Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Не Велика потеря

    Добровольная отставка с поста главного тренера «Финикса» Уэйна Гретцки добавила сидящему на чемоданах клубу лишней головной боли. О четырех сезонах, проведенных Великим в Аризоне и причинах отставки, – в материале Sports.ru.

    Не  Велика потеря
    Не Велика потеря

    Сообщение об уходе Гретцки с поста коуча «Финикса» новостью именуется с большой натяжкой. Оба оставшихся в строю претендента на «койотов» (Джим Болсилли с канадским вариантом и сама НХЛ с «оставим все, как есть») за последний месяц успели не раз публично заявить о том, что не видят Уэйна в качестве тренера команды. Да и грандиозный годовой оклад в 8,5 миллионов долларов мог вызвать в перманентно пребывающем в состоянии финансового краха «Финиксе» исключительно косые взгляды. Сомнений в скором расставании тренера и клуба с каждым днем становилось все меньше. Даже наиболее твердые из сомневавшихся уверовали в предрешенность судьбы Гретцки после того, как тренер не почтил своим вниманием стартовавший тренировочный лагерь «койотов» (все это время им руководил его помощник Ульф Самуэльссон).

    Даже наиболее твердые из сомневавшихся уверовали в предрешенность судьбы Гретцки после того, как тренер не почтил своим вниманием стартовавший тренировочный лагерь «койотов»

    Что же заставило всех, кого в этом мире еще интересует судьба «Финикса», разувериться в профпригодности Гретцки? Сухим итогом четырехлетнего сотрудничества клуба и тренера стали два пятых, а затем два четвертых места в Тихоокеанском дивизионе. Любители арифметических закономерностей конечно могут заметить, что следующим шагом должны были стать два третьих места, а там и до победы в дивизионе недалеко, но в подобный расклад верилось и верится с трудом. Более того, на традиционно плотном до последнего игрового дня Западе «Финикс» Гретцки регулярно оказывался отцеплен от какой бы то ни было борьбы задолго до финиша. Ближе всего к заветной цели «койоты» были в 2008-м, когда с приходом в команду уже по ходу сезона Ильи Брызгалова как будто бы неожиданно для самих себя обрели способность выигрывать много и подряд. Но, прошел какой-нибудь месяц-полтора, и исторический по нынешним временам шанс был загублен. Команда откатилась на привычные позиции и вскоре целиком была поглощена обдумыванием планов на летние отпуска.

    При упоминании о «Финиксе» последних лет в памяти чаще всего всплывает что-то такое плюшевое. Почти никогда не отыгрывающее дефицит в две-три шайбы, зато само с радостью позволяющее соперникам проделывать подобное. А уж такие нелицеприятные характеристики это точно по адресу тренерского штаба и, в первую голову, самого Гретцки. Команда в большей части матчей играла, когда хотела, а точнее – когда с ходу получалось. Если же игра не шла, то и пересиливанием себя игроки утруждались не слишком. Что может красноречивее судить об ослабленности хватки пресловутой «тренерской руки»?

    При упоминании о «Финиксе» последних лет в памяти чаще всего всплывает что-то такое плюшевое

    Не сказать, что собранные в «Финиксе» в последние сезоны игроки были совсем уж безнадежны. Спору нет, заманить в аризонскую пустыню стоящего мастера в расцвете сил ничуть не легче, чем, например, в не слишком привечаемый игроками Эдмонтон. Но и в подобных условиях в составе «койотов» хватало крепких игроков средней руки, при должном обращении способных выдавать должную игру и статистические показатели. Проблема в том, что, пробыв некоторое время в Аризоне, большая их часть впадала в некий благостный летаргический сон. Сродни тому, в котором все последние годы пребывает некогда по-настоящему элитный оборонец Джовановски. Мрачных красок безрадостной для южан картине добавляют и живописные примеры «возвращения к жизни». Стоило основательно подкошенной «синдромом Джовановски» сладкой парочке Бойнтон – Баллард перебраться во Флориду, как их игра вдруг снова стала напоминать те образцы, за которые обоих еще пару-тройку лет назад считали вполне стоящими защитниками. Примеров обратных, когда пребывание в «Финиксе» позволяло игроку не то что приумножить, но хотя бы сохранить наработанное прежде, единицы. На память с ходу приходит один только Шэйн Доун. Но он был в команде еще до ее рождения (Доун – выбор на драфте еще «Виннипега») и последние годы, похоже, питается исключительно энергией от ощущения себя в качестве того самого “franchise player”. Пускай, и франчайз-то совсем никудышный.

    Не сказать, что собранные в «Финиксе» в последние сезоны игроки были совсем уж безнадежны

    Отдельный упрек в спину уходящему Гретцки – неловкое обращение с весьма неплохим набором молодых игроков, имеющимся в распоряжении «койотов». При всех проблемах «Финикса» способность примечать юные таланты пока еще не покинула клубных скаутов. Только в последнем сезоне Гретцки поднял в главную команду целую россыпь неограненных алмазов, но, похоже, сам не вполне разобрался, что же с ней делать. Почти одновременно был призваны под знамена основного состава Бедкер, Террис, Тихонов, Мюллер, Ганзал – и это только из числа выбранных в первом раунде драфта! Талантов же менее статусных и раскрученных, вроде Лисина и Йэндла, в команде также хватало. Да, Бедкер, Мюллер и Ганзал провели сносный сезон, но аттестовать интеграцию молодых игроков в команду удачной выходит едва ли. Не то место, не то время – по отношению к большей части аризонской молодежи тренерский штаб как будто специально делал все, чтобы не дать ей раскрыться в должную силу.

    Великие игроки обладают шансами на провал в постигроцкой жизни ничуть не меньшими, чем простые смертные – от присущей такому утверждению банальности актуальности оно не теряет. Тренерская эпопея Уэйна Гретцки еще пару лет назад смотрелась лишенной смысла и энергии для дальнейшего продолжения. Тем не менее, не случись в клубе нынешних финансовых неурядиц, Гретцки вполне мог бы продержаться у руля «койотов» еще один-два сезона. Но судьба распорядилась иначе, и не похоже, чтобы кто-то, кроме персональных поклонников Уэйна, об этом сильно пожалел.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы