Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Он злой! Он идет на тебя!»

    Завершая тренировочный сбор, сборная России провела последнее занятие на стадиончике в Роттах-Эггерне. Агрономические излишки, травмоопасные столкновения и традиционное упоминание состояния Погребняка – в репортаже Sports.ru из Баварии.

    «Он злой! Он идет на тебя!»
    «Он злой! Он идет на тебя!»

    На пути нелегкой подготовки российской сборной к Евро в последний день в Роттахе неожиданно нагадили немецкие колхозники: соседнее с тренировочным поле обильно полили какой-то ядерной разновидностью навоза. Смрад, воцарившийся в окрестностях, перемешивался с ощущением в лучшем случае неизбежного ливня, в худшем – очередной грозы. Разбавить мрачную картину непроизвольно вызвался Гус Хиддинк, по-прежнему не изменяющий себе и спорту, и приехавший на тренировку в шлепанцах на велосипеде. Его умилительный вид заставил быстро отключить обоняние и перейти к созерцанию пассажиров подкатившего автобуса. Неудивительное отсутствие Погребняка дополнил прогульщик Акинфеев, также отправившийся проверить косточки в город.

    Занятие было анонсировано как облегченное, и ожидать от футболистов борьбы не приходилось (за пару часов до того Хиддинк на пресс-конференции говорил о проблемах с физикой). В качестве разминки Гус предложил немного поработать с мячами: сначала просто побегать с ними вдоль поля, а затем попробовать незамысловатые упражнения. Выполнение каждого состояло из трех частей – сначала Хиддинк по-голландски объяснял Корнееву, что надо делать, затем Корнеев с фирменными брутальными присказками пытался забавно выполнить задуманное, а уже после повторяли футболисты.

    Черту под ухищрениями Хиддинка громко подвел большой мастер тренировок Аршавин: «Это было трудно в 10 лет»

    Сразу получалось не все и не у всех. Суть большинства заданий сводилась к тому, что нужно добежать до стоящего метрах в 20-30 Хиддинка либо жонглируя мячом, либо выбивая его вверх на максимальную высоту. Занимались в общей группе и Малафеев с Габуловым, показавшие неплохую технику. Под тренерское «Go on!» футболисты раз за разом давали оценку происходящему, не стесняясь в выражениях. Черту под ухищрениями Хиддинка громко подвел большой мастер тренировок Аршавин: «Это было трудно в 10 лет». Андрей на занятии удивительным образом оказался вне традиционной компании и общался с Адамовым.

    Закончив индивидуальное совершенствование, полевые перешли к игре в 3 квадрата, а вратари отправились разминать друг друга. Как и прежде, одной из групп руководил Корнеев (в ней громче всех старался Быстров), в среднем квадрате тренера не было, следовательно, царила овощная атмосфера, а в третьей заводили Хиддинк и Бородюк. Вид по-детски забавляющегося Гуса заставил старшего тренера сбросить с себя железный занавес и пару раз выкрикнуть в пылу борьбы «хорош, Рома!» с невиданной ранее экспрессией. Хиддинк отвечал не менее выразительно: «Он злой! Он идет на тебя!».

    Навеселившись вдоволь, тренер перешел к кульминации вечерней программы – двустороннему матчу. Играть предстояло 11 на 11 в 4 тайма около 10 минут каждый и на укороченном поле. За «желтых» вышли Малафеев, братья Березуцкие, Широков, Янбаев, Саенко, Семшов, Билялетдинов, Быстров, Иванов и Адамов. За «синих» – Габулов, Анюков, Игнашевич, Колодин, Жирков, Торбинский, Семак, Зырянов, Сычев, Павлюченко и Аршавин.

    Рванувшись в бой, стимулируемые упомянутыми ароматами, футболисты принялись прыгать в подкаты и бить по ногам, словно соревнуясь за путевку в Мюнхен на медосмотр. Хиддинку пришлось вмешаться, попросив Корнеева объявить, что «друг друга надо не то что жалеть, но беречь».

    Хиддинк, наблюдая за игрой с бровки в компании Бородюка, иногда негромко произносил «хорощо», но все чаще добавлял перед этим «не»

    «Желтые» нехитро построили свою игру через центр, полагаясь на плеймекерские таланты Билялетдинова. По идее на эту же роль мог претендовать и Семшов, но, во-первых, Динияр был активнее, во-вторых, «синие» доминировали. Забеги Адамова, пару раз оказавшегося с мячом на расстоянии одного защитника до вратаря, только в зачатке выглядели красиво – Роману откровенно недоставало техники.

    «Синим» повезло куда больше – Семак на старте утянул одеяло на себя и в одиночку пробежался по центру соперника. Не повезло с ударом. Партнеры попытку засчитали, но принялись наигрывать комбинации с длинными диагональными переводами. Забрасывали на Сычева, Жиркова или Аршавина с последующим прострелом или навесом. Павлюченко, впрочем, выглядел абсолютно равноценно Адамову, но заработал плюсик хлестким ударом со штрафного – Малафеев вытащил. Периодически Роман безрезультатно менялся местами с Аршавиным. Андрей издавал непонятные звуки, запарывая моменты, а у Павлюченко даже для сожалений не было поводов.

    Хиддинк, наблюдая за игрой с бровки в компании Бородюка, иногда негромко произносил «хорощо», но все чаще добавлял перед этим «не». Получалось очень аутентично. В одном из эпизодов четвертого тайма Колодин с Габуловым переусердствовали в спасении ворот и влетели друг в друга. Игру остановили минут на 10, голкиперу заморозили бедро и он уковылял в автобус, а в ворота встал Корнеев. Один из Березуцких, недовольный задержкой, предложил вызвать доктора из Мюнхена. И в этот же момент у поля как по заказу появился врач сборной – можно было ждать новостей от Погребняка. Тренировку в пару минут прекратили, а Хиддинк прямо на поле устроил совещание.

    «Мои сегодняшние новости – отсутствие новостей, – разочаровывал он через пару минут журналистов. – Павел остается в команде, мы будем с ним работать. Надеюсь, мне не надо повторяться?»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы