• Хотите подписаться на новый тег?
    • Например,
      • Сохранить

      Георгий Черданцев: «Есть комментаторы, от которых меня тошнит»

      На старте европейских чемпионатов и в разгар российского Sports.ru продолжает серию интервью с теми, кто будет рассказывать нам о главных матчах сезона. Комментатор «НТВ-Плюс» Георгий Черданцев – очередной герой ТВ-сериала – рассказывает о своей футбольной карьере в «Спартаке», вспоминает крики во время матча Россия – Голландия и объясняет, почему по-прежнему считает Гуса Хиддинка халтурщиком.

      Георгий Черданцев: «Есть комментаторы, от которых меня тошнит»
      Георгий Черданцев: «Есть комментаторы, от которых меня тошнит»

      «Спартак» и Игорь Рабинер

      - В 80-х вы играли за «Спартак-2». Пробился ли кто-нибудь из вашей команды в профессиональный футбол?

      – У меня в этом смысле трагическая история. Лосиноостровский в советское время был очень тяжелым районом, вообще жутким местом, и команда у меня была составлена из детей из неблагополучных семей. Наш тренер все время вызволял кого-нибудь из милиции, один парень вообще попал в колонию лет в 14. Из той команды, точно знаю, два парня погибли, причем по совершенной бытовухе. Двое или трое сели, причем всерьез и надолго. Так что о попадании в большой футбол речь и не шла.

      - Переходя на комментаторскую работу, насколько тяжело вам было душить в себе болельщика «Спартака»?

      – Мне было очень тяжело вначале – я не скрывал своих симпатий. Зато это очень помогало в международных матчах, потому что имя себе я сделал на спартаковских играх в Лиге чемпионов – со «Спортингом», с «Арсеналом». Это было мегаискренне. Когда комментируешь внутренние матчи, там по определению надо болельщика в себе давить. Мы как-то пробовали с Андроновым комментировать «Спартак» – ЦСКА вдвоем. Всем очень понравилось, было прикольно. Но для нашего медийного рынка эта вещь авантюрная, неожиданная и как-то не прижилась. Ну а потом наложилось одно на другое. Во-первых, я стал взрослее и опытнее. Во-вторых, я довольно скептически отношусь к тому, что было в «Спартаке» в последние семь-восемь лет. После смерти Старостина многие традиции утеряны. С приходом Карпина что-то начинает меняться, но пока прошло только полгода. В настоящий момент, кроме цвета формы и названия, с тем «Спартаком», который был для моего деда, отца и для меня командой с изюминкой, никакой связи не осталось.

      «Мне было тяжело вначале – своих симпатий к «Спартаку» я не скрывал»

      - Вы один из главных экспертов книги Игоря Рабинера «Как убивали «Спартак»-2». Насколько вы довольны произведением, которое вышло в печать?

      – Я не люблю комментировать работу коллег. Тем более Игорь не просто коллега – он мой подшефный. Мы учились в одной школе на Парке Культуры, и я его в пионеры принимал, что смешно уже само по себе. Просто думаю, это очень удачный издательский проект. Игорь – молодец, закрыл нишу, флаг ему в руки. С точки зрения доскональности ситуации со многими вещами я категорически не согласен. И по большому счету это перепечатка его материалов из «Спорт-Экспресса», поэтому люди, которые читали это в газете, ничего нового в книге не нашли.

      - Был ли у вас когда-нибудь конфликт, похожий на тот, что приключился у Романа Широкова и Виктора Гусева?

      – Я знаю, что Иван Саенко через кого-то вроде бы предъявлял претензии. За то, что я критиковал его в начале сезона и говорил, что 10-й номер вообще надо отобрать и не давать никому в «Спартаке». Я предлагал: на 50-летие Черенкова изъять 10-й номер и отправить его в музей на веки вечные.  Я тысячу раз высказывался об этом, Карпин публично говорил, что не против. Но как-то все это завяло.

      Халтурщик и Виктория Лопырева

      - «Футбольная ночь» выходит на НТВ уже полтора года. У вас есть объяснение, почему этой программе удалось задержаться на федеральном канале так долго?

      – Объяснение очень простое: есть Дмитрий Самохин – генеральный директор «НТВ-Плюс». Человек, который сам является болельщиком, не скажу какой команды. Это исключительно его инициатива, помноженная на невероятное старание. Руководство основного НТВ ненавидит футбол и желает, чтобы его не было никогда и ни в каком объеме. Исключительно благодаря Дмитрию Валерьевичу все это и существует.

      - Виктория Лопырева в качестве соведущей программы – калька, снятая с итальянского ТВ?

      – Абсолютно итальянский формат. Причем не я его придумал, я был приглашенным лицом. Его придумал, реализовал и пролоббировал Таш Саркисян. Была идея привлечь больше зрителей. Это вообще больная тема. Футбол, к сожалению, как ни крути, имеет очень низкий рейтинг. Навскидку у «Футбольной ночи» сейчас примерно такой же рейтинг, как и у «Футбольного клуба» в период расцвета. Но тогда никакой информации не было – это была единственная возможность увидеть нормальный футбол. Сейчас возможностей – пруд пруди. Рейтинги у нас хорошие, но руководитель телевизора хочет, чтобы в программной сетке в это время не было провала в два раза меньше, чем у окружающих каналов. Но как ни крути – хоть ты туда голую Лопыреву запусти, хоть Хиддинка клонируй – все равно программа про футбол будет проигрывать другим программам. Соответственно, стоимость рекламы уменьшается, и это становится невыгодным. Футбольная программа на федеральном канале может существовать только, что называется, выполняя социальную функцию. На «Первом канале» никогда  в жизни не будет никакой программы о футболе – она там просто не может находиться при нынешнем раскладе сил. Она никогда не соберет 15-18 процентов, чтобы выходить до двух часов ночи…

      «Я считаю несчастными людей, которые, глядя на красивую женщину, переключают канал. Им надо ложиться в больницу или выписывать лекарства»

      Поэтому появилась здравая идея «Футбольной ночи». Категорически не согласен, что проект был неудачным в прошлом году. Я считаю, что проект был офигенным. Крайне сжатый хронометраж с тремя, а потом и четырьмя ведущими, показывали много футбола, иногда – голы из зарубежных чемпионатов, еще успевали юморить, что-то придумывать и выглядели при этом красиво и свежо. Проект был очень удачным. Когда-нибудь телевизонщики, может, будут его вспоминать.

      - Тем не менее, блондинка, ведущая программу о футболе, пришлась по душе далеко не всем.

      – Я считаю, что красивая женщина украшает телевизионную картинку, разбирается она в футболе или нет. Я считаю людей несчастными, если, глядя вечером на красивую женщину, они раздражаются и переключают на другой канал. Этим людям надо ложиться в больницу или выписывать лекарства. Жаль, что проект в таком формате не получил продолжения. Самое интересное, что рейтинг остался прежним. Та аудитория, которая не смотрела программу из-за Лопыревой, вернулась – у нас стало больше футбола. Те, кто смотрел на приятных молодых людей, которые весело о чем-то там разговаривали, ушли. Баш на баш. Развитие спортивного телевидения на федеральных каналах невозможно. Это тупик. Если такой формат не годится, то другого ничего и быть не может.

      - Откройте секрет: выстраивались ли футболисты в очередь, чтобы прийти к вам в гости и посидеть на скамейке рядом с Викторией Лопыревой?

      – Многие футболисты боялись идти к ней на скамеечку. Она очень большая. Стройная, фигуристая и очень высокая – настоящая русская красавица. Некоторые футболисты не чувствуют себя уверенно рядом с такой девушкой. Я знаю, что наш администратор по гостям с большим трудом убалтывал их приходить к нам в гости. Они реально терялись. Плюс, говорят, жены ревнуют. Когда выяснилось, что Лопыревой нет, футболисты просто валом валят. Наши игроки не любят личных вопросов, а роль Вики была и в том, чтобы задавать вопросы не про футбол.

      - По-прежнему ли вы считаете Гуса Хиддинка халтурщиком?

      – По-прежнему, конечно. Многие вкладывают в это слово негатив, но на самом деле у него нет негативной коннотации. Только во втором значении. А так быть халтурщиком значит при минимальной трате сил добиваться максимум результата. В принципе, это круто, ничего обидного в этом нет. Просто я считаю, если бы Гус работал в России 365 дней в году, он бы выиграл чемпионат Европы. Шансы на это с его командой, штабом, Верхейеном и абрамовическими деньгами были просто колоссальные. Но все это делалось одной левой по ходу отборочного цикла, и мне кажется, это неправильно. Работа есть работа, ей надо отдавать все свое время.

      «Если бы Хиддинк работал в России 365 дней в году, то выиграл бы чемпионат Европы»

      - И что же, по-вашему, должен делать тренер, у которого прямой доступ к игрокам есть только раз в два месяца? Занимать себя просмотром молодежного чемпионата или пятничных матчей в Химках?

      – Сейчас будут говорить, что нехорошо считать чужие деньги, но никто не просил оглашать контракт Хиддинка. Все знают, что его контракт – это много миллионов. Мне кажется, за много миллионов можно и поработать, чаще летать в регионы. Капелло как работает? Разве сидит в Милане? Я в прошлом году комментировал Англию и видел, как он болтается по всем стадионам. Понятно, что Англия меньше, чем Россия, и жить там комфортнее. Я подход Хиддинка просто не понимаю – это очень русский, кстати, подход. Мне кажется, если делать дело, то делать основательно. Что именно? Я не тренер сборной, не могу посоветовать. Ему виднее. Но, наверное, можно себя занять.

      - Хиддинк наверняка оставит Россию после чемпионата мира-2010. Кто должен прийти в сборную, чтобы не вызывать у вас претензий?

      – По поводу халтурок мы встретимся и поговорим в 2012 году – когда пройдет первый цикл без Хиддинка. Одна из задач, которая декларировалась РФС, – выстроить систему, чтобы было как в цивилизованном футбольном мире. На самом деле за всей этой патриотической эйфорией забывается о таких вещах, как непопадание на Олимпиаду. Причем я могу напомнить, как это было: Хиддинк не пустил Бородюка на ответный матч с Португалией. Тренировал там Лосев, который не знал, что делать, и звонил по телефону. Конечно, авторитет в Европе мы завоевали, внимание на себя обратили, нам аплодировали, и сборная наша сейчас одна из сильнейших в Европе. Но системы как не было, так и нет. Вон Андрей Талалаев сборную юношескую тренирует и у меня в «90 минут» часто в гостях бывает. Он за три года Хиддинка ни разу не видел, только если издали. О каком взаимодействии тогда идет речь?

      Голландия и Анна Дмитриева

      - Вас считают чуть ли не самым эмоциональным комментатором России. Каждый зритель хоть раз слышал, как вы кричите.

      – Мне кажется, это я раньше перебарщивал. Кричал, даже когда играли «Ювентус» с «Интером», но по большому счету это интересует несколько тысяч человек на всю страну. Наверное, эти голы не стоили эмоций. Другой вопрос – матч Россия – Голландия, который люди еще долго будут вспоминать. Это бывает раз в жизни, это стоит того, чтобы поорать и повизжать. Или четыре гола Аршавина на «Энфилде» – такое тоже бывает раз в жизни. Так что сейчас я намного менее эмоциональный, чем был раньше. Сейчас я не то что дозирую эмоции, я пытаюсь привести их в соответствие с важностью происходящего. Россия – Голландия – да, можно отрываться на полную катушку. А вот на игре «Зенит» – «Нижний Новгород» было бы странно орать и добавлять децибел. 

      - Ролики с нарезкой ваших комментариев на Youtube посмотрело больше 300 тысяч человек. Вам это льстит?

      – Я думаю, наврут те публичные люди, которые скажут, что их не интересует популярность. Это как наркотик. Конечно, мне льстит. Меня бесит, когда меня не узнают гаишники. Дико бесит! Если узнают, всегда есть шанс отскочить бесплатно. Вчера я вот здесь заехал под кирпич. Мне говорят: «Давай 30 тысяч». Я очень торопился и не стал спрашивать, не узнаете ли вы меня... Но с другой стороны, в этом ролике не столько меня слушают, сколько смотрят сам матч. Не надо преувеличивать наше значение. Просто эмоциональный фон, который был задан комментарием, соответствовал тому фону, который был у 99 процентов болельщиков. Хотя я получал и возмущенные имейлы. Один человек написал: «Как же ты достал своим воплями. Я болел за Голландию, ты испортил мне весь вечер». Так что недовольные находятся и в такой ситуации.

      - Фраза «Я сейчас закончу вообще», сказанная после гола Торбинского, имела какую-то сексуальную подоплеку?

      – Хехех! По этому матчу девочка защитила дипломную работу в инязе на факультете лингвистики. Тема – что-то вроде «Особенности структуры речи в репортаже». И взяла в качестве примера этот матч с Голландией. Я не знаю, что я хотел сказать этой фразой. Это просто набор слов, сказанный в тот момент. Но вообще я хотел выразить длинную мысль, что после этого матча не надо ни смотреть футбол, ни комментировать – ничего. Просто снять наушники и отдыхать. Но когда находишься в таком мегастрессовом состоянии, мозг более или менее отключен, поэтому и получилось такое непонятное выражение.

      -  После этих матчей вас стали охотнее приглашать на корпоративы в качестве ведущего?

      – Да, гораздо чаще! Кризис парадоксальным образом пошел мне на пользу. Дорогостоящие ведущие никак не могут смириться с тем, что о прежних гонорарах сейчас речи не идет. Я не то что скромный, просто считаю, что любая работа стоит определенных денег, но не запредельных. Не знаю, с этими матчами связано или с программой на федеральном канале, но звать стали гораздо чаще. Это существенно облегчает жизнь. У меня грудной ребенок, кредит в долларах.

      - Самыми кричащими комментаторами считаются латиноамериканцы. Как вы к ним относитесь?

      – Никак. Я это редко слышу. Я много слушаю английского комментария, по-моему, это невыносимо скучно. Рафинированный комментарий с ироничным английским юмором, с разбором ничего не стоящих эпизодов со стороны эксперта – настолько шаблонные репортажи. Я всегда, когда комментирую Англию, оставляю в наушниках англичан. Это удобно: когда кого-то показывают на трибунах, они говорят, кто это. Зритель думает, что я самый умный, но это не так – просто перевожу коллег. Слава Богу, я закончил спецшколу, и диплом писал по английскому на филфаке. Когда комментирую Англию, бывает, на монитор не смотрю; просто перевожу то, что говорят в наушниках. А сам параллельно смотрю какой-нибудь другой, более интересный матч, который идет по соседнему монитору. 

      «Один человек написал: «Как же ты достал своими воплями. Я болел за Голландию, ты испортил мне весь вечер»

      - Чью похвалу вы считаете самой дорогой?

      – Мне всегда льстила похвала нашего бывшего гендиректора Алексея Ивановича Буркова, Царствие ему небесное. Он, собственно, и зажег мне зеленый цвет в работе комментатора. Мне всегда льстило, когда он звонил после чемпионата мира-2002. Например, после знаменитого матча Россия – Япония, про который Котэ Махарадзе сказал, что в погроме на Манежной площади виноват я – мол, комментатор не имеет права так орать и провоцировать зрителя. Мы потом проверяли: на площади шла картинка Первого канала, комментировал ее Витя Гусев – я к этому не имею отношения. Что до похвалы стороннего человека, то я играл как-то за сборную артистов против команды, где была куча бывших футболистов и в том числе Борис Петрович Игнатьев. Мы их прилично возили, и я в какой-то момент совершенно ненарочно прокинул Игнатьеву мяч между ног и куда-то побежал с ним дальше. После игры Борис Петрович подошел и сказал: «Я вообще комментаторов не люблю, все эти современные – полная ерунда… Но тебя теперь слушать буду». Пожал руку и пошел. Типа оценил, что я могу не только языком балаболить, но и что-то изобразить с мячиком. Это было прикольно.

      - Кто номер один среди российских комментаторов?

      – Это же неиндивиудальный спорт, номера «один» быть не может. Есть комментаторы, которых я слушаю с удовольствием. Есть те, кого я слушать не могу, меня тошнит, но фамилий называть не буду. Люблю слушать Васю Уткина, когда он в настроении. Его тяжело слушать, когда он не в духе – он полуспит. Когда в форме, у него изумительная речь, прекрасный русский язык. Мне не нужен футбольный комментатор – я в футболе более или менее и так понимаю. А вот в дополнение к красивой картинке слышать красивый и остроумный язык Васи очень приятно. Мне нравится, когда Гомельский комментирует баскетбол. Абсолютный антипод моей манеры – даже в самый эмоциональный момент он смотрит на все свысока. И бесподобное удовольствие я получаю от работы Дмитриевой и Метрвели в паре. Это, на мой взгляд, топ, круче не бывает ничего.

      - Вы многие годы комментируете чемпионат Италии. Это ведь ваша любимая лига?

      – У меня нет любимого чемпионата. Изначально была правильная идея поставить меня на чемпионат Италии. Надо было использовать сильные стороны людей, которые были в распоряжении канала. Я единственный, кто свободно владеет итальянским языком. Италия возникла не из моей колоссальной любви к серии А, а из того, что я могу рассказать что-то интересное людям. Хотя английский чемпионат я смотрел не в меньшем объеме.

      «Работа Дмитриевой и Метревели – это топ, круче ничего не бывает»

      - И как он вам?

      – Я страшно разочарован в Англии. Премьер-лига начала 2000-х была гораздо лучше – и по уровню команд, и крена в сторону лидеров такого не было. По содержанию она была лучше, сейчас соотношение цена-качество не выдерживает никакой критики. Если тогда играл «Дерби Каунти», то у них и футболисты были не бог весть какие, за 100 тысяч фунтов. Сейчас какой-то «Сандерленд» покупает клоуна из Тринидада, который по мячу попасть не может, за 9 миллионов. Если посмотреть средний матч чемпионата Англии и оценить ТТД команд, это просто ниже плинтуса. Там все компенсирует антураж, но содержания нет никакого. На мой взгляд, очень переоцененный чемпионат, самый большой мыльный пузырь в европейском футболе. Надо отдать должное маркетологам: упаковывать такое – это мастерство, итальянцы так делать не умеют. Я в этом году Англию если и буду комментировать, то только на подмене: меня этот сезон очень разочаровал. А вот нынешний чемпионат Италии будет интересным. Будет настоящий «Ювентус» – после пробуксовки. Будет новый «Милан» – видимо, плохой «Милан». Что будет делать Моуринью – тоже интересно. Я уже знаю, что в первом туре у меня «Сиена» – «Милан», и жду этого матча с большим энтузиазмом.

      Материалы по теме


      Лучшее на сайте


      КОММЕНТАРИИ

      Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

      Лучшие материалы