Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Рожденный в СССР

    Присоединившийся в Квебеке к сборной России Сергей Федоров последний раз выступал на чемпионате мира 18 лет назад – в Берне, почтив своим присутствием лишь Кубок мира-96 и две Олимпиады – в Нагано и Солт-Лейк-Сити. Отследив историю взаимоотношений Федорова со сборной, Sports.ru освежил в памяти, как знаменитый центрфорвард аргументировал свои отказы и чем оборачивались его редкие приезды в расположение национальной команды.

    Рожденный в СССР
    Рожденный в СССР

    Впервые с тех пор, как самолет владельца «Ред Уингс» Майка Илича высадил Федорова в детройтском аэропорту, Сергей согласился сыграть за сборную на Кубке мира-96. На том турнире наша сборная победила лишь в двух матчах из пяти, а в полуфинале была деклассированна американцами – 2:5. Тренерский штаб – Борис Михайлов, Сергей Макаров и Евгений Зимин – был сформирован за пару недель до старта Кубка – как только стало известно о тяжелой болезни Игоря Дмитриева. Кандидатуры наставников утверждались в ходе переговоров президента ФХР Валентина Сыча и харизматических лидеров сборной – Федорова, Фетисова, Ларионова и Могильного.

    «Тогда были недоразумения, которых не должно происходить в профессиональной команде. Убежден: то, что происходит вне льда, способно разрушить сборную, какой бы сильной она ни была» (февраль-2002).

    А вот на японскую Олимпиаду, в которой наконец-то смогли принять участие энхаэловцы, Федоров угодил довольно спонтанно. Тяжелую травму получил Алексей Ковалев и руководство сборной изначально собиралось заменить его Андреем Николишиным. Однако главный тренер той команды Владимир Юрзинов настоял на приглашении Федорова (единственного россиянина и первого европейца, удостоенного Hart Memorial Trophy), закрыв глаза на то, что из-за контрактной войны с «Детройтом» Сергей на протяжении полугода был лишен игровой практики.

    «Я получил ни с чем не сравнимое удовольствие и опыт, выступая в Нагано»

    «Я получил ни с чем не сравнимое удовольствие и опыт, выступая в Нагано. В команде была отличная атмосфера, все ребята понимали, зачем туда приехали, и к делу относились очень профессионально. К сожалению, в финале с чехами нам не хватило обыкновенного счастья» (декабрь-2000).

    «Считаю, что в Нагано выглядел отлично и помог команде, насколько мог, хотя выступал не на обычном месте. Тем не менее у тренеров претензий ко мне не было, а Владимир Владимирович Юрзинов на заключительном банкете признался, что такой хорошей игры от меня не ожидал» (февраль-2002).

    Россияне завоевали серебро, однако призовых не получили:

    «Подробностей так и не знаю, да после второго места никто об этом разговора и не вел. Я тоже думал, что в таком вопросе игрок не должен проявлять инициативу. Мы сделали все, что могли. То, что другая сторона своей части работы не выполнила, лишний раз доказывает невозможность диалога. Как обычно. И дело, как вы понимаете, не в деньгах, а в том, что серьезные люди должны выполнять взятые на себя обязательства» (февраль-2002).

    Участие Федорова в Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити долгое время оставалось под вопросом. Продолжительное время Сергей колебался и в марте 2001-го отказался войти в формировавшийся Борисом Михайловым октет «неприкасаемых», однако в последний момент все же дал согласие на поездку в США – правда, к тому моменту во главе сборной стоял уже Вячеслав Фетисов.

    «Помимо того, что я буду играть за свою страну, хочу помочь персонально Вячеславу Фетисову и Игорю Ларионову. С Федерацией хоккея России у меня, как известно, отношения сложились очень натянутые. То, что дело там в лучшую сторону так и не сдвинулось, подтверждают интервью некоторых наших молодых хоккеистов, выигравших в прошлом году юниорский чемпионат мира. Как и в годы моих выступлений за молодежку, часть ребят не получила обещанного вознаграждения за золотые медали, и меня это, если честно, не удивляет. Делового разговора между федерацией и игроками НХЛ (а как теперь выясняется, и с молодыми хоккеистами) не получается, а потому в Солт-Лейк-Сити я буду выступать за команду России и Фетисова, но не ФХР» (февраль-2002).

    «У меня были травмы, которым я не видел конца и края»

    О причине долгих раздумий:

    «У меня были травмы, которым я не видел конца и края, хотя через силу продолжал играть. А на такой турнир, как Олимпиада, нужно приезжать готовым на сто процентов: там ты не контракт отрабатываешь, а защищаешь честь страны. Потому и колебался, пока травмы наконец не зажили. При этом я всегда говорил, что решение вопроса – играть или нет на Олимпиаде – дело одного-двух дней: достаточно выяснить все интересующие меня вопросы у Вячеслава. Так и получилось. Я спросил, получил ли Фетисов все права, которыми должен обладать генеральный менеджер команды. Услышал положительный ответ – и все для себя решил» (февраль-2002).

    В Солт-Лейк-Сити россияне завоевали бронзу, а Федоров провел турнир в тройке с Ильей Ковальчуком и Сергеем Самсоновым, хотя первоначально Фетисов планировал отправить его на правый край тройки Игоря Ларионова. В спецбригаде большинства Сергей, как и в Нагано, действовал в защите – в 2002-м его напарником стал Олег Твердовский.

    В июле 2003-го в нашей сборной случилась дежурная тренерская перестановка (Владимира Плющева сменил Виктор Тихонов), а в Северной Америке исчезли последние сомнения в неизбежности локаута.

    «В 2004 году из-за локаута сезона в НХЛ не будет, а я очень хочу играть в хоккей. Кубок мира может стать для меня возможностью заниматься любимым делом, поэтому если я буду нужен, я сыграю за сборную на этом турнире» (июль-2003).

    В феврале 2004-го, за пару месяцев до старта чемпионата мира в Чехии, Федоров весьма неожиданно заикнулся о своей возможной поездке на турнир, а заодно и ознакомил со своими условиями.

    «Если 4 апреля – в день окончания регулярного чемпионата – сезон для моего клуба действительно завершится, то вопрос о поездке в национальную команду я буду рассматривать самым серьезным образом. При этом хотел бы отправиться в Чехию со своим младшим братом Федором, выступающим за «Ванкувер». Ему в его возрасте очень важно поиграть на европейской арене, вспомнить европейский хоккей».

    Однако ни на чемпионате, ни на Кубке мира 2004 года Сергей так и не сыграл, сославшись на несколько второстепенных травм и нестопроцентную готовность.

    «Сергей не раз говорил в прессе: у него хронические повреждения локтя и паха, – пояснил Виктор Федоров. – По большому счету прошлый сезон он доиграл на уколах. Насколько знаю, травмы эти серьезные и беспокоят его из года в год. Сами понимаете, в подобном состоянии ехать на столь тяжелый турнир просто глупо. . . Выступать за сборную – большая честь, и Сергей практически никогда не отказывался от приглашений в нее. Но он настоящий профессионал и понимает, что ехать в национальную команду надо только тогда, когда чувствуешь себя полностью готовым. Парень заработал себе имя в хоккее и не может прибыть в сборную раскладным, просто для того, чтобы сыграть, что себе позволяют некоторые наши энхаэловцы».

    «Сказал, что Хотел бы видеть своего брата в сборной, потому что он хороший игрок, может помочь»

    С приближением туринской Олимпиады североамериканский резидент российской сборной Сергей Немчинов приступил к активной вербовке энхаэловцев:

    «Сергей (Немчинов) звонил, рассказывал о новом руководстве команды, говорил, что в команде хотели бы видеть нас с братом Федором. Но я хочу, чтобы люди знали правду. Об энхаэловцах много пишут, скажем так, не совсем позитивно. Не надо никаких недомолвок. Не собираюсь «темнить». Но, на мой взгляд, некоторые люди хотели бы привнести негатив, чтобы в нашей сборной опять была неразбериха. Сказал Сергею, что подумаю. Что хотел бы видеть своего брата в сборной, потому что он хороший игрок, может помочь. Сказал, что хочу знать состав. Тренерский состав я теперь знаю, но интересно, кто из ребят точно поедет. Сборов у нас не было, никто ничего не объявляет. Канадцы и американцы уже собирались, а у нас как обычно все делается в последний момент. Ну что ж, мы с листа умеем играть» (октябрь-2005).

    Закончилось все довольно банально:

    «Я был бы рад представлять свою страну в Турине, но, боюсь, должен сосредоточиться на выступлении за «Коламбус». Весь сезон меня мучила травма паха, и мне не стоит отходить от рабочего графика в НХЛ, чтобы оставаться полностью здоровым. Не верю, что мое участие в таком интенсивном краткосрочном турнире, как Олимпиада, хорошо скажется на моем самочувствии» (декабрь-2005).

    Ветер перемен, расшатавший позиции Александра Стеблина и вознесший в ранг президента ФХР Владислава Третьяка, подарил надежду на потепление отношений Федорова со сборной России. На исходе лета 2006-го новоизбранный глава федерации собрал в Чикаго десяток энхаэловцев, среди которых оказался и 36-летний центрфорвард. Суть сбора заключалась не столько в тренировках, в проведении которых Третьяку подсоблял отец Сергея – Виктор, сколько в обстоятельных беседах в режиме тет-а-тет. В ходе них глава ФХР пытался заручиться согласием авторитетных энхаэловцев на участие в домашнем чемпионате мира. Сложилось впечатление, что Федоров внял аргументам Владислава Александровича:

    «Раз приехал на сбор, значит готов сыграть на чемпионате мира. Вообще-то желание у меня было всегда, просто из-за, мягко говоря, неразберихи и непонимания сторон многие хоккеисты, игравшие в НХЛ, не хотели со всем этим связываться. Не сказал бы, что сейчас есть «разбериха», но неразберихи тоже нет. Начался новый процесс, пришли люди, игравшие в хоккей на высочайшем уровне, прекрасно его понимающие. Надеюсь, что это новый виток» (август-2006).

    Однако не прошло и полугода, как Виктор Федоров раскрыл некоторые обстоятельства приватной беседы своего сына с Третьяком и заволок «московские» перспективы Сергея беспросветным туманом:

    «Полагаю, что Сергей не приедет на чемпионат мира в Москве. Он хотел сыграть в сборной на родине вместе с братом, но тому и в «Локомотиве» не дают играть» (январь-2007).

    После матча «Коламбус» – «Эдмонтон» Сергей Федоров был немногословен, но доходчив – стало ясно, что в Москве его можно не ждать:

    «Про чемпионат мира мне сказать нечего. Не знаю, что это такое, не знаю, когда он будет, где он будет. Для меня самое главное сейчас – следующий матч, в пятницу. Все, ладно. Хватит заниматься ерундой» (февраль-2007).

    Впрочем, Вячеслав Быков обижаться на Федорова не стал:

    «Да, последние шесть лет я не выступал за национальную команду, но были какие-то обстоятельства»

    «Знаете, я его понимаю. Хоть мы все и говорим, что занимаемся любимым делом и являемся профессионалами, хоккей все равно остается адским трудом, который дается запредельным напряжением и выкладкой. Сергей – настоящий профессионал до мозга костей, он готовится к каждому матчу, и я могу понять, что сегодня разговоры на эту тему могут его раздражать».

    Однако ж все хорошо, что хорошо кончается: в апреле 2008-го Сергей Федоров полон решимости принять участие в чемпионате мира.

    «Да, последние шесть лет я не выступал за национальную команду, но были какие-то обстоятельства. То забастовка в лиге, то что-нибудь еще. А сейчас представилась отличная возможность. Знаю Вячеслава Быкова, играл с ним. Был тогда в подающих надежды. В общем, сложились нормальные условия для того, чтобы приехать и чем-то помочь команде».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы