Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Так и в «дурку» легко попасть»

    Победные эмоции Александра Пережогина, беспокойство о здоровье Алексея Терещенко, а также признания Зинэутлы Билялетдинова и грустные глаза Александра Степанова – в репортаже Sports.ru о заключительном матче полуфинальной серии плей-офф между «Салаватом Юлаевым» и «Ак Барсом».

    «Так и в «дурку» легко попасть»
    «Так и в «дурку» легко попасть»

    Что там скажут сухие цифры и факты? Да, на 28-й секунде овертайма Алексей Терещенко вошел в зону казанцев и бросил, а Роберт Эш пропустил. Да, у Александра Еременко был взгляд человека, у которого в жизни случилась трагедия, когда за две минуты до конца третьего периода он не среагировал на бросок Евгения Медведева. Это все действительно происходило, но описать в красках подобное невозможно, слов еще не выдумано. Лучше все это было видеть, хотя бы по телевизору. Счастливчики те, кто был на этой игре. Неудивительно, что на лед на этот раз не полетели никакие посторонние предметы. В кого бросать-то, когда оба коллектива отдали все?

    Александр Пережогин – человек, который самые искренние слова говорит без направленного на него диктофона.

    - Вся команда боролась, полностью выкладывалась, потому к нам и пришел успех, – рассказывает он журналистам. Но стоит тем отвернуться, появляется иной Александр.

    «Слушай, вся страна ведь смотрела игру. Это был классный матч. Я так счастлив»

    - Я сижу, думаю, ну как же так может быть, – восклицает форвард. – Ведь совсем немного осталось. Когда же этот хоккей кончится-то, а? И тут гол. Слушай, вся страна ведь смотрела игру. Это был классный матч. Я так счастлив.

    А утром Саша был немного грустным.

    - Да, я читал, что Сергей Михалев сказал, – признавался он. – Мол, поругать меня надо, чтобы я забивал.

    - Мы мягко пожурили, Александр.

    - Но ведь ты понимаешь все? Мы же побеждаем. Какая разница, кто забивает и отдает?

    Успокоили тем, что никто и не вспомнит о его статистике, если башкирский клуб выйдет в финал.

    Александр Еременко выходит из раздевалки и попадает в объятия уфимских товарищей в строгих костюмах.

    - Терещенко вроде бы не сломали, – смеется он. – Прошкин сказал: хватит прыгать, иначе он задохнется. Все и остановились.

    Кстати, примета, по которой от настроения вратаря сборной России зависит то, как он сыграет, снова сработала. Саша, выходя из автобуса за два часа до матча, улыбался и приветливо кивал окружающим.

    Генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Олег Гросс стоит возле автобуса и на вид он совершенно спокоен. Только вот глаза слезятся, да руки дрожат.

    - И на нашей улице бывает праздник, – сообщил он так, словно кто-то сомневался в этом.

    - Ты вот ни за кого не болел, – травмированный Владимир Воробьев ездит с командой на все матчи. – А так ведь и в «дурку» легко попасть от интриги. Просто с ума сойдешь. Виноват ли Эш? Да черт тут знает. Всякое бывает.

    К Владимиру подходит человек и что-то шепчет на ухо.

    - Ничего себе, – громко изумляется Владимир. – Говорят, что я уже на тренерскую работу перехожу.

    - Удобно, кстати, – отмечают товарищи. – Скажешь, что «Салават» в финал вывел.

    - Ну, нет, – протестует хоккеист. – Еще год я буду играть.

    Кирилл Кольцов с кем-то долго беседует, а потом удивленно смотрит на человека, который сообщает, что с таким защитником на чемпионат мира в Канаду ехать не страшно.

    - Вопрос по сборной для меня закрыт, – Кольцов тверд. – Пока он тренировать будет, я туда не поеду.

    Вот это называется ложкой дегтя в общехоккейный праздник.

    Возле раздевалки «Ак Барса» тишина. Подходить к хоккеистам и тренерам, честно говоря, страшновато.

    «Вопрос по сборной для меня закрыт. Пока он тренировать будет, я туда не поеду»

    - Нет, только не сегодня интервью, – практически умоляет Данис Зарипов. – Давайте, позже. В Москве, например. Или позвоните через два дня.

    Зинэтула Билялетдинов находит в себе силы сказать пару слов.

    - Останусь ли я в команде, пока неизвестно, – удивляет он. – Это руководство решит. Но у меня еще действующий контракт.

    - Учитывая, как складывался для вас турнир, четвертое место не самый худший результат.

    - Мы способны на большее.

    - А что же все-таки с Алексеем Морозовым?

    - Эта тройка сыграла не так, как я рассчитывал.

    Впрочем, на улице хоккеисты чуть оттаивают. Там человек двадцать поклонников, с каждым надо сфотографироваться, каждому дать автограф. Александр Степанов с честью проходит это испытание.

    - Конечно, шок, – признается он с таким взглядом, что даже Александр Еременко после третьей шайбы на его фоне просто весельчак. – Ведь возили их, возили.

    - Эш виноват?

    - Мы одна команда.

    Денис Архипов тоже говорит с трудом.

    - И все-таки думаю, что игры «Салавата Юлаева» и «Локомотива» будут менее веселыми, – заключает он.

    Эти слова будет трудно оспорить.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы