Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «К 2018 году нам надо внедрить собственный стандарт английского языка – Mutko Standard»

    Почему Фурсенко спешит с реформами? Как предотвратить фанатские бесчинства? Почему ультрас представляют собой грозную силу? Хорошо ли говорит по-английски Мутко? Догонит ли «Шахтер» киевское «Динамо»? Оправдывает ли себя эксперимент с дополнительными судьями? На Sports.ru – ежедневный обзор прессы.

    «К 2018 году нам надо внедрить собственный стандарт английского языка – Mutko Standard»
    «К 2018 году нам надо внедрить собственный стандарт английского языка – Mutko Standard»

    Комментируя расторжение договора между РФС и ПФЛ, корреспондент портала Газета.ру Евгений Трушин упрекает высшую футбольную власть в непоследовательности.

    «Фурсенко несколько раз приглашался на заседания клубов ПФЛ, однако их игнорировал, заявляя, что надо действовать и нечего рассуждать. Вот только еще сам президент РФС пока, видимо, не знает, как будет происходить переход на новую схему, а ведь новый сезон, который продлится полтора года, стартует уже в марте. До сих пор не составлены календари – ни в премьер-лиге, ни в низших дивизионах, а от их проектов у руководителей клубов вставали волосы на голове, в настолько сложные условия они были поставлены. По самым беглым прикидкам, в переходный сезон клубы понесут серьезные дополнительные издержки только из-за отказа от спаренных матчей – иначе трех- или даже четырехкруговой турнир в полтора года не впихнуть.

    Поставив кобылу позади телеги, РФС превратил благое начинание – преобразование российского футбола – в фарс и добился-таки скандала.

    Несомненно, улучшение клубной инфраструктуры необходимо, однако сначала надо было решить проблему, где играть российским клубам зимой, а потом уже переходить на «осень – весна». <…> В этом и таилось простое решение проблемы – в первую очередь записать в регламенте необходимость строительства манежей и дополнительных полей с искусственным покрытием, а затем уже проводить реформы. Однако в РФС поступили, как нерадивый школьник, – подсмотрел у соседа ответ, но так и не нашел решения к нему», – резюмирует автор.

    Хулиганские действия фанатов, как показали свежие инциденты на Ленинградском шоссе и в Жилине, ставят в тупик не только РФС. Обозреватель «Спорт-Экспресса» Евгений Дзичковский недоумевает: почему у нас по-прежнему принято потворствовать разнузданности ультрас?

    «Десятки лет насчитывает фанатское движение. За эти годы случились сотни проблемных эпизодов, в том числе хулиганских. Но базы данных на собственных фанатов у наших клубов как не было, так и нет. А если есть, то фиктивная либо дырявая, раз на матч Лиги чемпионов команду приезжают поддерживать архаровцы, желающие его сорвать.

    И второе. Если на всех гостевых и форумах из акции не делалось никакого секрета и она в итоге состоялась, говорить это может только об одном: в российском футболе нет вообще никакой силы, следящей, контролирующей, упреждающей, сдерживающей фанатов. У них своя жизнь, пересекаться с которой ответственным лицам приходится лишь по неприятной необходимости – в случае разнообразных ЧП.

    В Англии, напомню, тоже так было. До 1989 года, когда на стадионе «Хиллсборо» погибли 96 человек. Наш жареный петух, вероятно, еще не отрастил клюв таких размеров. Хотя клевать ему давно уже есть куда», – указывает Дзичковский.

    Как загнать джинна в бутылку, знает обозреватель «Советского спорта» Юрий Цыбанев.

    «А ведь способы борьбы с военной, без преувеличения уже, угрозой, поселившейся рядом с футболом и имеющей к нему отношение более чем косвенное, изобретены и успешно реализованы. <…> Замечательный пример из жизни барселонских ультрас. Приближается класико, всем матчам матч – а эти беснуются себе в выделенном им отстойнике, и даже в мыслях у них нет прорваться на трибуны «Камп Ноу», где наслаждается футболом добропорядочный народ.

    Так что средство против бешенства, если опустить предварительные детали, одно – изоляция на безопасном от общества расстоянии. Но пока фанатское варварство распространяется в нашем отечестве по принципу «домино». А футбольные власти заигрались с ним в кота Леопольда – хотя это отнюдь не мышки распоясавшиеся. И ведь доиграются. Или полыхнет где-то так, что мало не покажется. Или чемпионат мира как дали – так и заберут», – предупреждает автор.

    Почему фанаты стали грозной силой, в колонке для «Ежедневного Журнала» размышляет обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Антон Орехъ.

    «Во всяком бытовом событии при наличии «кавказского следа» можно найти и фанатский след. Ведь большинство мужчин болеют за какой-нибудь клуб. Убили, не дай бог, или просто побили какого-то парня, и тут же можно кричать, что кавказцы напали на фаната «Спартака» (ЦСКА, «Динамо», «Локомотива», «Зенита» и т.п.) И им уже нельзя не ответить, нельзя не уделить внимания. Хотя бы потому, что завтра они выйдут на Ленинградку и с ними придется вести переговоры-уговоры, чего бы они ни делали и чего бы они ни скандировали. А при случае их поддержат по всей стране братья по оружию.

    Фанатская среда самая активная и самая радикальная. Потому что они молодые, а молодости свойственен радикализм. Потому что многие из них из неблагополучных семей и со сложной личной судьбой. Потому что они любят футбол или, по крайней мере, причисляют себя к его любителям, а футбол – это всегда сильные эмоции. Заигрывать с такой средой опасно. Потакать ей опасно. А как ею управлять, как держать в рамках и не допускать распространения в ней экстремизма, власти не знают.

    Но фанаты уже реально представляют собой грозную силу. И все правильно. Там, где настоящего порядка, основанного на демократии и законе, нет, где власть решает вопросы силой, противостоять этому может только другая сила. Устанавливающая свою власть – власть беспорядка», – заключает Орехъ.

    «Чистосердечное» выступление Виталия Мутко на презентации российской заявки в Цюрихе вызвало волну иронии. Колумнист портала «Взгляд» Максим Кононенко – один из немногих, у кого нет претензий к произношению министра спорта.

    «У меня по английскому языку в школе была твердая двойка, а в институте – тройка. При этом я достаточно легко читал американские книжки по программированию – потому что там 60% слов были знакомыми мне терминами. А из остальных 40% я контекстно понимал процентов 20. Остальные слова я не понимал, но это совершенно не мешало мне понимать смысл написанного.

    Но других книжек на английском я не читал и говорить не мог, потому что стеснялся. Я стеснялся того, что я буду казаться смешным. И однажды, оказавшись в безвыходной ситуации, мне пришлось заговорить. Я думал, что меня поднимут на смех. Что не поймут ни одного моего слова. Как вдруг понял, что для жителей экзотической страны, с которыми я собираюсь говорить, английский язык такой же чужой, как для меня. И я стал с ними говорить, и они меня понимали, а я понимал их! И в этот момент разрушилось то, что и называется «языковой барьер».

    С тех пор я общаюсь с любым носителем английского языка так, как умею. Словарного запаса, который я запомнил при чтении книжек по программированию, мне совершенно хватает. Я не знаю неправильных глаголов, и когда мне надо образовать прошедшее время, я к любому глаголу приделываю «ed» в конце. А когда мне нужно будущее время – я просто говорю после местоимения «will». Любой знаток английского языка из числа комментаторов на YouTube наверняка сошел бы с ума от такой профанации и вульгаризации языка Шекспира и Леннона. А вот носителям языка наплевать – они отлично понимают то, что я хочу им сказать. И они надо мной не смеются.

    Как и тот единственный человек, который по-английски написал в комментариях, что он понял каждое слово Мутко.

    А значит, Мутко говорил по-английски, и он говорил хорошо», – полагает автор.

    Развивая тему, колумнист GZT.ru Станислав Белковский предлагает внедрить новый лингвистический стандарт.

    «Почему американцы или там австралийцы могут говорить на своих версиях английского, а мы — нет? А всякие версии pidgin English, так популярные в Азии? Очевидно, к 2018 году нам надо установить и внедрить свой собственный стандарт английского языка. Который по праву может называться Mutko Standard, сокращенно MuSt. Хороший бренд, не правда ли? Цена вопроса— $20–25 миллиардов, не больше. Я вас уверяю», – повествует Белковский.

    Фиксируя исторический выход «Шахтера» в плей-офф Лиги чемпионов, блогер портала Football.ua Владимир Мыленко ставит перед горняками новую цель.

    «Так уж сложилось, что «Шахтер» в своей украинской истории не столько добивается чего-либо, сколько конкурирует в этом с «Динамо». Когда-то Ахметов поставил своему клубу задачу стать чемпионом Украины, отобрать у киевлян их исконное, законное место. Заявление, вызвавшее смех или как минимум скептические улыбки, стало реальностью через каких-то 5-6 лет. Далее была победа в еврокубке – и она осуществилась через 7-8 лет после первых высказываний об этой мечте. «Шахтер» снова догнал «Динамо». В среду дончане стали вровень с Киевом еще в одном показателе – выходе из лигочемпионской группы.

    Осталось последнее, самое сложное препятствие, последняя динамовская баррикада – полуфинал Лиги чемпионов. Баррикада, за которой будет уже полное, окончательное, безраздельное властвование на украинских футбольных просторах. Я далек от того, чтобы пророчить «Шахтеру» этот рубеж уже в 2011-м. Более того, не удивлюсь, если дончане проиграют в самом первом раунде «на вылет».

    Но то поступательное движение вперед и вверх, которое мы видели в прошедшем десятилетии, заставляет поверить в достижение и этой цели. И это самый главный итог шести черно-оранжевых групп ЛЧ.

    А будущее – оно уже в феврале, и независимо от жребия, от названия соперника, все будут ждать от горняков только победы. Ибо «Шахтер» убедил нас в том, что он – может», – подводит черту автор.

    Подводя итоги группового раунда, корреспондент Goal.com Питер Стонтон склоняется к мнению, что эксперимент с дополнительными судьями не оправдывает себя и в Лиге чемпионов.

    «Не далее как в среду по недосмотру расположенных у ворот ассистентов арбитра «Челси» лишился двух пенальти в матче с «Марселем». Платини хотел как лучше, а получилось так, что мы в очередной раз убедились: единственный выход из положения – введение видеоповторов. Ведь ничего, по сути, не изменилось: если раньше мы винили только главного рефери, то теперь козлов отпущения стало больше».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы