Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Случись 1:1, виноват был бы я»

    Московский «Спартак» потерпел первое поражение с тех пор, как его стал тренировать Валерий Карпин. «Динамо» моментов создало мало, но все исправно реализовало – вот и 2:0. Фраза Леонида Федуна, которую никто не вспоминает, лайнсмен Тихон Калугин, которого вспоминают все, и Александр Кокорин, успевший получить от партнеров втык за гол, который через пять секунд отменили.

    «Случись 1:1, виноват был бы я»
    «Случись 1:1, виноват был бы я»

    Бригада арбитров Баскаков – Аверьянов – Калугин в центре внимания оказалась сразу, как только вышла из подтрибунья. Судьи появились в белых майках с красными буквами на груди: «Мы вместе». Интрига была в том, что написано на спине. Вдруг бы там оказалось: «Посчитали всех легионеров». Но на спине было написано: «Гвардис, Ходеев, Малородов».

    Глава КФА Сергей Зуев сказал, что к этой акции он относится нормально:

    – Они ведь выступили не против кого-то, а в поддержку своих коллег.

    C началом матча с резервным судьей заспорил Валерий Карпин. Спартаковскому гендиректору удобнее было смотреть матч от самой границы технической зоны, но резервного это почему-то не устроило и он загнал Карпина на скамейку. Гендиректора хватило на полминуты, после чего он стал совершать рывки к бровке и обратно. По ощущениям, пробежал он за матч столько же, сколько вратарь Джанаев.

    Валерий Карпин скажет: «По-моему, вся страна видела, что углового не было».

    При 0:0 жарче было у ворот «Динамо». Алекс бил из-под Ковальчика, Веллитон ковырнул мяч рядом со штангой. Это было довольно опасно и уместилось где-то в первые пять минут матча. А потом случилась 27-я минута и корнер, про который Валерий Карпин скажет: «По-моему, вся страна видела, что углового не было». После подачи Комбарова с углового и случились 0:1. Фернандесу даже и бить-то не мешали – и, по-моему, вся страна видела, что Фернандес и пяткой мог попробовать ударить.

    После, конечно, любое решение лайнсмена Тихона Калугина вызывало у спартаковцев такую реакцию, как будто им только что сообщили, что матч Россия – Португалия в 2004 году закончился со счетом 1:7. Особенно по этому поводу убивался Владимир Быстров, у которого на такой случай заготовлены три маски: «Растерянность», «Ужас», «Гнев».

    Во втором тайме «Спартак» секунд на пять сравнял счет. Дмитрий Хохлов уже успел наорать на Александра Кокорина, который не пошел встречать Евгения Макеева и дал тому пробить почти с линии штрафной. Вскоре к Хохлову подключился Кержаков и тоже напихал молодому нападающему. «Он должен был играть по своему футболисту – и тогда этого момента вообще не было», – скажет Кержаков потом.

    – Я тогда испугался, – делился впечатлениями Кокорин. – Случись 1:1, виноват был бы я. Успокоился, лишь когда увидел, что лайнсмен с поднятым флажком стоит.

    Лайнсмен Калугин был близок к тому, чтобы начать отбиваться этим флажком от активно жестикулировавшей делегации спартаковцев в составе т-щей Быстрова, Саенко, Алекса и Веллитона. Из-за Веллитона гол, кстати, и отменили: для находившегося в пассивном офсайде он был чересчур активен.

    Играть было еще четыре компенсированные минуты, а треть трибуны Б ушла к метро

    Кое-как Калугина спасли. После матча ему даже пожал руку Йиранек.

    Играть было еще четыре компенсированные минуты, а треть трибуны Б ушла к метро. Кержаков запутал защиту, ни разу не коснувшись мяча, а Комбаров сделал вторую голевую передачу в матче – на Кокорина. 

    Сам Кержаков, вопреки букмекерским ожиданиям, не забил, но усердием и хитростью добыл для команды оба гола. Его потом, конечно, еще потерзали в микстзоне насчет того, что предшествовало первому мячу:

    – Угловой был?

    – Я боролся за мяч до конца. Был или не был – это судья решает.

    – То есть вы не знаете?

    – Я не видел.

    Сергей Зуев личную точку зрения по поводу первого эпизода высказать затруднялся. Он тоже ничего не разглядел.

    – Я же сам с трибуны матч смотрел. Так же, как и вы. Но мои коллеги смотрели телетрансляцию и говорят, что последним мяча коснулся игрок «Спартака». В целом, судейство удовлетворительное.

    Денис Бояринцев на поле провел чуть больше 20 минут, но за это время сделал многое для того, чтобы счет стал 1:1. Он что-то придумывал при розыгрыше углового, пробивал Веллитону пару секунд наедине с Габуловым – без толку. Наконец, он очень недурно подавал на Дзюбу – и не его вина, что после контакта с Артемом мяч летит в аут, а Фернандес – в штангу. Должно ведь быть наоборот.

    «Да чего я один болтаю и болтаю»

    Денис корректно отозвался о судействе, а когда его попытались разговорить – миллион раз извинился, но ответил отказом.

    – Да чего я один болтаю и болтаю, – аргуметировал полузащитник и был, безусловно, прав. Говорить что-либо для «Спартака» сейчас вообще опасно. Леонид Федун, например, недавно сказал: «Карпин будет возглавлять «Спартак», пока мы будем выигрывать».

    Не понимать же его теперь буквально.

    Спартак – Динамо – 0:2 (0:1)

    Голы: 0:1 – Л.Фернандес (28), 0:2 – Кокорин (90).

    СПАРТАК: Джанаев, Ев.Макеев, Йиранек, Штранцль, Фатхи (Кл.Родригес, 57), Павленко (Дзюба, 57), Алекс, Кариока, В.Быстров, Саенко (Бояринцев, 72), Веллитон.

    ДИНАМО: Габулов, Ковальчик, Колодин, Л.Фернандес, Гранат, Хохлов, Димидко (А.Денисов, 85), Уилкшир, Смолов (Кокорин, 46), Д.Комбаров, Кержаков.

    Предупреждение: Ев.Макеев (22).

    2 мая. «Лужники», 14.00.

    Судья: Юрий Баскаков.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы