Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Однажды в сборной России. Андрей Новосадов

    Большой вратарь Андрей Новосадов сделал большую карьеру. Выиграл с ЦСКА легендарное серебро-1998, стал первым вратарем, забившим гол в премьер-лиге, принял участие в сюрреалистическом матче Россия – Бразилия. Летом 2009 года Новосадов тренирует вратарей подольского «Витязя» и становится новым героем сериала Sports.ru.

    Однажды в сборной России. Андрей Новосадов
    Однажды в сборной России. Андрей Новосадов

    – Как так получилось, что вы стали тренером вратарей «Витязя»?

    – Я закончил карьеру в 2006 году, отдохнул, а потом устроился на работу в «Витязь». И очень этим доволен. Кто-то стремится стать главным тренером, но я не из их числа. Мне нравится работа тренера вратарей, и я хочу заниматься ею и дальше. Мне нравится работать с молодыми ребятами, подтягивать их, передавать что-то свое. А это «свое» есть.

    – Читал, что вы очень не любите, когда журналисты говорят: «Вратарь стоит в воротах».

    – Действительно, не люблю. Вратарь играет, а не стоит. Даже касаясь мяча за игру несколько раз, вратарь теряет до трех килограммов. Потому что сказываются и нервы, и все остальное.

    «Вратари – отдельная каста. Мы более сконцентрированы, копим в себе больше энергии»

    – Вы говорили, что дружите с Сергеем Овчинниковым, возглавляющим сейчас краснодарскую «Кубань». У него есть шанс стать хорошим тренером?

    – Сергей Овчинников – мой очень хороший знакомый. Мне всегда нравилось, как он играет, мне нравятся его жизненные устои. Из него должен получиться большой тренер. Со своей харизмой и характером, думаю, добьется цели.

    – Говорят, из вратарей больших тренеров не выходит.

    – Чушь. Думаю, у Сереги все получится… Про вратарей много чего говорят. У нас своя каста, мы немного замкнутые. Почему? Очень большая ответственность. Может ошибиться нападающий, его подстрахует защитник. Может ошибиться защитник – подстрахует вратарь. А вратаря не подстрахует никто. Это накладывает отпечаток. Не то чтобы люди замыкаются. Просто они более сконцентрированы, больше энергии в себе копят.

    – Кто-то подтрунивает над вами: мол, вратари странные, потому что бьются о штанги на тренировках.

    – Чушь собачья! Каким надо быть человеком, чтобы ворота не чувствовать? Да, если в игре опасность – тогда о себе не думаешь, это другое дело. А так – даже на штанги смотреть не надо, всегда чувствуешь, где они находятся.

    «Я рад, что Акинфеев – воспитанник школы ЦСКА»

    – В ЦСКА тренером вратарей был знаменитый Вячеслав Чанов. Ему приходилось вас удивлять?

    – На тренировках бывают такие нагрузки, когда все уже вот здесь сидит (проводит ладонью по шее) – кранты. Когда мяч не хочется видеть. А работать-то надо – есть программа, от нее не уйти. И когда все уже измотаны, Чанов говорил: «А ну уйдите с ворот!» Он вставал в рамку, мы уходили и били. Вот поназабиваешь ему, душу отведешь и все – снова готов, тебя по-новому грузят. Это тоже работа тренера.

    – Как часто вы вспоминаете ЦСКА?

    – Часто. Это моя родная команда, я отдал ей много лет. Стараюсь смотреть ее матчи. Не скажу, что сильно болею, но смотрю.

    – Как вы отреагировали на появление в основе ЦСКА Игоря Акинфеева?

    – Я и до этого слышал об этом парне. Разговаривал с Сергеем Семаком, он говорил, что есть перспективный парень. Я рад, что Игорь – воспитанник нашей школы. Таких вратарей в России не появлялось давно.

    «Лучший способ похудеть – закрыть на замок холодильник»

    – Говорят, им интересуются и «МЮ», и «Арсенал», и многие другие. Акинфеев сможет играть в таких командах?

    – По будущему пусть он сам определится. Все данные у него есть. Когда говорят, что у него рост небольшой, все это чушь. С его хладнокровием, с его умением и желанием совершенствоваться ему все по плечу.

    – Серебряный спурт ЦСКА в чемпионате-1998 – лучшее приключение в вашей карьере?

    – Да, было интересно.

    – Из той команды только Сегей Семак продолжает играть на высоком уровне. Удивлены?

    – Ничуть, ничуть. По его физическим данным и характеру он еще прилично поиграет. И на очень хорошем уровне. В каком-то году мы сдавали тесты, и его вообще хотели забрать в легкую атлетику. Тесты принимал главный тренер сборной по легкой атлетике – Куличенко. Мы бежали, и Серега там выделялся. Тренеры говорили: «Жалко, ты в легкую атлетику не ушел».

    – Вы еще были в команде, когда случилась трагедия Сергея Перхуна?

    – В середине сезона я ушел в «Торпедо-ЗИЛ». В команде меня не было, но на похороны я ездил.

    – Ваше отношение к вратарской работе после того случая поменялось? Вам стало страшно?

    – Нет. Если страшно – нет смысла выходить на поле. У меня был момент на чемпионате мира-1991 в Португалии, где я играл за юношескую сборную. Мне сломали руку, вынесли плечо и сразу же повезли на операционный стол. Там был выход один в один, я покатился под мяч, а в меня влетели четырьмя ногами – и свой защитник, и нападающий соперника. Ничего страшного. Плечо первое время было на болтах. Потом их сняли, к концу сезона стал появляться в воротах. Через год-полтора плечо опять расшаталось – сделали еще одну операцию.

    «В перерыве матч с Бразилией я уснул»

    – В сегодняшнем российском футболе есть футболист, который исполняет «стандарты» лучше Дмитрия Хомухи – еще одного вашего партнера по ЦСКА?

    – Димка сидел на этом. После тренировок оставался, брал стенку, ставил мяч и с разных позиций бил. И передачи делал со штрафных прекрасные. Было правило: если в игре будут три штрафных с его точки, один точно забьет – к гадалке не ходи. Чтобы так же кто-то делал сейчас? Нет, я такого не видел.

    – Вам всегда приходилось бороться с лишним весом. Лучший способ похудеть?

    – Холодильник закрыть на замок. И пахать. Я так и делал. Уезжал из дома, брал весы и пакет кефира. Мне как-то надо было ехать в юношескую сборную, я туда месяц не вызывался и за это время прилично поправился – «десятку» лишнюю набрал. Я уехал в пансионат, где сборная базировалась. Двухразовая тренировка, бег дополнительно, пакет кефира в день – и эти 10 кг я сбросил.

    – Премьер-лига помнит вас как первого вратаря, забившего гол – воронежскому «Факелу». Как это случилось?

    – До этого у «Торпедо-ЗИЛ» был кубковый матч в Нижнекамске. Кучеревский, наш главный тренер, не поехал, поехали помощники – Ширинбеков и Полукаров. Перед игрой спрашивают: «Кто будет бить пенальти, если понадобится?» Все молчат. «Давайте я», – говорю. При счете 0:0 я взял и пробил. Мы выиграли 3:0. После этого была игра чемпионата – с «Факелом». Я снова прошел и пробил.

    – Вы же и за дубль ЦСКА регулярно забивали. Почему не били за армейскую основу?

    – В «Торпедо-ЗИЛ» команда была в тяжелом психологическом состоянии из-за нескольких промахов. Вот я и решил ее растрясти. В ЦСКА я бы на пушечный выстрел к точке не подошел. Там было достаточно исполнителей и без меня.

    – Кто вам нравится из нынешних вратарей?

    – В России они определены – вратари сборной. Еще нравится Рыжиков – у него был отличный прошлый сезон, да и в этом он играет неплохо. Из мировых вратарей – Буффон. Все.

    – В вашей карьере был один матч за сборную – в Бразилии. Как вы вспоминаете ту игру?

    – Да никак. Нас всех собрали в последний момент, потому что многие футболисты не приехали. Просто надо было хоть кого-то туда привезти, иначе, как я понимаю, пришлось бы платить неустойку. К нам-то бразильцы приезжали.

    «Если нет куража, то на поле лучше не выходить»

    – Отсутствие ведущих игроков, финиш сезона, другой конец света – у вас было ощущение абсурда, когда вы ехали на тот матч?

    – Было. Вообще, мы были тогда выжаты, как лимоны, пусты, как барабаны. После финального свистка матча с «Шинником» – последнего для ЦСКА в том тяжелом сезоне – силы нас просто оставили. Если нет куража, то на поле лучше не выходить.

    – Помните, кто забивал вам голы?

    – Ривалдо – парочку: с пенальти и со штрафного. Больше не помню.

    – На самом деле Ривалдо забил один. Еще столько же – Элбер, Аморозо и Ассунсао.

    – Ну, может быть.

    – Вы отыграли на поле час и пропустили четыре гола. Что вы чувствовали, уходя с поля?

    – Да ничего. Я в перерыве уже уснул. По настоящему – меня Женя Варламов разбудил. Мы же как к этой игре готовились: приехали, чуть-чуть поспали, сходили искупались на океане и поехали на матч. Хорошая подготовка? Еще запомнилось, что на стадионе перед игрой на 15 минут выключили свет. Эти 15 минут в полной темноте мы и ждали начала.

    – С каким чувством игроки покидали Бразилию?

    – Мы еще на неделю там остались. Почему? Наверное, ждали регулярного рейса, экономили. Вот мы и чудачили там на пляже – отпуск же уже начался.

    АНДРЕЙ НОВОСАДОВ

    Родился 27 марта 1972 года в Москве.

    Играл за «КамАЗ» (1992 – 1993, 2005 – 2006), ЦСКА (1994 – 1999, 2001), «Локомотив» Нижний Новгород (2000), «Торпедо-ЗИЛ» (2001 – 2003), «Факел» (2004).

    Чемпион Европы-1990 среди юношей.

    С 2008 года – тренер вратарей подольского «Витязя».

    БРАЗИЛИЯ – РОССИЯ – 5:1.

    18 ноября 1998 года. Товарищеский матч.

    Форталеза. Стадион «Эстадио Пласидо Кастело». 76000 зрителей.

    Бразилия: Рожерио Сени (Эмерсон Феррейра, 75), Кафу (Маркус Ассунсао 38), Антонио Карлос, Сезар, Флавио Консейсао Сержиньо, Аморозо, Вампета (Нарсисо, 68), Элбер (Кристиан, 76), Ривалдо, Денилсон (Джексон, 68).

    Россия: Новосадов (Чичкин, 60), Мамедов, Варламов, Некрасов, Соломатин (Корнаухов, 32), Игонин, Семак (к), Кормильцев (Бахарев, 38), Есипов (Панов, 52), Смертин (Кондрашов, 50), Филиппенков (В. Булатов, 46).

    Тренер: Анатолий Бышовец.

    Голы: Элбер (3), Аморозо (19, 70), Ривалдо (44 – с пенальти), Маркус Ассунсао (58), Корнаухов (66 – с пенальти).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы