Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Денис Баев: «С какой руки бьет Саймон – мне неинтересно»

    Новичок московского «Спартака» защитник Денис Баев в интервью Sports.ru рассказал, как и почему уходил из «Трактора», придумал, что скажет при встрече Александру Степанову, и выразил полное безразличие к тому, как дерется новый тафгай «Витязя».

    Денис Баев: «С какой руки бьет Саймон – мне неинтересно»
    Денис Баев: «С какой руки бьет Саймон – мне неинтересно»

    - Денис, прокомментируйте свой переход. Главный тренер «Трактора» Андрей Назаров сказал «Спорт-Экспрессу», что вы изучали труды античных философов и вычитали там приказ перейти в «Спартак».

    – Ну, у Андрея Викторовича своеобразный юмор. Нет, на самом деле решение принял не сразу. С женой долго взвешивали за и против. В итоге пришли к тому, что нам лучше перейти в «Спартак».

    «Назаров мне сразу сказал: «Если найдешь что-то лучше – отпустим без проблем, это жизнь»

    - Когда из клуба уходит молодой хоккеист, который сделал себе имя в этом самом клубе, его обычно пытаются удержать словами: мы из тебя сделали игрока, ты нам обязан... У вас обошлось без этого?

    – Такого не было. У меня состоялся всего один разговор с Назаровым и директором клуба Валицким, в ходе которого они сделали мне предложение. Андрей Викторович мне сразу сказал: «Если найдешь что-то лучше – отпустим без проблем, это жизнь». Я считаю, он поступил очень порядочно.

    - Вы ожидали, что так легко отпустят?

    – По отношению к себе – да, я ожидал этого.

    - Неприлично спрашивать, сколько вы точно получали раньше и сколько получаете сейчас. Поэтому обрисуйте хотя бы – вы много выиграли в финансах от переезда в Москву?

    – Я отвечу так – если бы «Спартак» предложил незначительно больше «Трактора», то я остался бы в Челябинске.

    - То есть – «Трактор» на вас сэкономил?

    – Да нельзя так сказать. Я связываю это с тем, что клуб приобрел много высокооплачиваемых игроков. И, может, они более интересны для команды, чем, допустим, я. Это нормально.

    - С Назаровым сейчас общаетесь?

    – Сейчас нет. Не поддерживаем отношения.

    - Из-за вашего ухода?

    – Нет-нет, ни в коем случае. Я думаю, если где-то встретимся, то обязательно обменяемся парой слов.

    - Вы не считаете, что поменяли шило на мыло – в плане задач, которые перед командами ставят? «Спартак»-то тоже на медали не нацеливается.

    – Нет, я уверен, что «Спартак» сейчас поамбициознее «Трактора». У нас много молодых ребят, которых пока мало кто знает, – и свое первое слово в хоккее они скажут в этом сезоне.

    - С кем вас в паре сейчас наигрывают?

    – С Владимиром Логиновым. Две недели сборов в Чехии плюс здесь несколько тренировок – ну, в принципе, сыгрываемся постепенно. Володя – он более созидающего плана защитник. Он начинает атаки, а я немножко больше сосредоточен на черновой работе сзади. Мне это нравится. Я считаю, у нас есть шанс играть вместе и дальше.

    - Денис, на вас повесили ярлык тафгая. Не стесняет это?

    – Нет, абсолютно не заморачиваюсь. Это мнение тех, кто пишет, – пусть высказывают. Иногда это даже интересно читать. В общем, кому удобно так называть – пусть называют. Когда меня об этом спрашивают, я отвечаю, что никаким тафгаем себя не считаю, но готов сбросить перчатки, если надо постоять за честь команды.

    - Вам удобнее было бы, если б за драку давали пять минут, а не двадцать пять?

    – Я думаю, было бы удобно не только мне – всем. Знаю, что многие ребята не идут на конфликт только из-за того, что боятся матч-штрафа, санкций со стороны клуба. Это ведь влечет непопадание в состав на следующий матч. Если бы давали пять минут – это многим развязало бы руки.

    - Вам не кажется, что в хоккее все больше от дайвинга? Ныряльщиков-то уйма развелось.

    – У меня есть свое мнение – и я его выскажу. Вот пытались ужесточить трактовку правил насчет подножек, тычков, зацепов. Но, на мой взгляд, принципиально-то ничего не изменилось. Если поначалу еще как-то свистели за это более-менее строго, то потом сошло на нет – и дальше по старинке. Я считаю, что надо отслеживать и карать именно эти моменты, потому что все это хоккейная грязь. А чистая жесткая силовая борьба – это одна из главных составляющих хоккея, которая повышает накал борьбы. Другое дело – когда человек умышленно наносит травму, да? Тут надо равняться на НХЛ. Там и зарплаты лишают за такое, и дисквалификацию впаивают. Это правильно.

    - Один из таких, которого и зарплаты лишали, и тридцать матчей дисквалификации давали, сейчас в «Витязе» – его Крисом Саймоном зовут. Вы же знаете, сейчас всех вратарей в суперлиге спрашивают про Эмери, всех больших полевых – про Саймона. Вы уже в курсе, с какой руки он бьет?

    – Абсолютно не отслеживал. С какой руки он бьет – мне это, честно говоря, не совсем интересно. Знаю, что он человек авторитетный – именно в качестве тафгая. Еще раз повторю: если придется сбросить перчатки – мне не важно будет, Саймон передо мной или кто-то другой.

    - Если с Александром Степановым встретитесь сейчас, что ему скажете?

    – На льду или на улице?

    - На улице.

    – Скажу: «Привет, Саша, как дела?»

    - А на льду?

    – Скажу то же самое, только после матча.

    - Вы уж извините за въедливость, но что вы скажете во время матча? Плана возмездия нет?

    – Давайте я это без комментариев оставлю. Сезон покажет.

    «При встрече скажу Степанову: «Привет, Саша, как дела?»

    - Прошлый сезон у вас насыщенным получился. О вас много писали, говорили. Вы таким же остались?

    – Стопроцентно таким же. А то, что пишут и говорят, – это дело людей, которые этим заняты. Значит, я им интересен.

    - Но о вас писали чушь после той драки, помните? Тоже спокойно восприняли?

    – Да, было неприятно. Но у меня есть очень хороший знакомый журналист Игорь Золотарев, к которому я сразу обратился и все объяснил. Он меня поддержал – и появилось опровержение в «Спорт-Экспрессе». Кто-то из журналистов перегнул палку, конечно, описывая эту историю. Я не за себя переживал – за свою семью. Они очень болезненно это восприняли. Писали про ножевое ранение, хотя была обычная бытовая драка возле клуба – и там было за что подраться, на самом деле. Все, что вышло в печать сразу после потасовки, надо делить на два.

    - А на автора заметки не пытались выйти?

    – Честно говоря, пытался. Я забыл уже фамилию. Я звонил этому человеку, но так и не удалось выйти на связь. Он трубку не брал сначала, а потом мне сказали, что такого вообще по этому номеру нет. Да и ладно, забыли уже.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы