Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Товарищ Волков

    «Зенит» – «Униря» не единственный матч ранней Лиги чемпионов, где можно отыскать зрелища. В Загребе местное «Динамо» примет «Шериф» из Тирасполя. В составе молдавской команды на поле выйдет нападающий с сербским паспортом, но русским именем. Владимир Волков – прямой потомок русской знати, бежавшей в Сербию в революцию 1917 года. Sports.ru дозвонился до нападающего и попросил его рассказать свою историю.

    Владимир Волков – 24-летний левый вингер «Шерифа» – приехал в Молдавию полтора года назад. В Сербии он играл за средние команды, отъезжал ненадолго во второй португальский дивизион, а в Тирасполь переехал из ОФК – третьего белградского клуба, фаны которого дружны с теми, кто поддерживает московское «Динамо». Youtube может показать Волкова лишь в довольно нудном видео, сделанном, судя по всему, кем-то из менеджеров игрока: на нетленную песню Тины Тернер «Simply the best» наложены все мало-мальски значимые акции Волкова в матчах «Шерифа». Рассказывая о себе в интервью Sports.ru, Волков рычит в трубку сильнейшим балканскимм акцентом и говорит не только о футболе:

    Я РОДИЛСЯ в Белграде. Но мои прабабушка и прадедушка приехали в Сербию из России в 1917 году. Тогда у вас была революция. Осели в Белграде, начали работать и род стал продолжаться. Прадедушка был одним из богатых москвичей – у него было большое имение. Сейчас моя мама давно не работает, потому что это делает папа: у него есть частный бизнес и должность в госструктуре.

    ДОМА МЫ ГОВОРИМ на сербском языке. И я серб, конечно. Но не чувствую себя у вас странным, так надо говорить? А, точно – чужим. Ни в Молдове, ни в России я не чувствую себя чужим. К людям я могу привыкать быстро, к языку – еще быстрее.

    В МОСКВЕ Я БЫЛ только один раз – на Кубке Содружества, который «Шериф» выиграл. Никаких экскурсий у нас не было, но что это за город, я понять успел. Большой и быстрый. Почти как Белград. Мне очень нравятся такие города.

    «Я не чувствую себя в России странным, так надо говорить? А, точно – чужим»

    Я БОЛЕЛЬЩИК «ЦРВЕНЫ ЗВЕЗДЫ». Вы же знаете, у нас в Сербии болеют за две команды: 60 процентов – за «Звезду», 40 – за «Партизан». Когда ты маленький, должен выбрать одну из них. Я выбрал «Звезду». Почему? Потому что так решил папа – болеть за кого-то другого он бы мне не разрешил. Но я просто болельщик – матчи «Звезды» я смотрю с центральных секторов, а не с фанатских.

    САМОЕ ПАМЯТНОЕ ДЕРБИ – когда то ли восемь, то ли семь лет назад на поле выбежали фанаты. Сначала фаны «Партизана», потом –«Звезды», в центре поля началась такая драка! Зрелище, которое невозможно забыть. Я был на безопасной трибуне, поэтому страшно не было. Было интересно.

    КОГДА НАТО бомбил Югославию, я был в Белграде. Да, люди не работали, но ничего особенно страшного я не чувствовал. Там больший удар пришелся на Косово, а это от Белграда далеко. В Белграде было два-три взрыва, но это только военные объекты, гражданские никто не трогал. Все  было не так страшно, как показывали по телевизору.

    Я СЛЫШАЛ ОБ ИНТЕРЕСЕ от нескольких московских клубов, но сам ни с кем не общался. В России есть футболисты из Сербии, с которыми я поддерживаю отношения. Они говорят, что ваш чемпионат гораздо сильнее, чем раньше. Конечно, мне было бы интересно себя там попробовать.

    Я ЗНАЮ ЗОРАНА ТОШИЧА. В воскресенье я смотрел первые 30 минут матча «Спартак» – ЦСКА. Ничего не увидел, но знаю, что Тошич очень талантливый. Когда он играл против меня, всегда был одним из лучших. Поэтому и ушел потом в «Манчестер». Мне кажется, ему не будет трудно в России.

    «Как говорят у нас в Сербии, кровь это не вода»

    МОЙ ЛЮБИМЫЙ ФУТБОЛИСТ – Синиша Михайлович. Раньше, когда ему было 24-25 лет, он играл левого нападающего, как и я. Уже когда стал старше, ушел в центр обороны. Мне всегда нравился его темперамент. Отлично помню, как на чемпионате мира-1998 он забил два гола на групповом этапе. И еще, как забил больше всех со штрафных в истории итальянского футбола – у него таких голов то ли 28, то ли 29.

    С 15 ДО 19 ЛЕТ я занимался кикбоксингом. Зачем? Нравилось. Утром я шел на тренировку футбольную, а вечером – в зал. Сейчас мне это помогает – в контактной игре, в игре вверху.

    Я ГОВОРЮ НА ЧЕТЫРЕХ языках. Сербский, английский, португальский и русский. Если учитывать все бывшие страны СССР, получается, что я могу общаться во многих странах. Португальский я выучил, когда играл в «Портимоненсе» – это что-то вроде дубля «Порту». Тогда они играли в первой лиге, потом вышли в высшую. Вообще, Португалия – суперстрана. На самом краю Европы, море, климат, красивые города… Супер!

    В СБОРНОЙ СЕРБИИ я играл только юношеском уровне – в 13, 14, 15 лет. Потом – нет. Предложение из сборной России? Если бы когда-то такое случилось и не было приглашения из Сербии, согласился бы. Конечно, Россия мне интересна. Про нее я знаю не так много, как мой папа – у него много документов, которые остались от прадеда и которые я даже никогда не видел. Хотя при этом папа по-русски говорит хуже, чем я. Но Россия интересна, потому что мои предки оттуда. Как говорят у нас в Сербии, кровь – это не вода.

    P.S. Материалы о других потомках русских эмигрантов можно прочитать здесь:

    Защитник «Нюрнберга» Андреас Вольф в журнале PROспорт

    Защитник «Хоффенхайма» Андреас Бек в журнале PROспорт

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы