Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    С клокотом в груди

    Ивица Крижанац ссорился с Диком Адвокатом, Вячеславом Малафеевым, Дмитрием Торбинским, Рашид Рахимов – с Питером Одемвинги, а болельщики «Локомотива» – то ли друг с другом, то ли с зенитовскими фанатами. Рассказ обо всех страстях высоковольтного матча на «Петровском» – в репортаже корреспондента Sports.ru Андрея Лялина.

    С клокотом в груди
    С клокотом в груди

    Фанаты «Локомотива» еще перед началом игры благородно предупредили, что сегодня от них можно ожидать неприятностей. Когда команды выходили на поле, гостевую трибуну «Петровского» накрыл большой баннер с цифрой «85» по центру, пририсованными по бокам бутылками из-под шампанского и надписью внизу «Отмечаем юбилей!». Отметили гости на полную катушку: с криками, дракой и битьем посуды – читай кресел. Пришлось даже милицию вызывать.

    После матча никто толком не мог сказать, почему в начале второго тайма на локомотивских секторах вспыхнула драка. Кто-то говорил, что это была провокация зенитчиков, которые пробрались на чужую трибуну и затеяли заваруху. Другие уверяли, что москвичи подрались друг с другом. Из ложи прессы за креслопадом на четвертом секторе не отрывая глаз следил 23-летний журналист Тобиас из Германии. Он пишет для немецкого фан-зина, побывал уже в 30 странах и сейчас добрался до России. В первом тайме Тобиас жаловался коллегам, что на выходных сходил на матч ЦСКА – «Москва» и чуть не умер от скуки. Во втором тайме Тобиас заметно повеселел. Теперь ему будет о чем написать для своего журнала.

    Уже на четвертой минуте поцапались Адвокат и Крижанац. Голландец был очень недоволен

    Внизу, на поле, страсти закипели гораздо раньше. Уже на четвертой минуте поцапались Адвокат и Крижанац. Голландец был очень недоволен, как легко его защитники дали прострелить справа Одемвинги, передачу которого в центре штрафной едва не замкнул Билялетдинов. Крижанац все валил на Ширла: чех, мол, провалился в своей зоне.

    В определенный момент возникло ощущение, что где-то рядом с «Петровским» взлетает реактивный самолет. От свиста зенитовских болельщиков закладывало в ушах. «Локомотив» обезмячил хозяев на целых полторы минуты, с большим апломбом комбинируя все это время возле штрафной Малафеева. Когда питерцы наконец отбились, над стадионом загромыхало «Зенит – гол». После пары очередных невнятных атак хозяев это скандирование хотелось воспринимать не как призыв к действию, а как оценку игры команды в нападении: передняя линия зенитовцев была абсолютно голой. Один Аршавин, казалось, был готов к большим подвигам. Остальные же выглядели довольно квелыми. Адвокат как мог пытался расшевелить команду. Как-то он даже выбежал к самой бровке и, сжав руки в кулаках, принялся ими крутить в разные стороны. «Душите! Душите их!» – призывал тренер своих полузащитников, но хватка все равно была слабовата.

    Больше других на трибунах костерили Домингеса. И было за что: аргентинец в простых ситуациях терял мяч и упустил несколько перспективных моментов. Сразу после перерыва Адвокат отправил разминаться Текке. Одну минуту было достаточно понаблюдать за «разминкой» турка на бровке, чтобы понять: с таким отношением к делу он вряд ли будет на поле полезнее Домингеса. Тем более что последний все-таки исправился. А Текке, сразу после гола аргентинца не получивший у Адвоката разрешения сесть обратно на скамейку, нехотя снова отправился фланировать вдоль боковой линии.

    Ивица решил выплеснуть свою злость до остатка на авторе гола. Когда они схлестнулись с Торбинским на бровке, стало страшно

    Когда десять минут спустя Торбинский сравнял счет, Крижанац, как и в самом начале игры, снова попытался убедить всех, что он здесь ни при чем. Пока хорват ругался на Малафеева, тот, обескураженный, стоял как манекен в своей штрафной, уперев руки в боки и неподвижно всматриваясь куда-то вдаль. Он грубо ошибся, но ведь и Крижанац, на днях меркантильно заявивший в интервью одному питерскому изданию, что «Зениту» нет необходимости усиливаться еще одним центральным защитником», не должен был упускать за спину Торбинского.

    Не успокоившись, Ивица решил выплеснуть свою злость до остатка на авторе гола. Когда они схлестнулись с Торбинским на бровке, стало страшно. К счастью, две главные сорвиголовы российского чемпионата были вовремя остужены подбежавшими партнерами и судьями.

    На 65-й минуте Адвокат все-таки выпустил Текке вместо Файзулина. Перед выходом на поле Фатих обильно полил голову водой. А надо было бы посыпать пеплом: в игру турок не вошел абсолютно, удручающе плохо сыграв в отведенные ему полчаса.

    Квинтэссенцией рахимовского принципа ротации вратарей стала замена русского Ивана на итальянского прямо по ходу матча. Рокировка, впрочем, оказалась вынужденной: Левенец в одном из эпизодов неудачно приземлился и травмировал колено. Ковыляющего к скамейкам вратаря еще зачем-то освистали, а окончательно его добил диктор «Петровского», объявивший: «Вместо Ивана ЛевенЕца играет Иван Пелицолли».

    За своего друга заступился Одемвинги, прямо на поле высказавший Рахимову свое «фи»

    Самым ярким эпизодом концовки игры стала обратная замена Драмана, который успел провести на газоне всего 29 минут. За своего друга заступился Одемвинги, прямо на поле высказавший Рахимову свое «фи». Вот, казалось бы, еще один повод поспекулировать на популярную в последнее время тему натянутых отношений в локомотивском коллективе и потери тренером контроля над командой. Но Рашид Маматкулович повел себя очень достойно. Сначала вышел к бровке и подал руку обиженному ганцу, а сразу после финального свистка снова подошел к Драману и вместе с переводчиком на пальцах спокойно объяснил, что именно тот делал на поле не так. Вконец разочаровал уже почувствовавших запах жареного журналистов Питер Одемвинги, сказавший в микст-зоне:

    – Я специально не стал сдерживать эмоций, чтобы Драман сильно не расстраивался и видел, что я его поддерживаю. После игры мы спокойно поговорили с Рахимовым и поняли друг друга. Никакого конфликта у нас нет.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы