очень настороженное отношение к русским. Это так?

    – Я этого не заметил по отношению к себе. Все зависит от игры, как мне кажется.

    – Вы можете вернуться?

    – Пока у меня контракт с «Локомотивом» на два года. Но я не исключаю такой возможности.

    Останусь в Америке

    – Друзья в Америке остались?

    – Да. В основном, среди хоккеистов. Впрочем, у меня дом в Калифорнии и там много добрых знакомых.

    – Калифорния считается местом, где хотели бы жить все.

    – Согласен. Это очень красивое место. Каждое лето езжу туда с семьей. Ко мне приезжают друзья, родственники. И каждый очень доволен, не хочет возвращаться.

    – Вы в каком местечке живете?

    – Между Сан-Диего и Лос-Анджелесом. 45 минут до любого города.

    «После окончания карьеры буду жить в Америке. Мне там климат очень нравится»

    – Рядом с океаном?

    – Да.

    – Акул видели?

    – Нет, к счастью. И, надеюсь, никогда не увижу.

    – После окончания карьеры где будете жить?

    – В Америке. Мне там очень климат нравится. Всегда тепло.

    Бои без правил слишком жестоки

    – В Лос-Анджелесе звезд встречали?

    – Нет. Когда играешь, не до этого, все время думаешь о хоккее.

    – На «Анахайм» наверняка приходили какие-то знаменитости.

    – Приходили, конечно. Но я к ним равнодушен. Не смотрел, кто там пришел, зачем. Там же звезд много, они на каждом шагу встречаются. И просто уже не обращаешь внимания.

    – Некоторые в раздевалку приходят.

    – В основном к нам приходили спортсмены. Бойцы без правил. Сейчас этот вид спорта очень популярен в Америке.

    «Знаменитости там на каждом шагу встречаются. На них уже не обращаешь внимания»

    – Это ведь были настоящие бойцы, а не шоумены из рестлинга?

    – Да-да, самые настоящие. Те, кто дерется в клетках. Недавно вот из Белоруссии парень приезжал. Знакомимся, общаемся.

    – Как вам этот вид спорта?

    – Мне больше нравится футбол или хоккей, чем это. Не люблю кровавые виды спорта.

    – Но сходили хотя бы посмотреть?

    – Нет, ни разу. Не вижу смысла драться до крови.

    Теперь тафгаи играть умеют

    – Но к дракам на льду вы, наверное, относитесь спокойнее?

    – Это иногда неизбежно. Никто не хочет уступать, идет борьба и происходит всплеск эмоций. А когда тренируешься ради того, чтобы избить соперника... Нет, это не мое.

    – Вы же тоже стараетесь кого-то победить.

    – Но это все-таки отличается от боев без правил. У нас меньше грубости, мы не хотим нанести травмы, хоккеисты уважают соперника.

    – Бойцы без правил тоже обнимаются после окончания схватки.

    – Да, это же бизнес. В конце концов, это спорт.

    – Но согласны, что это смелые ребята?

    – Не то слово. Но мне больше нравится бокс, чем бои без правил. Это более культурное единоборство.

    – В АХЛ есть бойцы, которое в свободное время тоже заходят в клетку и бьют соперников. У них есть будущее?

    – Не знаю, но все-таки, в конце концов, ты должен уметь стоять на коньках, играть. Без этого нельзя. В последнее время все тафгаи умеют играть в хоккей. Прошли уже те времена, когда люди просто дрались. Сейчас они многое умеют. Возьмите Брашира или Ларака. Они могут забить.

    «Когда тренируешься ради того, чтобы избить соперника... Нет, это не мое»

    – Значит, вы не удивлены резвостью Криса Саймона в «Витязе»?

    – Абсолютно. У него уже был очень сильный сезон в «Вашингтоне». Это солидный хоккеист.

    – Вы же тоже иногда скидывали перчатки.

    – Было дело. Самый памятный бой – как раз против Брашира.

    – Ого.

    – Правда, написали, что он мне нос сломал, но это неправда.

    – Не попал что ли ни разу?

    – Почему же? Попал, но нос не ломал. Было обидно, когда такое написали в российской прессе.

    После России мне все в Америке нравилось

    – Всегда интересовал вопрос, почему в перерывах вратари не дают интервью журналистам? Любой полевой игрок может остановиться перед камерой и дать комментарий, но только не голкипер.

    – Так это ведь единственный участник матча, который играет все 60 минут без замен. Ему надо силы экономить. Но голкиперы нормальные ребята. Я знаком с двумя классными вратарями – Жаном-Себастьяном Жигером и Мартином Бродером. Это отличные парни, никаких странностей я в их поведении не заметил.

    – Было ли что-то такое, к чему вы в Америке не привыкли?

    – Нет, ко всему привык. Мне все нравилось.

    – И к еде?

    – Я очень хорошо готовлю барбекю. А бургеры необязательно есть. Я вот вообще не люблю фаст-фуд, мне дома жена хорошо готовит.

    «Не люблю фаст-фуд, мне дома жена хорошо готовит»

    – Если вам все нравится в Америке, значит, что-то не нравится в России. У нас много различий.

    – Мне и тут все нравится. За последние десять лет произошло существенное изменение в лучшую сторону. Теперь есть все условия для работы.

    – Но зрители не ходят на хоккей. На некоторых матчах чемпионата народу меньше, чем на тренировках клубов НХЛ.

    – У нас на тренировки вообще никто не приходил. Это, вероятно, где-нибудь в Канаде большой ажиотаж.

    – В Анахайме из-за климата не ходят, наверное.

    – Я поиграл не только в «Анахайме», но и в «Нэшвилле», «Нью-Джерси». Тренировочные катки очень маленькие, там зрители и не предусмотрены.

    – Какая арена вам нравится больше всего?

    – В «Анахайме», где я начинал.

    – А худшая арена?

    – После России мне нравились абсолютно все.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы