Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Хочу услышать: «С передач Барбашева и Барбашева гол забил Барбашев». Как отказать скауту НХЛ из-за встречи с семьей

    Проспект «Сент-Луиса» и один из лучших нападающих лиги Квебека рассказал Sports.ru о семейной жизни в Канаде, разнице между статуэтками и айфоном и методах работы Брагина.

    МЧМ, Брагин

    - На последнем молодежном чемпионате мира наша сборная уступила в финале канадцам. Однако, судя по фотографиям из раздевалки сразу после матча, серебром все остались довольны.

    – Мы заслужили быть в финале. Конечно, было обидно проиграть, но для нас это все равно достойный результат. Тем более вспомните, что творилось в группе – у нас, можно сказать, не было команды, но зато она появилась в четвертьфинале и полуфинале. Когда мы собрались, то обыграли сильных соперников – американцев и шведов. Это очень хороший результат.

    В финале немного не повезло. Мы плохо начали игру, но не сдались и почти сравняли счет. И лишь в конце нам чуть-чуть чего-то не хватило.

    - Макдэвид действительно настолько хорош?

    – Да. В финале с нами он ничего особенного, конечно, не показал – канадцы обыграли нас за счет командной игры. Но хоккеист он действительно очень хороший.

    - Почему команды не было до плей-офф? Когда наступил этот переломный момент?

    – Даже не знаю, все-таки мы шведам и чехам в группе проиграли – не датчанам же. Но когда вышли в четвертьфинал, мы уже понимали, что у нас нет права на ошибку. Думаю, с этого момента все в команде собрались и выкладывались на 100%.

    - Брагин славится как отличный тренер-мотиватор. Какую роль он играл в становлении команды?

    – Да уж, Валерий Николаевич – еще тот мотиватор, очень прилично заводил нас. Особенно когда он по бортику прошелся. Он по делу на нас кричал, и это нас серьезно мотивировало. То же самое было и в финале: мы неудачно начали, Валерий Николаевич взял тайм-аут и дал нам по полной программе. В итоге мы собрались и чуть не сравняли счет.

    - Что за история с этим выходом на бортик, кстати?

    – Да я особо и не помню. Сижу на скамейке, пью воду, смотрю – а он там ходит. Я этого не ожидал. Он ходил из стороны в сторону, разговаривал со всеми, давал подсказки. Первый раз такое видел. Как я понял, это не только нас удивило – видео и фотографии с эпизодом потом везде появились.

    - Есть мнение, что ваша сборная была слишком «интеллигентной». Может быть, и не хватило какой-то доли здорового хулиганства?

    – Я бы так про нашу команду не сказал – в составе были люди, которых вполне можно назвать хулиганами. Да и вообще у нас была хорошая агрессивная команда. Мы все время заступались друг за друга и были единым целым. Еще, как мне показалось, в этом году в сборной был командный дух – ни на юниорском чемпионате мира, ни в сборной 94-го года такого, по-моему, не было. В этом же году был единый кулак.

    - Вы долгое время были капитаном сборной 95-го года. И вот на самом главном турнире для этой сборной вы уже не капитан. Обидно?

    – Вообще не обидно. Тем более капитаном стал Влад Гавриков, который уже не раз был им в сборной и до этого – его все знают и уважают. К тому же на подготовительных турнирах к МЧМ меня не было. Так что, я считаю, это решение назначить Влада капитаном абсолютно правильное – он все время заводил команду и был лидером.

    - Канадцы летят вперед в первые 10 минут – все знают, что это произойдет, и никто ничего не может с этим поделать. У вас вот тоже не получилось. С этим вообще как-то можно справиться?

    – Канадцы играли дома при 20 тысячах болельщиков в красных майках. Для них это огромная мотивация, они не могли проиграть этот турнир. Все знали, что канадцы побегут, мы должны были быть к этому готовы. А в итоге они забили нам в первой же смене.

    Я был на льду и даже не понял, как это все так быстро произошло. Помню, забросили нам шайбу в зону, туда-сюда – гол. И потом этот ор неимоверный зазвенел в ушах. У меня в жизни такого никогда не было, я там чуть не оглох, серьезно. Так что болельщики им точно очень сильно помогли.

    Братья, Горди Хоу

    - Вы третий год играете за «Монктон», который выступает на 7-тысячной арене. Если для вас такая атмосфера стала шоком, то как себя чувствовали ребята, выступающие в России?

    – Не сказал бы, что это стало для меня чем-то неожиданным или добавило нервозности перед игрой. Я через это уже не один раз прошел, привык – на игры того же «Квебека» приходят по 15-16 тысяч. На эту тему особо ни с кем из ребят не разговаривал, но думаю, что для некоторых такая атмосфера действительно была впервые в жизни.

    - Кстати про арены. На чемпионате мира вы выступали на домашних аренах «Торонто» и «Монреаля». Вы также выступали и на домашней арене «Сент-Луиса». Где лучше?

    – В Монреале мне вообще не понравилось – там как-то слишком темно, что ли. Просто весь свет падает на лед и все трибуны получаются темными. Мне это было не очень приятно. Глазам особенно было тяжело. В Торонто хорошая арена, но в Сент-Луисе мне все равно как-то больше понравилось. Там и атмосфера хорошая…

    - ... и канадцев поменьше.

    (смеется) Да, и канадцев поменьше.

    - Три года назад ваш старший брат тоже выступал на МЧМ: тоже при Валерии Брагине и тоже проиграл в финале. Что он вам рассказывал про Валерия Николаевича?

    – Да я и так хорошо знал Валерия Николаевича, он ведь Серегу тренировал еще в ЦСКА. Я много слышал о нем и не только от брата. Серега просто сказал, что он хороший тренер и посоветовал слушаться и выполнять его установки.

    - Забавно все-таки получается. На двоих с братом вы выиграли все что только можно в молодежном хоккее, кроме самых главных трофеев. У вас золото Ю17, у Сергея – золото юниорской Олимпиады, золото Универсиады и Кубок Харламова. Однако золотых медалей ЮЧМ и МЧМ у вас в семье нет.

    – Ну вот как раз младший брат Макс у нас растет. Надеюсь, что он и возьмет золото.

    - Как у него карьера продвигается?

    – Да ему и 12 лет-то еще нет. Он только-только в соцсетях стал регистрироваться (смеется). Вроде все хорошо, но пока рано о чем-то говорить. Через пару лет посмотрим что да как.

    - Сергей всю молодежную карьеру провел в ЦСКА, в то время как вы и Максим начинали в ЦСКА, но затем перешли в «Динамо». Почему?

    – На тот момент это было лучшим решением. Макс сейчас занимается у Сергея Владимировича Суяркова – это огромный плюс. Я знаю этого тренера, он «вставить» может очень прилично. Так что не думаю, что он даст ему расслабиться, и это очень хорошо.

    - Горди Хоу в свое время вернулся в хоккей в почтенном возрасте, чтобы услышать как диктор объявляет по арене: «С передач Хоу и Хоу шайбу забросил Хоу». У вас есть такая мечта?

    – Это было бы, конечно, здорово. Но это если и случится, то нескоро. Максу – 11 лет, Сереге – 22, мне – 19. Мы-то с Серегой, конечно, сейчас постараемся пробиться, а вот мелкому надо немного подождать и упорно тренироваться. А мечта такая есть, да. Было бы здорово заиграть в одном звене и услышать: «С передач Барбашева и Барбашева шайбу забросил Барбашев».

    Монктон, Кабанов

    - За три года вам Монктон не наскучил?

    – Да не особо. Разве что временами бывает скучно, заняться-то тут нечем толком. Кино посмотреть, в торговый центр площадью в два квадратных метра сходить, да и все. Больше тут нет ничего, кроме хоккея. Так что бывает скучно, но стараемся с ребятами что-то как-то придумывать.

    - В Канаде вы играете за пару сотен долларов в неделю, а в России у вас была бы зарплата. Не рассказывали об этом партнерам по команде?

    – Про Россию и КХЛ вообще как-то особо не спрашивают. В первый год еще подкалывали на тему того, что я русский, а значит люблю деньги. Я же в тот момент был здесь самым молодым, почти вся команда была 92-го года. Так что надо мной все время подшучивали, типа: смотрите, мафия идет! И все в таком духе. Но я тогда по-английски толком ничего не понимал, так что мне было абсолютно наплевать, что они там говорят.

    - Вы женатый человек. Как к этому относятся окружающие? Все-таки для Канады это довольно неординарный случай.

    – Все к этому нормально относятся, все уже знакомы друг с другом. Мы проводим вместе время с Ксюшей и с друзьями по команде. Сначала да, все были в шоке, когда я приехал сюда перед лагерем после свадьбы, но про это забыли уже через неделю. Сейчас все наши друзья собираются у нас дома – раз или два в неделю. Приезжают и игроки, и их девушки. Посидим часа два да расходимся.

    - У Ивана Телегина в свое время была похожая ситуация. Он тоже жил с девушкой, когда играл за «Бэрри». Ему пришлось съехать от приемной семьи в отель.

    – У меня почти так же получилось. Мне, конечно, не говорили, мол, собирай свои вещи и переезжай в отель. У нас с приемной семьей отличные отношения – они ко мне и в Россию тем летом прилетали на неделю. Тогда они пообещали поговорить о сложившейся ситуации с руководством клуба – поговорили и решили, что нам будет лучше снимать отдельную квартиру. Но никаких скандалов не было. Мы до сих пор видимся 2-3 раза в неделю, они всегда приходят на матчи и ждут меня после них.

    - Что успели показать своей приемной семье в Москве за неделю?

    – Не я успел показать – по достопримечательностям их больше мой папа водил. Показал им Красную Площадь, Останкинскую башню. Кстати, для меня это тоже был первый раз, когда я поднялся на Останкинскую башню. Сколько живу в Москве – ни разу там не был. Канадцам все понравилось, они были очень довольны. Думаю, они эту поездку на всю жизнь запомнят.

    - У вас довольно интересный интерьер в московской квартире. Потолок разрисован под разметку на льду – круги вбрасывания, синие линии, стены разрисованы под хоккейные борта. Отцу долго пришлось маму уговаривать на это?

    – Вовсе нет. Она была совсем не против. Там все давно было уже понятно: Серега – в хоккее, я – в хоккее, Макс – в хоккее. Родителям пришла такая идея в голову, и они даже обсуждать ее особо не стали. Сделали и все. Все очень понравилось.

    - В первый год вы играли в «Монктоне» с Дмитрием Яшкиным, который теперь выступает за «Сент-Луис». Во второй год вы играли Владимиром Ткачевым, который теперь перебрался в «Квебек». От вас прямо-таки все бегут.

    (смеется) Не знаю, может быть, я какой-то не такой? А если серьезно, Дима за год успел показать всем, что он уже готов выступать на уровне НХЛ. Доказал, что сильнее многих и сейчас играет и забивает в основе «Сент-Луиса». А что касается Вовы… Я не знаю, что именно там случилось, но его решили обменять в «Квебек».

    - Ваша связка с Ткачевым считалась едва ли не лучшей по 95-му году, а в итоге вы так и не сыграли вместе ни на одном МЧМ, да и в клубе толком не поиграли.

    – Да, но зато на ЮЧМ играли в одной тройке. В «Монктоне», считаю, мы и в том, и в этом году хорошо играли вместе. Но так сложилось, что его решили обменять. Для него это даже лучше, как мне кажется. Этот сезон для него очень важен – он ведь подписал контракт с «Эдмонтоном», который лига затем аннулировала. Ему было очень обидно.

    Так что Вове сейчас надо продолжать доминировать на льду. К тому же, в этом году «Квебек» принимает Мемориальный Кубок – и это большой плюс для Вовы, потому что за ним будут еще пристальнее следить. Посмотрим, что будет на этом драфте. Я практически уверен, что его выберут.

    - Вполне вероятно, что вы сыграете против Ткачева на Мемориальном Кубке. «Монктон» в этом сезоне выглядит очень хорошо.

    – Да, мы в тройке лидеров, причем разница там разница в одно-два очка. Надеюсь, в плей-офф для нас все сложится хорошо, и мы увидимся с Вовой в конце сезона.

    - В свое время за «Монктон» выступал Кирилл Кабанов. Какую память он там о себе оставил?

    – Говорят, что он был «крейзи» и у него было много татуировок (смеется). У нас есть вратарь Алекс Дюбо. Он вместе с Кабановым и Злобиным пару лет назад как раз выиграл Мемориальный Кубок в составе «Шоуинигана». Пару раз рассказывал про него, говорил, что у Кирилла был просто великолепный английский – никакого акцента.

    - Кабанов рассказывал, что самый худший каток в QMJHL у «Римуски», потому что там очень яркое освещение. Согласны?

    – Не совсем. Там, конечно, старенькая арена, но тут почти все они такие. Худшей ареной я бы ее точно не назвал. А вот у «Хаскис» действительно плохой каток – находится в каком-то непонятном здании. У «Шарлоттаун», и у «Батурст» тоже так себе арены. Там человек по 500 приходят на матчи – как будто на пустой арене играешь. Поэтому мы не очень любим к ним в гости ездить.

    Сент-Луис, 20 тысяч

    - Какие впечатления у вас остались от предсезонных сборов с «Сент-Луисом»?

    – Отличные. В лагере нас разделили на две группы, я попал в ту, где был Тарасенко. Очень часто виделись с ним и разговаривали, ездили на ужин. У нас целая русская колония там была – Тарасенко, Дима Яшкин со своей девушкой, я с Ксюшей и Дима Сергеев, который подписал контракт с «Сент-Луисом».

    - Самое яркое воспоминание лагеря?

    – Тренеры сразу сказали: «Мы поставим двух новичков в первые два звена». Меня вот поставили к Оши и Бэкесу, а Фаббри – к Стину и Лехтере. Это был очень приличный опыт. Я с ними тренировался и играл на протяжении где-то двух недель.

    - Оши действительно столь хорош на буллитах, как мы это видели на Олимпиаде?

    – Я не видел, чтобы он в лагере бил буллиты, но в остальном – это просто великолепный игрок.

    - Что вам сказало руководство «Сент-Луиса», когда отправили вас обратно в юниорскую лигу? Над чем стоит поработать?

    – Я сыграл свою первую игру за основу, и меня позвал к себе Даг Армстронг – генеральный менеджер клуба. Вместе с ним в офисе был главный тренер команды Кен Хичкок. Они сказали, что им очень понравилось, как я провел лагерь. Отметили, что поначалу я очень сильно нервничал, но им понравилось, как я с этим справился и из игрока готового к НХЛ на 50%, я поднялся, можно сказать, до 90%. Сказали: «Продолжай работать в полную силу, мы за тобой следим. Увидимся через год».

    - У вас это лучший сезон в «Монктоне». Судя по количеству очков (43+49 в 55 матчах – прим. Sports.ru), для вас это не серьезный турнир, а пивная лига.

    – Просто у меня в этом сезоне все хорошо складывается. Уже поставил личный рекорд по очкам и забросил более 40 шайб. Это большой плюс, потому что я как раз перед сезоном ставил себе цель забить как можно больше голов. В регулярном чемпионате осталось еще несколько матчей. Буду выкладываться в них на 100%. Надо же выиграть спор у Сереги.

    - Какой еще спор?

    – А мы поспорили на 20 тысяч рублей перед началом сезона, что я наберу 96 очков в регулярке. Осталось совсем чуть-чуть.

    - Не волнуйтесь. Можно сказать, вы уже не проиграли.

    (смеется) Тут дело принципа. У меня была неудачная серия как раз после чемпионата мира. Я прилетел в Монктон и сразу из аэропорта поехал на игру. Добрался в итоге за 10 минут до начала матча – ребята как раз с раскатки возвращались. Быстро переоделся и вышел на лед. Игра, конечно, не сложилась.

    - Торжественный прием вам устроили?

    – Да. И в том году, когда бронзу взяли, и в этом. Год назад дали статуэтку. В этом году понравилось даже больше: меня вызвали на лед и, кажется, шесть тысяч болельщиков стоя аплодировали. Это было очень приятно. Следующую игру мы проводили в Сент-Джоне, и там было тоже самое. Я этого совсем не ожидал.

    - Подарили что-нибудь?

    – В Сент-Джоне нет, а в Монктоне опять статуэтку. Пишу как раз после этого Рушану Рафикову: «Тебе что-нибудь подарили после чемпионата мира?». Он говорит: «Ну да – iPhone 6». Я говорю: «Ммм, ну ладно. А у меня вот статуэтка».

    - Так iPhone 6 рано или поздно заменят на iPhone 7, а статуэтка останется.

    – Кстати, да. Согласен.

    - За свою карьеру в QMJHL вы сделали три хет-трика в матчах с «Шарлоттауном». Любимая команда?

    – Никогда не обращал на это внимание, если честно. У них очень хорошая команда – я им в этом году только два хет-трика забил (смеется). Если серьезно, то у меня действительно отличные партнеры и, как я уже говорил, для меня это очень важный сезон.

    Я должен показывать хороший хоккей. За мной в каждом матче наблюдают – на каждом матче «Монктона» в этом году присутствует скаут «Сент-Луиса». К тому же главный скаут клуба как раз на днях приехать должен. Он уже приезжал ко мне в этом сезоне – в ноябре, когда как раз и Ксюша, и родители прилетали. Кстати, забавная история получилась.

    - Какая?

    – Все прилетали в одно и то же время примерно – и скаут, и жена, и родители с Максом. Ксюша и родители прилетали, кажется, где-то в 7 вечера. Он мне позвонил в 4 – дескать, не хочешь со мной на ужин сходить? Мне пришлось отказаться, потому что мне надо было встречать семью. Он сказал: «Ничего страшного. Конечно, езжай».

    Так получилось, что во Франкфурте у них задержали самолет. Из-за этого они не успели на рейс из Монреаля в Монктон. В итоге они прилетели только в полночь где-то. И вот приезжаем домой, нас встречает моя канадская семья. Сказали, что с ними разговаривал этот скаут, отметивший, что ему никто в жизни ни в чем не отказывал. Ну, а что поделаешь? Так получилось. Но он сказал это с улыбкой, так что, думаю, он все понял.

    Фото: РИА Новости/Константин Чалабов; nhl.com; twitter.com/monctonwildcats

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы