Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Сергей Силкин: «Мог стать главным тренером после Гжебика»

    Сегодня Сергей Силкин спустя семь с половиной лет вновь выведет команду в качестве исполняющего обязанности главного тренера «Динамо». Накануне игры с «Анжи» он рассказал Sports.ru об ощущениях от возвращения в эту роль, своем многолетнем опыте работы с молодежью, отношениях с Кобелевым и о том, почему не стал преемником Ярослава Гжебика.

    Сергей Силкин: «Мог стать главным тренером после Гжебика»
    Сергей Силкин: «Мог стать главным тренером после Гжебика»

    – Какие первые шаги нужно делать, оказавшись в вашем текущем положении?

    – В сложившейся на данный момент ситуации в клубе выдумывать ничего не нужно. Надо разобраться в команде и найти наиболее приемлемые варианты, куда кого поставить, чтобы лучше заиграть. Что тут говорить, если чуть больше чем за сутки до игры с «Анжи» провел с командой всего одну тренировку и еще не со всеми футболистами успел провести индивидуальные беседы. Поэтому сейчас я даже не знаю, кто завтра будет в стартовом составе (интервью состоялось во втором часу дня воскресенья – прим. Sports.ru). На сто процентов уверен только в том, что их будет 11 человек (смеется). Что-то изменить за два дня невозможно, поэтому будем исходить из имеющихся ресурсов.

    – Уже были бессонные ночи после назначения в главную команду?

    – Уровень ответственности и волнения, конечно, выше. Тем более я вырос в динамовской системе, начиная с детской школы, прошел все ступени, здесь у меня прошло становление как футболиста и как тренера. Поэтому возглавить в такой непростой момент главную команду премьер-лиги, да еще в родном клубе особенно добавляет эмоций и волнения, поскольку хочется во что бы то ни стало преуспеть в тот отрезок, на который мне доверили эту работу.

    «Я вырос в динамовской системе, прошел все ступени, здесь у меня прошло становление как футболиста и как тренера»

    – Чем отличается ваш нынешний приход в главную команду от предыдущего, в конце 2003 года после отставки Виктора Прокопенко?

    – Тогда мне было проще: работая с дублем, я общался с ребятами из главной команды, поэтому примерно знал, с кем мне придется работать. Весь 2003 год я постоянно бывал на базе, находился в тесном контакте с Виктором Евгеньевичем, присутствовал на большинстве тренировок основы. В начале этого года, вновь возглавив молодежный состав, я полностью погрузился в свое дело, не особо вникая в дела команды Божовича, поэтому сейчас во многом придется с листа знакомиться с ребятами. Хотя я лично видел все контрольные игры «Динамо» на сборах в Турции, но одно дело со стороны за этим наблюдать, а другое – быть рядом с командой, как в том же 2003-м, когда ребята обращались ко мне за советами, делились впечатлениями от работы в главной команде.

    – Насколько мне известно, вы в процессе подготовки команды делаете достаточно серьезный упор на «физику»., тогда как у Божовича превалировала работа с мячом.

    – Не думаю, что тут стоит сравнивать наши системы подготовки – сейчас ведь не предсезонка. А если говорить о моих каких-то приоритетах в тренировочном процессе, то нужно учитывать, что работа с молодежным составом подразумевает помощь игроку при переходе из юношеского футбола во взрослый, и чтобы он заиграл, уровень его готовности должен быть сопоставимым с уровнем игроков главной команды. Поэтому с точки зрения объема тренировочных занятий молодежная команда работает больше. Тут я имею в виду не соотношение работы с мячом с силовой и беговой, а в принципе над тактикой, физикой, техникой.

    – То есть одноразовый режим тренировочных занятий исключен?

    – Конечно. Мы же не прохлаждаться возим ребят на сборы, где естественные поля и каждый час, каждая тренировка дорогого стоит. Хочется использовать это время по максимальной возможности.

    – Принято считать, что главного тренера молодежной команды оценивают не по турнирным результатам, а количеству футболистов из его состава, заигравших на уровне премьер-лиги.

    – Вообще, когда любой человек выходит на поле или садится играть в шахматы, карты, он это делает для того, чтобы победить. А результат и работа неотделимы. Если ты нормально работаешь, то у тебя будет и результат, и преуспевшие воспитанники, потому что со средними игроками результат не сделаешь.

    «В постфедорычевский период у «Динамо» финансовое положение было не идеальным, и молодежи был предоставлен шанс»

    – Но при этом из того состава, с которым вы выигрывали первенство России среди дублеров в 2002 и 2003 годах, сейчас в основе команды премьер-лиги играет только Сергей Яшин из «Волги». А ваш дубль времен Комбаровых, Шунина, Граната, Ятченко не занимал первых мест в чемпионате, но востребован на серьезном уровне.

    – Нужно учитывать, что на протяжении шести лет нашей работы дубль «Динамо» шел в лидерах. Первые два года были чемпионскими, затем три года подряд мы были четвертыми, что нормально, поскольку ряд игроков посреди сезона отдавался в аренду. Это вообще очень зависимая вещь. Почему заиграли Комбаровы, Шунин и Гранат? Немалую роль сыграло то, что в постфедорычевский период, на который пришлось их взросление, у «Динамо» и финансовое положение было не самым идеальным, и у главной команды не было широкой обоймы игроков, в результате чего ребятам был предоставлен шанс, который они использовали. Но я уверен, что будь команда полностью укомплектована на всех позициях, может быть, на ту молодежь не обратили бы внимания.

    – Почему минувшей зимой ушли с поста директора школы «Динамо», где о вас были хорошие отзывы?

    – Там было больше административной и кабинетной работы. Слишком много рутины. А в конце прошлого сезона руководством была поставлена задача вернуть молодежный состав на ведущие позиции, мне было сделано предложение вернуться в команду, и я его с радостью принял. В «молодежке» есть немало перспективных футболистов, с которыми работать одно удовольствие.

    Здесь работать на порядок легче, чем во главе школы. Все-таки там 11 команд, 20 тренеров, порядка 200 родителей, дедушек и бабушек игроков, с которыми в любой момент может возникнуть конфликтная ситуация, и приходится разъяснять позицию того или иного тренера в отношении их ребенка. Жуткая нервотрепка и почти полное отсутствие выходных.

    – При этом о вас говорят как о человеке, с нуля сделавшего одну из лучших футбольных школ в стране.

    – Тогда была поставлена задача вернуть школу на ведущие позиции. Руководство клуба в лице Дмитрия Александровича Иванова оказало в этом плане большую поддержку для школы. Была создана материальная база и тренерам выплачивалась достойная зарплата. Пришлось с рядом специалистов расстаться, но в целом сделано было очень многое. Провели достойную селекцию, особенно в младших возрастах, где укомплектовались неплохими играми, причем из Москвы, поскольку интерната для иногородних ребят не было. И сейчас как раз то поколение, теперь уже подросшее, добивается определенных успехов в соревнованиях по Москве и России.

    «Быстро понял, что Комбаровыми можно при необходимости закрыть любую позицию, кроме вратарской»

    – Сейчас характер взаимоотношений со своими игроками в молодежном составе изменился по сравнению с вашим предыдущим приходом в главные тренеры дубля?

    – Ребята стали другие. Раньше на них можно было по-разному воздействовать, например, разговорами о патриотизме. Можно было зацепить за живое, встряхнуть в разумных пределах. С массовым уходом игроков 1986-1987 годов рождения, то есть поколения Комбаровых, стало сложнее. Парни, родившиеся в 1988-1989 годах уже сильно отличались от предшественников, которые были более голодными до футбола – их не надо было подгонять на тренировках. Мы им могли дать определенную структуру упражнений, а они уже на нее накладывали что-то свое, в первую очередь в техническом плане и показывали это в игре, демонстрируя очень приличный футбол.

    – Андрея Кобелева многие критиковали за то, что использовал Комбаровых в качестве крайних защитников.

    – Помню, только начав работать с Димой и Кириллом, я очень быстро понял, что ими можно при необходимости закрыть любую позицию, кроме вратарской. Мы всегда знали, что если ими надо какую-то проблемную зону подстраховать, то они без долгих объяснений поймут, что делать. Уникальные ребята. Конечно, они не профильные защитники, но закрыть позицию на одну-две игры могут. Думаю, что Андрей их ставил туда по необходимости.

    – У вас были игроки, за которых особенно обидно, что у них не получилось на взрослом уровне?

    – Саша Рогов, нападающий и атакующий полузащитник. Я работал в школе с 1986 годом, и он по своей технической оснащенности и пониманию игры очень выделялся. Из того года они с Алексеем Ребко были лучшими в стране. Настолько выделялся на фоне основной команды. Помню, работавший в школе Геннадий Александрович Гусаров его очень выделял. Жутко обидно, что не сумел подняться на взрослый уровень. Возможно, в сборной начали играть в одно-два касания, и он потерялся. Сейчас ходит где-то по командам второй лиги, недавно встречались с ним в динамовском манеже.

    «Противоречия с Кобелевым всегда решали в разговоре с глазу на глаз»

    – В чем главная проблема при переходе во взрослый футбол?

    – Она начинается, когда игроков начинают вызывать в сборную Москвы и России, и они за год проводят очень много игр и соревнований, в результате на выходе оказываются перенасыщенными и лишенными мотивации. И ведь при переходе во взрослый футбол характер имеет первоочередное значение. Можно стать футболистом при довольно средних данных, не будучи вундеркиндом, но с характером.

    – Насколько тяжелее общаться с игроками главной команды после стольких лет в молодежном футболе?

    – По тем немногочисленным тренировкам, которые уже успел провести, отмечу, что удовольствие получаю огромное. Вести тренировочный процесс гораздо легче, потому что молодым постоянно приходится объяснять и подсказывать, как действовать, а в главной команде уже другой уровень мастерства, и многое они сделают сами. Хотя подход к ним тоже нужно искать, потому что личности они непростые. Кто-то бывает капризным, хотя по общению с Димой Хохловым понял, что все они нормальные ребята. Теперь моя задача расположить их к себе и добиться доверия на тот период, пока я работаю с этой командой.

    – После успехов с дублем были желания и возможности поработать на взрослом уровне?

    – После двух чемпионских сезонов такие возможности были. По словам руководителей, после Гжебика я должен был возглавить главную команду, но тут мы поехали на сборы в Германию, где я сделал себе операцию на обе ноги. По возвращении, когда сняли Гжебика, я оказался неработоспособен, и команду возглавил Бондаренко. Больше моя кандидатура не поднималась на предмет работы с главной командой.

    – Болельщики и некоторые журналисты любили вас с Кобелевым противопоставлять друг другу.

    – В каком вопросе?

    – Например, когда в 2007 году по инициативе Кобелева дубль возглавил Денис Угаров, сменивший считавшегося вашим человеком Юрия Ментюнова.

    – Честно говоря, я не помню, чтобы мне лично высказывал свои подозрения по поводу тех перестановок. Да, болельщики могут со стороны что-то домыслывать и рассуждать, кого лучше поставить в главные тренеры команды. Понятно, что в свое время кто-то хотел видеть во главе команды Андрея, кто-то меня, но я никогда не рвался в главную команду. Считал и считаю, что, работая с молодыми, я на своем месте, а на посту главного тренера основного состава слишком велики стресс и ответственность – это я на себе понял в конце 2003-го.

    С Кобелевым у нас всегда были нормальные отношения. Если и имелись какие-то противоречия, то мы их всегда решали в разговоре с глазу на глаз. Тем более, мы постоянно вместе жили на базе еще в те времена, когда Эдуард Васильевич Малофеев из дубля взял 16-летнего Андрея в главную команду. Тогда как раз из команды ушел Маховиков, и у меня комната пустовала, вот Кобелева и поселили ко мне.

    «Чтобы руководство проводило за тренера установки, я и в былые времена не припомню»

    – Уже тогда было заметно, что он далеко пойдет?

    – Он тогда пацан был, хотя успех с юношеской сборной автоматически вводил его в разряд перспективных. Но уже тогда он для своего возраста был очень физически мощным. Даже на фоне меня, хотя я его на семь лет старше. Плюс Эдуард Васильевич любил давать шансы молодым – недаром при нем впервые в основу попали Добровольский, Кобелев, Колыванов, Кирьяков.

    – Вы встречали в своей тренерской практике сопоставимых с ними по потенциалу футболистов?

    – Нет. Такого уровня игроков и в те времена было немного. К счастью, они в таком количестве были собраны в «Динамо».

    – Почему преемственность после ухода Николая Толстых была окончательно утрачена?

    – Не знаю. Когда я пришел работать с молодежным составом, почти все люди в клубе были футбольными. И так получилось, что ушел Николай Александрович, ушел начальник команды Сергей Николаевич Никулин, умер Иван Иванович Мозер, и вся преемственность постепенно утратилась. Причем в те времена людей в клубе работало немного, а сейчас их по несколько отделов набирается. Их возглавляют в основном молодые ребята. Наверно, это правильно, те, кто играл в футбол, должны отвечать за футбольную составляющую, а финансовую часть нужно оставлять людям соответствующего профиля. Но факт в том, что сейчас в клубе мало людей, большая часть жизни которых была связана с «Динамо».

    – Многими критикуется излишняя многослойность управленческой структуры «Динамо» и это обрастает в легенды о мифических генералах, которые чуть ли не на предматчевую установку заходят, не спросив у тренера разрешения.

    – Понятно, что это все утрировано. Так, чтобы руководство проводило за тренера установки, я и в былые времена не припомню, чего уж говорить о нынешних. Хотя, когда в конце 2003-го был и.о. главного тренера «Динамо», бывали ситуации, когда вроде никто ничего не навязывал, но все пытались давать советы, кого поставить в состав. Но как уважающий себя тренер будет вести себя? Если он не будет принимать решения самостоятельно, то как с него спрашивать за результаты?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы