Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Шейхи идут

    Победа Катара в борьбе за право провести чемпионат мира 2022 года многих удивила и далеко не всех обрадовала. Sports.ru попытался разобраться, что это за страна, почему ей доверили такой важный турнир и что ждет футбол и болельщиков через двенадцать лет, когда арабская страна впервые примет мировое первенство.

    Теги ФИФА ЧМ-2022
    Шейхи идут
    Шейхи идут

    Когда за несколько недель до голосования ФИФА опубликовала отчет комиссии, которая посетила Катар и обеспокоилась тамошней жарой, заявку маленькой ближневосточной страны газеты записали в аутсайдеры. Когда перед объявлением результатов голосования телекамеры засняли радостно обнимающихся членов катарской делегации, подумалось, что их кто-то дезинформировал. И, наконец, когда Зепп Блаттер достал из конверта лист со словом «Катар», телезрители недоуменно переглянулись и отправились искать эту страну на карте.

    Заявку Катара действительно не было особых причин относить к фаворитам. Маленькая пустынная страна, где шариатские суды пользуются большей популярностью, чем футбольные стадионы, – ну какой там может быть футбольный праздник, да еще и мирового масштаба? Казалось, что все это – очередная блажь местных нефтяных шейхов или попытка лишний раз напомнить о своем существовании.

    ФИФА отдала турнир не мелкому полуострову в Персидском заливе, а огромному региону от Марокко до Ирака

    Однако на поверку оказалось, что у ближневосточной заявки немало плюсов. Их не бесконечное количество, и они не делают Катар идеальным местом для проведения чемпионата мира, но их вполне достаточно, чтобы объяснить решение ФИФА, не прибегая к терминам «занесли», «откатили» и «отслюнявили». (Хотя, конечно, никто в здравом уме и твердой памяти не поручится за неподкупность членов нынешнего исполкома – тем более что они сами для этого особых поводов не дают.)

    Во-первых и в-главных: говорим «ЧМ в Катаре», подразумеваем «ЧМ на арабском Ближнем Востоке» и даже «ЧМ в арабском мире». Одну страну пишем, двадцать в уме. Продолжая осваивать новые территории, ФИФА отдала турнир не мелкому полуострову в Персидском заливе, а огромному региону от Марокко до Ирака. Вряд ли стоит объяснять, как велик этот рынок и как много здесь легких денег, которые все чаще ищут себе применение в футболе.

    Среди всех этих стран Катар – богатейший. Здесь самый высокий в мире ВВП на душу населения – выше, чем в Швейцарии, Скандинавии или США. Неудивительно, что местные власти не жалеют денег на то, чего у них нет, – футбол не исключение. Тратят много и по-разному, но относительно недавно, поэтому достижений у катарского футбола считай, что нет. Сборная страны ни разу не пробивалась на чемпионат мира, клубы не выигрывали международных турниров, а из катарских игроков мы знаем только того, который пробежал с мячом вдоль пустых ворот и не попал в них.

    Из поигравших в Катаре звезд можно легко составить сборную 90-х: Ромарио, Батистута, Гвардиола

    Вкладывать в футбол можно по-разному. Например, в начале 2000-х местный олимпийский комитет ежегодно выделял каждой из команд высшей лиги по 10 миллионов долларов на трансферы. Благодаря этому из поигравших в Катаре звезд можно было легко составить сборную 90-х: Ромарио, Батистута, Гвардиола, Йерро, Эффенберг, Баслер, братья де Буры... Со временем стало понятно, что на звездных пенсионерах далеко не уедешь, и сегодня ставку делают на более молодых и менее дорогостоящих. Если вы вдруг задались вопросом, куда делся тот или иной игрок, бывший когда-то на виду, вполне возможно, что следующий сезон он начнет в Катаре – вместе с Надиром Бельхаджем, Абдул-Кадером Кейта, Афонсо Алвесом, Жуниньо Пернамбукано, Марсело Бордоном, Габри и Марио Мельхиотом.

    Растят в Катаре и своих футболистов. Денег, естественно, не жалеют ни на строительство футбольных школ, ни на массовый просмотр местных талантов. В главном футбольном инкубаторе страны – Aspire Academy – работают тренеры из 58 стран, а условиям для тренировок в ней позавидуют школы европейских грандов. Существует академия не так давно и громких имен пока не вырастила – но кто знает, каким будет ее послужной список к 2022 году при нынешних темпах? Кстати, средний уровень воспитанников здесь поднимают весьма оригинальным способом: ежегодно 7 тысяч добровольцев просматривают 600 тысяч игроков в 15 странах, в основном африканских. Три-четыре из них в итоге получат право бесплатно учиться в академии. Правда, натурализоваться и заиграть за сборную Катара им, скорее всего, не дадут.

    Матч открытия и финал планируется провести на 70-тысячном стадионе «Лусайль», названном в честь одноименного города, который тоже еще не построен

    К чемпионату в Катаре еще очень многое нужно построить – из двенадцати заявленных стадионов девять существуют только в проектах, а три требуют реконструкции. Но испугать катарцев строительством так же сложно, как болельщика пивом: последние двадцать лет Катар и так представляет собой одну большую стройплощадку. Шутка ли: матч открытия и финал планируется провести на 70-тысячном стадионе «Лусайль», названном в честь одноименного города, который тоже еще не построен! При этом проекты катарских стадионов отличаются не только экстравагантным дизайном, но и гибкостью использования. Поскольку для местного первенства такие вместительные арены будут не нужны, после окончания турнира каждую из них частично демонтируют, а из лишних модулей соберут 22 новых стадиона в других странах. Вот вам и футбольное наследие для всего мира...

    И все же вопросов к катарской заявке остается немало. На большинство из них катарский оргкомитет придумал удовлетворительные ответы – но они именно что удовлетворительные и вряд ли могут окончательно успокоить любителей футбола.

    В первую очередь речь идет о крайне высоких температурах. Традиционные месяцы проведения мундиаля, июнь и июль, – самые жаркие в и без того засушливом Катаре. В это время температура достигает +50ºС днем, а ночью падает до «всего-навсего» +30ºС. Именно из-за жары катарская столица Доха не получила летнюю Олимпиаду-2016. Тем не менее, ФИФА предпочла вспомнить, что жаркие чемпионаты у нее уже были в США и Мексике, и поверить организаторам, пообещавшим кондиционирование всех помещений – стадионов, тренировочных баз, фан-зон – до комфортных +27ºС. Неизвестно только, захотят ли приезжие туристы перебегать от оазиса к оазису и не запротестуют ли клубы, отпускающие высокооплачиваемых игроков в явно экстремальные условия.

    Кроме того, Катар еще и очень невелик размером – он вчетверо меньше Московской области. Возможно, после чемпионата мира в России этот факт будет считаться неоспоримым плюсом, но сейчас всех беспокоит, можно ли беспрепятственно разместить всех желающих в такой небольшой стране. В подсчетах ФИФА все как-то более-менее сходится, но представить себе сотни тысяч «новых» туристов в стране с населением в полтора миллиона человек не так уж легко. С другой стороны, катарцам к этому тоже не привыкать: их самих сейчас в стране около трети, остальные – гастарбайтеры и экспаты.

    За нарушения многих катарских правил иностранцам грозят штраф, депортация и даже месяц-другой в местной тюрьме

    Тем же, кому в «резиновом» Катаре все-таки найдется местечко, придется столкнуться с не самыми приятными особенностями местной жизни. Во-первых, из-за высокого уровня доходов Катар – очень дорогая страна, и даже сегодня развлекаться в ней по карману далеко не каждому. Во-вторых, не очень понятно, что это будут за развлечения. Стоит помнить, что Катар – исламское государство, где законы шариата действуют наравне со светскими. Среди его соседей есть режимы и пожестче, но и местные законы достаточно сильно ограничат привычную жизнь вестернизированных туристов.

    Алкоголь в Катаре под условным запретом – покупать, пить и наслаждаться его последствиями можно только в специально отведенных местах и при наличии разрешения. Представить себе веселых полуобнаженных бразильянок на улицах Дохи еще сложнее – женщина здесь не обязана носить хиджаб, но и не имеет права выглядеть «провокационно». Представителей нетрадиционных ориентаций здесь тем более не ждут. За нарушения всех этих и многих других правил иностранцам грозят штраф, депортация и даже месяц-другой в местной тюрьме. Можно, конечно, не нарушать – не пить там, где запрещено, не носить то, что не принято, и не обниматься с теми, на ком не женат, – но при таком количестве ограничений праздник футбола рискует превратиться в постный утренник. Хотя, кажется, сами организаторы не имеют ничего против: как заявил исполнительный директор заявочного комитета Хассан Аль-Тавади, во время чемпионата мира в Катаре в первую очередь хотят видеть туристов, приезжающих семьями.

    Самые большие опасения на тему катарского мундиаля возникли у израильтян. Как и большинство арабских стран, Катар не признает существование Израиля, не поддерживает с ним дипломатических отношений и не разрешает въезд в страну его гражданам, а порой и тем, кто хоть раз там побывал. Не то чтобы жители Земли обетованной массово хотели приехать на такой чемпионат мира – но ведь сборная должна как-то попасть на турнир, если пройдет квалификацию. В итоге выяснилось, что спортсменам ничего не грозит: израильские теннисистки уже не раз приезжали на международный турнир ATP в Дохе. А вот перспективы остальных гостей, так или иначе причастных к Израилю, более туманны – тем более что визовый режим Катар, в отличие от России, отменять не обещает.

    Как бы то ни было, на уступки по ходу чемпионата придется пойти всем – и гостям, и хозяевам. Только вот жизнь приезжих болельщиков вряд ли сильно изменится после турнира: половину наложенных на себя ограничений они снимут еще в «дьюти-фри», остальные – по прилете домой. Уклад жизни катарцев наверняка изменится более значительно. А что будет с мировым футболом? Для начала нужно дожить до 2022 года – и пережить 2018-й.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы