Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Всегда удивлялся, почему моего отца назвали Леннор»

    Евгений Леннорович Гинер провел встречу с болельщиками ЦСКА. И даже пообещал захватить на следующее подобное мероприятие щит с фотографиями футболистов. Ведь живьем они оказались болельщикам не нужны. Почти все вопросы адресовались президенту.

    В ЛФК ЦСКА пришли люди самых разных социальных групп. Тут были мужчины, ради такого праздника отпросившиеся с работы. Во время матчей они яростно переживают за команду, а в случае неудачи ругают игроков последними словами. Прибыли и подростки, в большинстве девушки. Этим главное было увидеть Игоря Акинфеева и Юрия Жиркова. А если повезет, то и взять у них автографы.

    Пока игроки не выходили на публику, та разминалась. Рядом с одним из поклонников обнаружился микрофон.

    - Представляем состав ЦСКА, - торжественно объявил он. - Игорь…

    -… Акинфеев! - дружно грянул зал.

    - Василий…

    - …Березуцкий!

    - Вагнер…

    - … Лав!

    Здесь начались проблемы. Вспомнить другие имена оратору не удавалось.

    - Цэ-эс-ка, Цэ-эс-ка! – нашелся он, наконец.

    Все игроки, за исключением Джанера, были в форменных костюмах. Турецкого новичка и бразильца Рамона поначалу даже не назвали при представлении команды.

    - Рамона-то назовите! - возмущенно напомнили с трибун.

    - Я никого не забыл, - успокоил пресс-атташе клуба Сергей Аксенов. - Сейчас вручим новичкам футболки.

    И вручили.

    - Берите самую великую форму! - напутствовали с трибун. - И носите с гордостью!

    В секторе почему-то начали смеяться.

    Вышли представители фанатского интернет-сайта. Они признали лучшим легионером Жо и потому вручили ему приз.

    - Дарим такую же загорелую лошадку, как ты сам, - пояснил инициатор конкурса.

    Затем предложили задавать вопросы. Удивило, что Валерий Газзаев не сказал приветственного слова и вообще практически всю встречу отмалчивался.

    - Вы извините нашего тренера, - заинтриговал Евгений Гинер и многие стали ждать продолжения. Но все оказалось проще. - Он сильно простыл. И с трудом разговаривает.

    Главным героем встречи было суждено безальтернативно стать президенту клуба.

    - Что это за сетка между нами висит? - удивился он. - Знайте же, что между нами нет никаких сеток.

    Оказалось, «сетки» все-таки были.

    - Что со стадионом? – прочитал Гинер в записке.

    И ответил:

    - Стадион будет.

    В зале, не таясь, засмеялись.

    - В марте начинаем рыть котлован, - осторожно добавил президент.

    Хохот стал громче.

    - И пригласим вас, когда будем закладывать капсулу, - уже тише добавил руководитель.

    Публика веселилась, словно услышала свежий анекдот. Гинер пожимал плечами.

    - Почему вы допустили, что Игоря Акинфеева стали оскорблять на вручении премии «Стрелец»? – таким был следующий вопрос.

    - Наша вина, - признался Гинер. - Мы просто забыли предупредить Игоря. Больше ни один наш футболист на вручение этой премии не пойдет.

    Все вдруг так зааплодировали, словно походы на вручение призов – были единственным, что омрачало доселе существование клуба.

    - А как вы относитесь к тому, что нас забросали камнями в Нальчике? – любопытствовала храбрая девица. - Мы ехали три дня и три ночи, чтобы поддержать вас. А нас забросали.

    - Я поговорю с руководством клуба «Спартак», чтобы подобное не повторялось, - пообещал Гинер.

    - Нет, как вы к этому относитесь? – упорствовала болельщица.

    - Это что, вопрос? - поразился Гинер. - Конечно, плохо к этому отношусь. А как иначе?

    - А почему вы не ответили Федуну, который обвинил вас в договорных матчах через прессу? – вступил в диалог очередной поклонник.

    В его интонации читалось продолжение: «Возразить было нечего?» Но, похоже, человек постеснялся.

    - Считаю, что достойно ему ответил, - гордо заявил Евгений Гинер. - Но сделал это в личной беседе.

    Следов достойного ответа никто, впрочем, не припомнил.

    - Евгений Леонорович, я встречался с Юрием Лужковым, - заявил какой-то дедушка. И объяснил, что станцию метро «Аэропорт» надо переименовать в ЦСКА. - Как вы к этому относитесь?

    - Слушайте, я сегодня побрился, вроде, прическу сделал. Неужели выгляжу неважно? - изумился Гинер. - Почему вы думаете, что я могу плохо к этому относиться? Просто от меня в этой ситуации ничего не зависит.

    - Евгений Элеонорович, - добрался до микрофона очередной фанат. - А почему…

    - Знаете, я всегда удивлялся, почему моего отца назвали Леннор. Пока не увидел телерекламу, - вежливо отшутился уже бледный президент.

    - Так вот, Евгений Элеонорович, - продолжил поклонник клуба. - Почему Юра Жирков такой грустный? Кто его обидел?

    - Обидеть нас нелегко. Нас можно огорчить, - защитил футболиста Гинер. – Просто он всегда такой - не улыбается. Давайте поинтересуемся тогда, кто рассмешил Вагнера Лава. У него, вон, улыбка с лица не сходит.

    - У меня вопрос к Игорю Акинфееву, - все-таки обратился к футболисту один из подростков. - Я вратарь. Как вы готовитесь к матчу?

    - Игорь, молчи, - запретил говорить Гинер. - Иначе об этом узнают вратари «Спартака».

    - Ну, давайте заканчивать? - предложил президент под всплеск положительных эмоций. - Мы с вами еще не раз встретимся.

    Все побежали скорее брать автографы у любимого руководителя. О претензиях к нему сразу забылось.

    Алексей ШЕВЧЕНКО

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы